Несмотря на существенный экономический рост в Армении в 2017 году, правительство этой республики в лице премьер-министра Карена Карапетяна предлагает гражданам в наступившем году затянуть пояса. Рост экономической активности за первые 11 месяцев прошлого года в 7,3% позволяет утверждать, что по результатам 2017 года ВВП насчитает лишние 6%.

Карен Карапетян
Карен Карапетян
Правительство Армении

Экспорт из республики впервые превысил $2 млрд преимущественно за счет роста цен и объемов экспорта горнорудной продукции и готовой пищевой. Зафиксирован существенный рост турпотока в страну, в основном за счет российских и иранских туристов. Растет поток частных трансфертов, которые составляют существенную часть доходов населения Армении, преимущественно из России. Так почему премьер предлагает затянуть пояса в текущем году?

Татевский монастырь на юге Армении
Татевский монастырь на юге Армении
Alexander Naumov

Необходимо отметить, что правительство Карена Карапетяна за почти полтора года работы обещало многое, часть из которого выполнить не смогло. В первую очередь это касается инвестиций. С другой стороны, оно отмечает, что в настоящее время готовится задел для будущих инвестиций и роста экономики. В частности, готовятся проекты, ведутся переговоры. Выглядит правдиво, никто и не мог ожидать, что сотни миллионы долларов будут привлечены и освоены за несколько месяцев.

В целом при внимательном анализе действий правительства создается устойчивое впечатление, что оно пытается использовать текущую благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру (рост трансфертов, рост потребления в РФ, рост цен на металлы) с целью формирования собственной, национальной базы для экономического роста. Бизнес в Армении по-прежнему продолжает сильно зависеть от экономической ситуации в России, а госбюджет — от биржевых цен на металлы.

Вопрос в том, насколько внешние шоки продолжат оставаться положительными. Чем дольше, тем больше будет возможностей у Армении работать над формированием собственной производственной базы. Спад цен на металлы или стагнация в российской экономике могут сильно помешать правительству в его работе.

Читайте также: Fitch Ratings пересмотрело рейтинг Армении в сторону «позитива»

Очевидно и то, что первые годы членства Армении в Евразийском экономическом союзе ушли на освоение новых экономических и фискальных отношений, а в 2017 году Армения стала срывать плоды от этого членства. По всей видимости, пик развития торгово-экономических отношений остается в прошлом, поскольку в Армении не сформирована экономическая, производственная база для обеспечения рынка ЕАЭС. Что возможно произвести и продать за рубежом, уже производится и продается. Подключить с ходу новые мощности не получится, базу для этого придется формировать годами.

Исходя из этого, правительству пришлось изменить налоговое законодательство и пойти на такие непопулярные меры, как, к примеру, повышение акцизов на сжиженный природный газ, бензин и дизтопливо. А зарплаты оставить на прежнем уровне, несмотря на существенную инфляцию в области продуктов первой необходимости. Это означает, что уровень бедности в 30% будет законсервирован и в текущем году.

Все эти меры направлены на формирование резервов за счет внутренних ресурсов, поскольку внешних уже нет — государственный долг медленно и верно растет до 60% ВВП. Хотя большая его часть и является льготной, но это предел для развивающихся экономик. Приходится накапливать ресурсы за счет хозяйственных отношений внутри республики, сокращая расходы и увеличивая поступления.

Пабло Пикассо. Нищий старик с мальчиком (фрагмент). 1903
Пабло Пикассо. Нищий старик с мальчиком (фрагмент). 1903

Кроме прочего, перед правительством стоит задача по использованию внутреннего капитала и ограничению его оттока за рубеж. Внутренний капитал лежит в банках, не работая на экономику. Снижение ставки рефинансирования не привело и не могло привести к оттоку капитала из банков в экономику в силу институциональной слабости экономических систем. Что касается оттока капитала за рубеж, то на данном этапе он обусловлен двумя причинами: политикой руководства по сокращению экономических монополий, в результате чего накопленный олигархатом капитал начинает утекать в более спокойные экономики. Вторая причина оттока капитала в том, что опять же нет эффективно действующих экономических институтов. Олигархат не вкладывается в проекты в Армении, а вкладывается в экономики ОАЭ, Прибалтики, Грузии, Восточной, да всей Европы в целом.

Приходится полагаться на внешние инвестиции на базе личных связей. Именно этим и занимается Карен Карапетян, работая с крупными бизнесменами армянского происхождения преимущественно из России. Но в этом ему сильно мешают предстоящие весной 2018 года политические перемены в виде перехода на парламентскую модель правления. Бизнес ждет опубликования имен премьер-министра, президента и членов кабмина после апрельских перестановок. Очевидно, что парламентское большинство без особых сложностей изберет нового премьера и нового президента. Но в любом случае деньги не любят перемен.

Таким образом, прошлогодний 6-процентный экономический рост, которого Армения не видела многие годы, — всего лишь один из всего разнообразия факторов, формирующих ожидания от экономики и бизнеса. Очевидно именно это имел в виду премьер Карапетян, когда советовал потуже затянуть пояса.

Читайте ранее в этом сюжете: Политическая неопределенность влияет на экономику, считает премьер Армении

Читайте развитие сюжета: В 2017 году экономика Армении выросла на рекордные за десятилетие 7,5%