Тема рекордно низкой инфляции, о которой ранее заявил премьер-министр России Дмитрий Медведев, до сих пор обсуждается в обществе. Региональные эксперты, сопоставляя слова власти федеральной с уровнем жизни на местах, начинают постепенно высказывать мысли, которые являются не столько критикой, сколько оценкой экономического положения в регионах и анализом действий и бездействий Центробанка. Своё мнение высказал ИА REGNUM и новосибирский эксперт.

Банк России
Банк России
Иван Шилов © ИА REGNUM

Напомним, о том, что в России в 2017 году будет зафиксирована рекордно низкая инфляция (ниже 3%), Дмитрий Медведев сказал во время встречи с журналистами российских телеканалов 30 ноября. По словам премьер-министра, беспрецедентное низкое значение имеет «прямое значение и для экономики, и для обычных граждан».

Инфляция
Инфляция

Читайте также: Медведев: Инфляция в 2017 году будет самой низкой за постсоветский период

Цена видимой успешности

Доктор экономических наук, профессор кафедры финансового рынка и финансовых институтов Новосибирского государственного университета экономики и управления Владимир Баликоев отмечает, что Центробанк сегодня формирует свою финансово-кредитную и денежную политику, центральной идеей которой является борьба с инфляцией. При этом ЦБ вместо того, чтобы создавать деньги для кредитования хозяйственной деятельности, в последние три года изъял из экономики 8 трлн рублей, тем самым усугубив ситуацию в экономике с оттоком 200 млрд долларов зарубежных кредитов и инвестиций. Между тем озвучиваемая ЦБ информация призвана убедить нас в успешности этой борьбы. Об этом же, по мнению Баликоева, говорил и Медведев в конце ноября. Но так ли это в действительности?

«Наш премьер-министр озвучил инфляцию в России в 3%. И это совершенно правильная, но очень лукавая цифра. Дело в том, что по отдельным категориям товаров инфляция доходит до 10—15%. По авиационному керосину она в этом году составила вообще-то 25%. За этим грядёт цепная реакция повышения цен: на билеты, на транспорт, далее — ЖКХ и т. д. На другие же товары цены вовсе не поднимались. Например, на картофель, во всяком случае — в Сибири. Для расчета инфляции обычно берётся круг товаров в 50, 100, 150 наименований — в зависимости от того, какой точности цифру хотят получить», — отмечает эксперт.

Очевидно, говорит Владимир Баликоев, что ЦБ является верховным регулятором и проводником финансово-кредитной политики страны. Главными рычагами воздействия ЦБ на экономическое развитие являлась ставка рефинансирования, а с 2013 года — ключевая ставка. Однако, отмечает эксперт, необходимо понимать, что ключевая ставка — величина субъективная, «поскольку устанавливается людьми, пусть даже очень квалифицированными и опытными, исходя из объективного стечения обстоятельств».

«Но, приняв решение об изменении ключевой ставки, они уже ничего в дальнейшем изменить не могут, ибо, спущенная вниз законодательно, она живёт по своим законам, и им приходится ждать только спрогнозированного результата, который уже как свершившийся факт будет объективен априори. В нашем конкретном случае — снижение уровня инфляции, как постоянно повторяет ЦБ», — сказал он и подчеркнул, что «инфляция — великое зло, а со злом необходимо бороться».

Борьба со «злом»

И, по словам эксперта, ЦБ борется с этим злом, регулируя ключевую ставку.

«Чаще всего — в сторону её повышения, то есть проводит политику дорогих денег. По логике ЦБ — нет денег, нет и инфляции. Увы, это неумолимо и объективно реализуется в устойчивую инфляцию. ЦБ своей политикой борьбы с инфляцией неизбежно порождает её вопреки всем постулатам монетаризма. Предлагаемый график (рис.1 — прим. ИА REGNUM ) служит тому подтверждением, поскольку построен исключительно на статистическом материале самого Центробанка. Только вот выводы из него следуют другие», — говорит Владимир Баликоев.

Рис.1 Динамика ключевой ставки ЦБ и уровень инфляции
Рис.1 Динамика ключевой ставки ЦБ и уровень инфляции

Как пояснил экономист, сплошная линия характеризует динамику ставки рефинансирования за 22 года, с 1995 года. С самого начала реформ — 1992 года — ставка рефинансирования устойчиво была выше 100%. К 1997 году она постепенно снизилась до 30%. Потом, следуя логике ЦБ, она в результате августовского дефолта 1998 года взлетела до 130% и к уровню 30% вернулась только в 2000 году. Далее она прогрессивно падает до уровня 11% в 2006 году, а вместе с этим прогрессивно снижается и инфляция, затем в годы кризиса поднимается до 12% в 2008 году, но и инфляция вырастает до 14%. Пунктирная линия — линия инфляции, которая послушно следует за динамикой ставки рефинансирования. Но далеко не в том смысле, что озвучивает ЦБ. Совсем наоборот: чем ниже ставка рефинансирования, тем ниже уровень инфляции. Притом прогрессивно, хотя, по мнению ЦБ, все должно было бы быть наоборот. 2007 и 2008 годы убедительно подтверждают эту тенденцию. ЦБ повышает ставку рефинансирования с 11% до 12%, и тут же инфляция подскакивает с 12% до 14%. Как только в 2009 году ставка рефинансирования опускается снова до 11%, инфляция стремительно падает до 9%. Еще более показателен пример 2014 года. В конце 2013 года и окончательно в 2014 году ключевая ставка с 6,5% стремительно взлетает под тем же предлогом борьбы с инфляцией до 17,5%. И вместо снижения (как утверждал ЦБ) она с 6,5% за год удваивает свою величину — до 13%. И снова та же тенденция на последних отрезках графика: за снижением ключевой ставки следует падение уровня инфляции.

«Низкий уровень инфляции сегодня — вовсе не успех ЦБ в его политике борьбы с инфляцией, а результат воздействия двух факторов. Во-первых, падения доходов населения: покупательная способность за эти три года упала от 20 до 40% в различных слоях населения. Во-вторых, санкционной политики Запада и антисанкционной экономической деятельности, развернувшейся в российской экономике: сократив импорт дорогой готовой продукции, мы значительно уменьшили её влияние на рост цен внутри страны, а активная политика импортозамещения благотворно сказалась на ценах в этом же направлении. Представленный график опровергает аргументацию Центробанка об успешности борьбы с инфляцией с помощью политики дорогих денег. И Дмитрий Медведев невольно по ходу интервью подтвердил эту истину. Говоря о перспективах нашего экономического роста, он с точностью до наоборот сказал: «3%-ная инфляция позволит нам в перспективе снизить ключевую ставку до 6—6,5%». Обратите внимание! Не снижение ключевой ставки вызовет инфляцию, как они утверждали всегда, а снижение инфляции позволит снизить ключевую ставку», — подчёркивает Баликоев.

О политике дешёвых денег

Что должен делать ЦБ в такие дефицитные на деньги времена? По мнению Баликоева — снижать процентные ставки в соответствии с духом кейнсианства, «тем более в такой вертикально выстроенной стране, как Россия». Он отмечает, что среди 50 наиболее развитых стран, которые чаще всего упоминаются в экономических сводках, нет ни одной, которая бы во времена кризисов не проводила политику дешёвых денег. Кейнс же нас зовёт в трудные для предпринимателей времена приходить им на помощь политикой дешёвых денег, а мы, вопреки его учению и мировому опыту, делаем все наоборот.

В то же время представленный Владимиром Баликоевым график свидетельствует о неприятном совпадении двух тенденций. Речь идет о том, что ключевая ставка ЦБ взлетает до 17,5% в тот момент, когда в 2014 году западные санкции отрезали наших предпринимателей от западных источников финансирования, где они могли кредитоваться под 3—4% годовых. Значительно более дёшево, чем в самой России. Таким образом, удар по российской экономике был нанесён синхронно с двух сторон: внешней — санкции и внутренней — взлетевшая ключевая ставка.

«В сложившихся условиях ЦБ как минимум не должен был менять ключевую ставку, а как максимум должен был её снизить, чтобы смягчить санкционный удар», — считает Баликоев.

Реальные причины инфляции в России

Еще один немаловажный момент, по его мнению, это то, что инфляция в России носит не монетарный, то есть не денежный характер. Иначе говоря, причиной инфляции в нашей экономике является вовсе не наличие большой денежной массы, как считают в Центробанке. Каковы же реальные причины инфляции в России? Эксперт назвал несколько причин.

В качестве первой и главной причины инфляции в России он указал сырьевой характер экономики.

«Причина древняя, давняя и существует столько, сколько существует сама Россия. Конкурентная слабость России, которую она не может ликвидировать никак. Логика действия этой причины проста: экспортируем дешевое сырье — импортируем дорогую готовую продукцию, а вместе с ней — инфляцию», — комментирует Владимир Баликоев.

Другая причина инфляции, по словам экономиста, — утечка капитала из страны. Так, например, из России за годы реформ отток капитала составил около 650 млрд долларов. В 2014 году — 154, в 2015 году — 56, а в 2016 году уже всего 16 млрд долларов. Тенденция, считает эксперт, обнадёживающая, если её сохранить.

Владимир Маковский. Крах банка. 1881
Владимир Маковский. Крах банка. 1881

На третьем месте — высочайший уровень монополизации экономики и слабое развитие конкуренции.

«Монополии господствуют в ключевых сферах экономики: энергетике, транспорте, строительстве, розничной торговле, банковской среде и т.д. Генерация инфляции идет по многим каналам. Центробанк и коммерческие банки создают дефицит денег в условиях олигополистического рынка, ведущего к росту процентных ставок. Иначе говоря, ЦБ ведёт очень прибыльную политику для банков», — отметил он.

Четвёртая причина — чтобы привлечь свободные деньги населения и бизнеса, банки повышают ставки по депозитам.

«Вроде бы и хорошо, и прибыльно для вкладчиков денег в банк. Но, на самом деле, деньги вкладывают одни, а берут кредиты — другие. Конечно, иногда это одни и те же лица. Поэтому, с одной стороны, происходит перераспределение денежных ресурсов. А с другой — включив ставки по депозитам в процентную ставку, повышают саму процентную ставку. Сегодня ставки по депозитам в России выросли до 9,5%. Добавьте к ним ключевую ставку и банковский процент, и вы получите процентную ставку в 20—30%. Что и говорит об исключительной дороговизне денег в России», — пояснил новосибирский эксперт.

Одной из причин инфляции в России является то, что банк взимает маржу при различных банковских операциях. Банковская маржа в России сегодня 5,2%. Для сравнения: в странах ОЭСР банковская маржа равна 1,4%, в странах Восточной Европы — 2,7%. Учитывая тот факт, что сегодня все без исключения денежные операции проходят через банки, нетрудно убедиться в действенности этого фактора инфляции.

Кроме того, ключевая ставка Центробанка во время реформ находится выше средней рентабельности всех отраслей реального сектора, что перераспределяет и так скудные накопления производственного сектора в пользу банковского сектора.

Стоит отметить, считает Баликоев, ещё одну, очень важную и интересную закономерность, генерирующую инфляцию. В развитых странах уровень ставок рефинансирования ниже процента инфляции, а в развивающихся странах и в России тоже уровень ставок выше инфляции, что значительно затрудняет доступ субъектам рынка к финансовым ресурсам.

«Все перечисленные факторы инфляции совокупно формируют ещё одну, восьмую, самостоятельную причину её — искусственно созданную аномально высокую стоимость денег. Она ведёт к высокой себестоимости продукции, а стало быть, к росту цен. Так возникает еще одна причина инфляции — дефицит денежной массы. О чем и шла речь изначально. Но теперь мы подошли к этой проблеме с другой стороны. Когда предприятия лишены доступа к денежным ресурсам (кредитам), которые крайне необходимы на развитие предприятия, они вынуждены опираться только на свои ограниченные возможности», — подчёркивает экономист.

По его словам, причинно-следственные связи между уровнем монетизации экономики и экономическим ростом, инфляцией, экономическим развитием и так далее лежат на поверхности. Очевидно, что когда в стране дефицит денежной массы, от него выигрывают, прежде всего, те хозяйственные субъекты, у которых эта денежная масса не просто имеется, а имеется с избытком.

«Вспомним недавнее высказывание председателя Сбербанка Германа Грефа о том, что они не знают, куда девать деньги. Недаром он же, уже в который раз, озвучивает идею о приватизации знаменитой семерки банков с государственным участием. Если это произойдет, приватизация в лихие девяностые покажется нам детской игрой. Ведь в этой семерке банков сосредоточено примерно 75% всех финансовых средств страны», — отмечает Баликоев.

Коротко об итогах

Доктор экономических наук, профессор кафедры финансового рынка и финансовых институтов НГУЭУ Владимир Баликоев подвёл итоги:

  1. Все 25 лет рыночных реформ российская экономика испытывает острейший дефицит кредитных ресурсов при их несомненном изобилии;
  2. Кредитные ресурсы недоступными для предпринимателей делает высокая ключевая ставка Центробанка, порождающая высокие процентные ставки по кредитам;
  3. Политика дорогих денег проводится Центробанком исключительно с целью борьбы с инфляцией и вместе с этим неизбежно порождает её;
  4. Одновременно с этим в России наблюдается самый низкий уровень монетизации ВВП среди 50 наиболее развитых стран мира. Таким образом, в экономике России ощущается острейшая нехватка денежной массы для обслуживания оборота ВВП;
  5. Возникает синергетический эффект от политики дорогих денег ЦБ и низкого коэффициента монетизации ВВП, усугубляя финансово-кредитный и денежный голод в российской экономике;
  6. Следовательно, государство свою финансово-кредитную и денежную системы не использует для обеспечения экономического роста и развития в стране. По существу, банковская система обслуживает сама себя, подрывая свою же экономическую основу — реальный сектор экономики;
  7. Все вышеперечисленное обрекает реальный сектор российской экономики опираться только на свои внутренние ресурсы, а экономику России — на низкий уровень накопления, а, следовательно, на заведомое отставание России в современном НТП, в экономическом и социальном развитии, при гигантских упущенных возможностях и выгодах.

И как сказал в заключении эксперт: «Совершенно очевидно, что экономического оправдания сложившейся ситуации в российской экономике нет».