Курорты СКФО — кто тормозит развитие региона?

И можно ли извлечь реальную пользу для страны из горнолыжных трасс, горячих источников и кавказского гостеприимства?

Олег Корнев, 7 декабря 2017, 21:51 — REGNUM  

«Мы веками жили вместе.

Вместе победили в самой страшной войне.

И будем вместе жить и дальше.

А тем, кто хочет или пытается разделить нас,

могу сказать одно — не дождетесь…»

Президент РФ Владимир Путин,

«Россия: национальный вопрос«

Что мы имеем на сегодняшний день?

Начнем с диагноза. Ибо без правильного диагноза вряд ли можно рассчитывать на эффективное лечение.

Прежде всего, вынужден констатировать как человек, родившийся на Северном Кавказе 50 лет назад и проживший там большую часть жизни — нас разделили. Нас, людей, живущих юридически в одном большом государстве, разделили фактически на разные страны — Россию и Кавказ. За последние 25 лет успело вырасти целое поколение, которое уверено, что для поездки на Северный Кавказ нужен загранпаспорт.

И это одна из причин, которая отдаляет российских туристов от своих же российских регионов, даже на фоне кризиса, который сделал швейцарские, немецкие или итальянские горнолыжные трассы менее доступными, чем еще 4—5 лет назад.

Сейчас мы перейдем к детальному рассмотрению этой проблемы.

Что нам в этой ситуации делать?

В целом причин стагнации в туристической сфере СКФО, безусловно, больше. И главные способы лечения мне видятся в плоскости экономической. Экономическое здоровье и возможность зарабатывать вместе реальные и по возможности быстрые деньги — лучший рецепт для любой сплоченности и консолидации.

Безусловно, в территориальном разрезе Северного Кавказа одним из уникальных аспектов такого экономического оздоровления является туризм. Вы спросите — почему?

По той простой причине, что туризм является во всем мире общепризнанной частью экономики, способной развиваться крайне быстрыми темпами. Ведь основными «средствами производства» здесь являются, среди прочего, романтичные и привлекательные «великолепные ландшафты, белоснежные склоны гор, прозрачные реки и чистый воздух». И, да, конечно, гостеприимство.

Но и содействие государства, инвестиции, специальные программы развития — это уже без романтики — совершенно необходимы.

Здесь, как в любом бизнесе, нельзя обойтись без первоначальных вложений, без стартового капитала, нужно открывать гостиницы и рестораны, обустраивать горнолыжные склоны и строить подъемки для лыжников, прокладывать хорошие дороги и коммуникации. Но эти расходы в разы, в десятки раз меньше, чем строительство заводов и фабрик с высокотехнологичным и, как следствие, очень дорогим оборудованием. И, что крайне важно, структура вложений здесь очень рассредоточена, то есть у одной и той же курортно-туристической программы может быть несколько сотен инвесторов-участников. А это безусловная устойчивость и экономическая «непотопляемость» проектов в целом.

Туристическо-курортные инвестиции довольно «быстровозвратные», но и здесь нужна стратегическая поддержка государства в создании инфраструктуры, налоговых послаблениях, возможных территориях опережающего развития и свободных экономических зон.

Есть колоссальный опыт работы и решений в этой области, накопленный в мировой практике. Конечно, его необходимо использовать в РФ в преломлении к нашей специфике. Но он проверен десятилетиями, и его нельзя игнорировать.

И сила есть, и воля есть, а силы воли нет.

И всё, казалось бы, несложно: очевидные вещи нуждаются в реализации. Настолько очевидные, что и не поспоришь. Однако слабо верится, что на исполнительном уровне видны ситуации, которые незаметны, или, допустим, о которых не докладывают «наверх».

Ведь в правительстве работают высокообразованные люди, имеющие колоссальный опыт работы, интуицию и управленческое чутье. От чего же ощущение какой-то половинчатости в действиях, заметьте, при правильных, казалось бы, программных решениях?

Несправедливо было бы сказать, что в развитии курортов Северного Кавказа ничего не делается. Это не так. Но если представить себе, что до целевых проектов, запланированных на федеральные средства, доходили бы все ресурсы, успехов было бы много больше.

Вот небольшая цитата пятилетней давности: «Перед нами стоит основная цель — ежегодно курорты Северокавказского туристического кластера должны быть способны принимать порядка 10 миллионов отдыхающих. Для этого нужно построить гостиницы — коттеджи более чем на 100 тысяч мест, свыше 1000 километров горнолыжных трасс, больше двухсот горнолыжных подъемников и транспортную инфраструктуру. Эта задача не должна решаться за счет государственных источников. Крайне важно привлекать к этой работе внешних инвесторов», — сказал Дмитрий Медведев 19.06.2012 года.

Бесспорно, высокие и очень правильные ориентиры. Но в какие сроки должны быть достигнуты эти результаты? На кого возложена персональная ответственность за их реализацию или провал?

Если ранее выстраивалась политика развития курортов Северного Кавказа в период до 2020 года, то теперь нас плавно переводят к программе до 2035 года.

«Свыше 10 федеральных ведомств будут подключены к работе над стратегией развития внутреннего и въездного туризма на Северном Кавказе на период до 2035 года после проведения совещаний по определению якорных туристических территорий (дестинаций) в регионах округа. Об этом сообщила на совещании в Карачаево-Черкесии замминистра РФ по делам Северного Кавказа Ольга Рухуллаева», — цитирует ТАСС материалы совещания по вопросам внутреннего и въездного туризма в Карачаево-Черкесии 24 октября 2017 года.

И это после того, как специально созданное в соответствии с постановлением правительства РФ от 14 октября 2010 года №833 АО «Курорты Северного Кавказа» уже спланировало очень давно в рамках проекта туристического кластера построить сеть горнолыжных курортов мирового класса: Лагонаки (Краснодарский край, Адыгея), Архыз (Карачаево-Черкесия), Эльбрус-Безенги (Кабардино-Балкария), Мамисон (Северная Осетия), Матлас (Дагестан), Цори и Армхи (Ингушетия) и т.д.

Да, мы видим результаты деятельности АО «Курорты Северного Кавказа» в Карачаево-Черкесии, Чеченской Республике, Кабардино-Балкарии.

Но Адыгея, Ингушетия, Краснодарский край? Отложим до 2035 года? Затянем историю почти на еще одно поколение?

А тем временем 22 ноября 2017 года произошли очередные кадровые изменения в руководстве АО «Курорты Северного Кавказа».

«На внеочередном общем собрании акционеров АО «Курорты Северного Кавказа», состоявшемся 22 ноября 2017 года, был избран новый состав Совета директоров компании в количестве 11 человек…», — сообщает сайт ведомства. (http://www.ncrc.ru/press-center/novosti/izbran-novyy-sostav-soveta-direktorov-ao-ksk.html)

То есть нас ждут перестановки, перетряски, чудеса кадровой политики, новые оргвопросы и пересмотр ближайших планов? Акционерное общество «Курорты Северного Кавказа» может улучшать себя бесконечно, по третьему Закону Паркинсона, гласящему: «Рост приводит к усложнённости, а усложнённость — это конец пути».

И будет новый цикл совещаний по определению «якорных туристических территорий» в регионах округа, хотя о чём может идти речь после такой детально спланированной конкретики более пяти лет назад?

Просто дежа вю, бег по кругу какой-то.

Курорты на Северном Кавказе — гораздо больше, чем просто курорты.

К сожалению, это далеко не единственный пример дублирования ведомственных неразберих. Это не закончится, пока работа чиновников от правительства не начнет оцениваться по конкретным делам, а не по разговорам «про планирование дел».

Да и не только в разговорах дело: не так давно общественность была шокирована вскрытыми Генпрокуратурой России очередных фактов хищения средств Федерального бюджета (stadium.ru вскрыты новые факты хищений в КСК).

Вот и не верят люди в «добрые» намерения чиновников и функционеров. Вот иллюстрация недавно сложившейся ситуации в КБР: жители Эльбруса против строительства «Курортов Северного Кавказа». Местные считают, что это может повредить их отлаженному малому бизнесу, сообщает «Кавказский узел». Жители посёлка Эльбрус опасаются, что большие компании вытеснят их частные маленькие гостиницы, магазины и заведения общепита, задавят их бизнес.

И всё это в то время, когда Северный Кавказ растлевает и уничтожает сезонная безработица, уход от налогов, мелкий криминал. Молодежь все также будет стремиться уехать из региона — и хорошо, если учиться, а не искать низкооплачиваемую, но хотя бы оплачиваемую работу, не говоря уже о том, чтобы вступать в криминальные группировки или просто «гопничать» на просторах большой Родины, пока чиновники «наедятся» межструктурными играми и федеральным бюджетом.

Необходимо также упомянуть об имевших место земельных конфликтах, когда группы оппозиционных балкарских общественников выступали против передачи под курортные объекты земель, исторически принадлежавших горным сёлам. Эти конфликты утихли лишь потому, что затормозились спорные строительные проекты. Чётких процедур урегулирования таких конфликтов так и не появилось.

Как тут не вспомнить слова Авраама Линкольна: «Обманывать одного человека можно всю жизнь, группу людей бесконечно долго — но весь народ обманывать бесконечно долго невозможно».

Сейчас ничто не мешает повысить эффективность работы правительства страны и всех уполномоченных структур на Северном Кавказе — там нет войны и «болевых точек» 90-х, ресурсы, рабочие кадры и материальная база, которые «оттягивала» на себя подготовка к Олимпиаде — 2014, высвобождены и могут быть направлены на улучшение жизни в СКФО.

Тем более, что проекты администрации президента, объединенные на глобальной платформе «Россия — страна возможностей», декларируют необходимость «социальных лифтов» и реализации молодых людей в регионах своего проживания. И пусть на конкурс «Лидеры России», предполагающий грант на дополнительное образование в Москве, из СКФО подано меньше всего заявок — всего 3% .

Но есть основания полагать, что и в остальных конкурсах и олимпиадах платформы «Россия — страна возможностей» СКФО — на последнем месте. И проблема не в проекте АП, проект как раз абсолютно открытый и доступный.

Проблема в том, что у молодежи СКФО нет никакой уверенности в том, что ее надежды и усилия имеют смысл. В том, что социальная апатия — одна из главных проблем региона.

Так чего же мы дожидаемся?

Оставив эмоции…

Оставив эмоции, вернемся к началу нашего материала — туристическому бизнесу, то есть, казалось бы, самой очевидной «точке роста» для СКФО.

Мы так устроены. Мы абсолютно уверены в светлом будущем, которое наступит само по себе. Верим мы и в проекты курортов Северного Кавказа, и в их успешную реализацию.

И российские чиновники не имеют права разрушать эту уверенность, пересаживаясь из кресла в кресло в своих федеральных кабинетах.

Возможно, на горнолыжные трассы Северного Кавказа вернутся крупные международные соревнования, проходившие там во времена Советского Союза. Конечно, хотелось бы посмотреть на всё это своими глазами, а не глазами наших внуков и правнуков. Но надо помнить и отдавать себе отчет в главном: за всеми цифрами, сроками и отчетностями стоят реальные люди, граждане России, их судьбы и чаяния, их жизни и лучшие планы. Или худшие планы, если ситуация затянется.

А это ситуация, в которой плотно переплетаются экономика и политика развития Северного Кавказа. По большому счету, это борьба за страну, за нашу стабильность, за наше единое многонациональное общество, которую мы не имеем права проиграть.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail