Советский анекдот гласил, что если пустыня Сахара войдет в состав СССР, то вскоре оттуда будут рапортовать о дефиците песка. Майданные власти Украины делают подобные шутки былью: за каких-то три с половиной года они довели завоеванную страну и до дефицита угля, и до дефицита сала.

Евромайан
Евромайан
(сс) Ввласенко

Что касается угля, то тут основными причинами были война и воровство. Закупки угля из Донбасса прекратились по инициативе Киева. Но политическая цель («никаких закупок у сепаратистов, кроме крышуемой националистами контрабанды») была второстепенной. Чтобы покрыть дефицит угля, его закупают в ЮАР и США по ценам вдвое-втрое выше. В плюсе, кроме пенсильванских шахтеров, остаются те представители власти и их близкие родственники, кто хорошо зарабатывает на поставках и надбавках.

Через год-два дефицитом станет и сало, рассказал украинским журналистам директор национальной ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко. За последний год цена на сало выросла почти на 70% (в ряде регионов — на 100%), хотя свинина подорожала лишь на четверть. При этом спрос на сало растет, а производство падает. Поголовье свиней за год сократилось на 10%, с 7,3 до 6,6 млн. Закупки сала в Германии и Польше становятся вопросом самого ближайшего будущего.

Вагоны с углем
Вагоны с углем
Decumanus

К сокращению производства привел целый ряд причин, среди которых и болезни животных из-за серьезных эпидемиологических проблем в стране. Эксперты говорят, что необходимые профилактические мероприятия проводятся в недостаточном объеме или не проводятся вообще. Власти не способны решить проблему, потому что на ее решении нельзя заработать. Сэкономив рубль сегодня, страна теряет десять рублей завтра, но власти это не волнует.

Вторая причина звучит как анекдот, но им не является: граждане Украины объедают свиней, говорит Алексей Дорошенко — в том смысле, что раньше мелкие фермеры кормили свиней в основном остатками своей еды, а теперь ввиду экономического кризиса этих остатков всё меньше. И мелким фермерам, основным поставщикам сала, приходится либо кормить свиней недешевым кормом (отсюда рост цен), либо забивать их (отсюда сокращение поголовья, а затем и производства).

То есть дефицит сала — это следствие общего экономического кризиса. Когда фермеры забивают больше свиней, чем собирались, тем самым ставя крест на продолжении их «рода», то делают они это не в силу экономической неграмотности. Делают они это потому, что иначе уже не прожить. Вот и вся инновационная экономическая модель: люди воруют у будущего ради того, чтобы прожить настоящее, и тем самым лишаются будущего.

Сало
Сало
Roland Geider

В Германии и Польше свиней выращивают куда менее «натуральным» способом, чем на Украине. Это означает, что импортироваться будет сало с совсем другим вкусом. Вот и еще одна весьма распространенная экономическая тенденция: натуральная еда в нищающей стране дорожает и становится деликатесом, а все остальные переходят на потребление химического импорта со всеми вытекающими (для экономики и здоровья) последствиями.

Итак, что же требуется для того, чтобы обеспечить дефицит песка в пустыне? Требуется всего-навсего «хорошее» управление. Такие управленцы сначала прекратят закупку песка у сепаратистов и начнут импортировать его из пустыни с другого континента. Потом они кратно повысят тарифы и себестоимость производства, потому что таково условие получения кредитов, которые нужны для войны и воровства на войне. Через несколько лет завоеванная страна с удивлением узнает, на сколько лет подписаны контракты на импорт песка и сколько лет придется отдавать кредиты, прежде чем вернуться на тот уровень жизни, который был тут до появления этой власти.