Газ

Газ
Газ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Согласно данным компании «Укртрансгаз» (оператор украинской газотранспортной системы), запасы природного газа в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ) по состоянию на 19 декабря составляли порядка 15,267 млн кубометров. Таким образом, запасы природного газа в ПХГ со 10 декабря сократились на 390 млн кубометров. С начала отопительного сезона Украина «сожгла» порядка 1,657 млн кубов топлива.

Директор и совладелец трейдинговой компании ЭРУ, украинской «дочки» ERU Corporation (США) Андрей Фаворов на прошлой неделе потряс украинское энергетическое сообщество небольшой сенсацией — заявил о том, что Украина впервые получила американский сжиженный газ:

«Да, получили СПГ через терминал в Польше. Объём — около 70 млн кубометров. Что-то продали потребителям, что-то — по тендеру «Укртрансгаза», часть держим в хранилищах».

Однако эксперты газового рынка эту «перемогу» быстренько разоблачили.

«Новость об американском газе насмешила. Я-то думал, что это только «Нафтогаз» может себе позволить фантазии и побасенки о газе… История с поставкой американского газа не имеет никакого отношения к диверсификации поставок газа. Есть политическая задача: налаживание дружеских отношений Трампа и Порошенко. И с этой целью придумали красивую «басню» об американском газе», — комментирует глава Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

«Вопрос цены — вообще интересный аспект. Сжиженный газ в США получает значительные дотации как на этапе добычи ресурса, его сжижения и транспортировки. Но даже с этим он дорогой для ЕС. Польша его получает по цене 320 долларов. На Украине его стоимость с доставкой вышла бы более 350 долларов», — продолжает специалист.

И это при том, что на начало декабря актуальная цена импорта для Украины составляла 240 долл./тыс. кубометров, а покупая газ у «Газпрома», Украина могла бы экономить ещё 10—15 долл. на каждой тысяче кубометров. Есть и более радикальные оценки: от 30 до 50 долл.

Следует отметить, что разрыв будет только возрастать, ведь зимой газ всегда дорожает.

Сооснователь Института энергетических стратегий Дмитрий Марунич в комментарии для «Страна.ua» перечисляет причины повышения цен:

«Во-первых, это высокий сезон. Традиционно с осени до весны спрос на газ в Европе растет, так как, к примеру, в Италии из него производят электроэнергию, во Франции — тепловую энергию для отопления. А в этом году, по прогнозам, зима в Западной Европе будет суровой, что еще больше увеличит потребность в газе. Во-вторых, котировки на газ крайне зависимы от ситуации на рынке нефти (частично газ и нефть являются взаимозаменяемыми видами топлива). А так как нефть уверенно дорожает, то автоматически растут и цены на газ».

Если же Украина закупала объёмы газа во время ликвидации аварии на австрийском газовом хабе, то это также отразится на среднемесячной цене, ведь в начале прошлой недели стоимость газа по спотовым контрактам в Европе перевалила за 400 долл./тыс. кубометров.

Итак, на сколько же вырастет цена голубого топлива для Киева? Директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский предупреждает, что в декабре-январе к указанным выше 240 долл. нужно будет прибавить ещё как минимум 10%.

Прибавим к этому 15%, на которые цена выросла в ноябре, и получим прогнозируемую позицию МВФ: Фонд настаивает на немедленном пересмотре тарифа для коммунальных предприятий и населения. Вернее, настаивает он ещё с лета, и позиция всё та же: цена для населения должна вырасти на 17,6%. Нынешние же колебания цены МВФ потребует закладывать в тариф уже следующего отопительного сезона. Однако по факту может получиться нечто среднее.

Дело в том, что в правительстве не выказывают желания идти на соглашение с МВФ, и эксперты в один голос говорят о том, что Кабмин будет тянуть с выполнением распоряжения №187 (в нём как раз и зафиксированы положения меморандума Украины и МВФ по т.н. импортному паритету и пересмотру тарифа дважды в год) до того момента, как оно потеряет силу. Т. е. до конца нынешнего отопительного сезона. И уже после этого будут инициировать новые переговоры и вырабатывать новую позицию.

«Мы сейчас работаем над новой формулой справедливой цены. Для меня очень важно, чтобы цена была справедливая, рыночная внутри страны и чтобы на этом никто не спекулировал», — таково последнее заявление премьер-министра Украины Владимира Гройсмана по поводу цены на газ для населения.

Как видим, глава украинского правительства не утруждает себя и подчинённых сроками и/или примерными размерами повышения.

А значит, через год украинцы могут увидеть в платёжках как минимум +20% к текущему тарифу на тепло. Именно столько заложено в консенсус-прогнозе минэкономразвития. Однако на сколько придётся увеличивать тариф на газ — сегодня остаётся только гадать. Если учесть зимний рост цен и падение курса гривны, получим не менее 25—30%.

Для промышленности тариф вырастет уже с января — «Нафтогаз» увеличивает минимальную стоимость газа до 9772 грн./тысяча кубометров (+753 грн. к текущей стоимости).

Согласно официальным данным, за январь-ноябрь Украина нарастила потребление газа до 28,1 млрд кубометров (+1,8%). Иными словами, рост потребления практически равен росту добычи газа добывающими предприятиями Украины. Сферами, которые наращивали потребление, стали промышленность и расходы на обслуживание ГТС. Последнее, в свою очередь, объясняется более активным транзитом российского газа в Европу в этом году.

Закупки газа на внешнем рынке за 11 месяцев текущего года выросли до 20,8 млрд кубометров (+2 млрд в сравнении с аналогичным периодом прошлого года)

Запорожская ТЭС
Запорожская ТЭС

Уголь

В минэнерго продолжают выдумывать хитрые проекты «оздоровления» угольного рынка Украины на фоне падения добычи энергетического угля в январе-ноябре до 25,76 млн тонн (-11,9% к аппг). В этот раз министр Игорь Насалик выступил за введение рентных платежей.

«Я считаю, что необходимо ввести рентную плату на уголь. Это даст возможность перевести финансовый поток с более рентабельных шахт на менее рентабельные, с тем, чтобы они со временем вышли на окупаемость», — заявил он на итоговой пресс-конференции своего ведомства.

В переводе на общепонятный язык это означает, что министр предложил обложить дополнительным налогом «ДТЭК-Энерго» Рината Ахметова — ведь практически весь энергетический уголь, добываемый на Украине частными компаниями, добывается именно в структуре энергохолдинга донецкого миллиардера. Т. е. за счёт рентных платежей с его шахт Насалик предлагает финансировать государственную угледобычу — те самые менее рентабельные шахты.

Такой механизм в министерстве придумали не от хорошей жизни. Из бюджета на модернизацию шахт планируется выделить всего 2,5 млрд грн., причём Насалик признаёт, что реально нужны серьезные инвестиции в несколько десятков миллиардов гривен, «и пока у государства таких средств нет». К тому же, по состоянию на середину декабря, даже эта небольшая дотация ещё не была утверждена главой правительства.

Впрочем, в правительстве уже давно есть универсальный рецепт для решения любой проблемы: «За всё заплатит потребитель». Министерство экономического развития предлагает отменить с 2018 года государственное регулирование на ряд товаров, в т.ч. на топливно-энергетические ресурсы (уголь, угольные брикеты, топливо печное бытовое, керосин осветительный, торф топливный кусковой, дрова, торфяные брикеты, газ сжиженный), отпускаемые населению для бытовых нужд. Впрочем, по большому счёту это чисто формальная правка, поскольку ТЭС ещё с 2016 года считают стоимость угля в себестоимости производства электроэнергии по «Роттердам+», а стоимость закупки угля у госшахт в последнее время уже находится на уровне импортного паритета.

Один из авторов законопроекта о рынке угля Максим Немчинов видит корень проблемы в решении замещать антрацит газовым углём.

«Переход с марки А на марку Г создает определенный дефицит. А решение увеличения собственной добычи принято не было. А если и было, то оно ничем не подкреплено. В итоге имеем дефицитный рынок — дефицит угля марки Г на уровне 3 млн т. И имеем одну из самых высоких цен, потому что дефицит, потому что нам нужно ввозить уголь», — такое мнение он высказал во время круглого стола, посвящённого ценообразованию на энергоресурсы.

При этом эксперт вообще не видит, как можно повысить угледобычу, оставив шахты в собственности государства:

«По моему мнению, нужно срочно приватизировать, привлечь частные инвестиции и дать частным инвесторам в такой ситуации работать и зарабатывать деньги, пока есть такая возможность… Это очень инертный рынок. Сегодня вкладываешь, а получаешь послезавтра. Не завтра, а послезавтра. Поэтому у нас времени мало, и я считаю, что 2018-й — это будет год сплошного дефицита угольной продукции».

Советник при дирекции Института стратегических исследований Алексей Полтораков и вовсе прямым текстом говорит о том, что из-за блокады Украина переплачивает за уголь вдвое. Этот же тезис развил в своём выступлении на телеканале 1+1 глава Радикальной партии Украины Олег Ляшко:

«Когда 80% украинцев были за блокаду Донбасса, я был против. Посмотрите статистику: до блокады Донбасса из России везли 5 млн тонн угля. А сейчас, только в этом году, в Украину завезли 15 млн тонн российского угля. Более 2 миллиардов долларов за него заплатили. Для чего тогда блокировали Донбасс? Чтобы покупать российский уголь?».

Электроэнергия

Запасы угля на украинских ТЭС по состоянию на 20 декабря составляют 1,761 млн тонн. Из них 665 тыс. тонн приходится на дефицитный антрацит и 1,096 — на уголь марки «Г».

А вот и итог угольных экспериментов правительства подоспел. Антимонопольный комитет Украины предлагает бороться с дороговизной тепловой генерации закупкой электроэнергии за рубежом.

«Импорт электрической энергии мог бы составить существенную конкуренцию отечественным производителям, в частности, тепловой генерации, а также, возможно, в определенной части и атомной генерации», — говорится в сообщении пресс-службы ведомства.

Особенно любопытно это заявление выглядит на фоне инициативы МЭРТ отменить госрегулирование цен на уголь. Одно ведомство предлагает забыть о всяком госрегулировании, и пусть восторжествует рынок. Второе же отвечает — «Какой-то у вас дорогой рынок, сговорились вы, что ли? Давайте-ка вас импортом отрезвим».

Однако гораздо забавнее другое. Украина, как известно, взяла курс на постепенную интеграцию своей ОЭС с паневропейской энергетической системой. Последнее наоборот предполагает отключение Украины от ОЭС России и Белоруссии. А значит, для экспорта электроэнергии оттуда придётся создавать специальную инфраструктуру — т.н. экспортные вставки, поскольку обычные перетоки через действующие ЛЭП станут технически невозможными.

Рост цен на уголь привёл к любопытной ситуации на энергорынке.

«Мы импортируем дорогой уголь, а затем экспортируем дешевую электроэнергию. В связи с этим возникает вопрос целесообразности такого механизма», — обращает внимание председатель подкомитета по вопросам электроэнергетики и транспортировки энергии Комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса Лев Пидлисецкий на круглом столе, посвящённом вопросам ценообразования.

В связи с этим вполне объяснимы планы «Энергоатома» экспортировать электроэнергию Хмельницкой АЭС. Но непонятно, что делать с Бурштынским энергоостровом. В особенности когда «Роттердам+» заработает в полную силу. О том, что пока это не так, сообщил Игорь Насалик.

«Если вы возьмете 2017 — который был «Роттердам+», а какая цена действовала на Украине, то вы увидите, что там разница была в пределах 800900 гривен в сторону более низкую по Украине, чем был Роттердам», — сказал министр на пресс-конференции.

ТЭС и ТЭЦ Украины по итогам января-октября сократили потребление угля до 20,51 млн тонн (-5,5 млн тонн к аппг).

Нефть

Украинский министр энергетики Игорь Насалик неоднократно попадал в наши обзоры как автор грандиозных проектов в украинской энергетике. Скажем, в прошлом году он неоднократно заявлял о готовности компании Westinghouse вкладываться в строительство завода по фабрикации ядерного топлива на территории Украины. Причём настаивал на своей версии даже после неоднократного опровержения его слов представителем Westinghouse. В этот раз Насалика понесло в нефтепереработку.

По словам министра, ещё в 2016 году, во время визита в Иран, он получил согласие иранской стороны на её участие в финансировании строительства на Украине нефтеперерабатывающего завода с высокой степенью переработки нефти (выход нефтепродуктов на уровне 9495%). Кроме того Иран был готов обеспечить его сырьём.

Уточним для тех, кто не очень разбирается в теме строительства таких объектов. Речь об инвестициях порядка 1 млрд долл., причём сэкономить не удастся даже в том случае, если будет принято решение модернизировать существующий НПЗ. Наоборот, построить с нуля может оказаться дешевле.

Что же до обеспечения его сырьём, то даже в периоды, когда нефть опускалась до 4045 долл./барр., массового морского импорта нефти Украина на дождалась. Планы увеличения поставок азербайджанской нефти до 1,9 млн тонн в год, конечно, есть. Однако по факту в украинские порты для Кременчугского НПЗ приходит в среднем 1 танкер в месяц, что в годовом масштабе даёт 1 млн тонн (проектная мощность завода почти в 19 раз выше).

Нет смысла строить такой завод из расчёта на потребление его продукции внутри Украины. А выход на рынки ЕС с его продукцией под большим вопросом: белорусские НПЗ отправляют туда больше половины своего экспорта, произведённого из гораздо более дешёвого российского сырья.

И ещё пару слов относительно экономического смысла строительства НПЗ.

«Несмотря на ощутимую нехватку ресурсов, наблюдается чрезмерное увлечение Кабинета министров принятием несогласованных между собой программных документов. С 1 марта 2014 Правительством уже поддержано 28 стратегий, 55 концепций и 10 государственных целевых программ, хотя реализация уже выполняемых и так нуждается в четырех годовых бюджетах Украины», — так комментирует директор спецпроектов НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев выполнение правительством приоритетных задач в нефтяной отрасли.

Добыча нефти на Украине в январе-ноябре сократилась до 1,92 млн тонн (-4% к аппг).

За этот же период Украина импортировала 7,1 млн тонн нефтепродуктов на сумму 3,72 млрд долл. Совокупная доля Белоруссии и России составляет 2,77 млрд долл или 74,4% (1,7 млрд долл, 45,65% и 1,07 млрд долл, 28,73%). В сравнении с прошлым годом импорт вырос как в денежном (+28,5%), так и в натуральном (+6,7%) выражении.

Гораздо более реальным, в сравнении со строительством завода, выглядит другая инициатива министерства: поиск инвесторов на нефтегазоносные проекты на условиях соглашений о разделе продукции.

Всего таких проектов у министерства 3, их собираются выставить на конкурс. Стартовая стоимость пока неизвестна, равно как и локализация будущих концессий.

Читайте развитие сюжета: «Газпром», содрогнись! — Украина настроилась на экспорт газа