С ощутимой точностью в России повторяется сейчас ситуация, описанная в статье «Русская революция — трагическая случайность?» (Общественные науки и современность, 2017, №5) Сергея Нефёдова. Историк делает вывод, что хлебные бунты и последовавшая за ними революция были закономерностью. Хлеба тогда в России тоже было более чем достаточно. Но взращивался он на помещичьих землях и при поощрении властей в большом количестве вывозился за границу, в то время как миллионы бедняков голодали. Именно революция помогла прекратить так называемый «голодный экспорт».

Демонстрация женщин, требующих прибавки пайка семьям солдат. 1917
Демонстрация женщин, требующих прибавки пайка семьям солдат. 1917

«Потребление в России было низким, и оно понижалось с ростом населения. <…> Известный специалист по экономической истории Р. Аллен подсчитал, что душевое потребление в пищу в 1900—1910 годах было равно примерно 2100 калорий/сутки — это уровень теперешних слаборазвитых стран Африки, уровень регулярно повторяющегося голода, «уровень Сомали». Но при этом уровень производства зерновых был значительно выше, чем уровень потребления. Хлеб в стране имелся, но он вывозился за границу. Если бы весь хлеб потреблялся внутри страны, то потребление бы поднялось до уровня, при котором все были бы сыты, и никто бы не помышлял о революции», — отмечает учёный.

В конце XIX века царский министр Вышнеградский стремился решать проблемы индустриализации и финансовой стабилизации за счет сельского хозяйства. Символом этого подхода послужила приписываемая ему крылатая фраза: «Недоедим, но вывезем!».

Очередь за хлебом. Петроград. 1917
Очередь за хлебом. Петроград. 1917

Напомним, доходы современных жителей России падают 33 месяца подряд (исключение — январь 2017 года, но тогда рост был за счёт выплаты 5 тысяч рублей пенсионерам). Минимальный рост зарплаты сейчас полностью «съеден» ростом цен на продукты. За это время граждане «обеднели» на 19,2%. Между тем численность россиян уже 7 лет подряд (с 2010 года) демонстрирует рост (более 4 миллионов).

Читайте также: Пояса жителей России так затянуты, что уже некуда

Особые опасения у экспертов вызывает тот факт, что большинство зарубежных игроков рынка агарных угодий — настоящие иностранцы, а не вышедшие из офшоров «дочки» предприятий отечественных олигархов. По данным консалтинговой фирмы BEFL, 27 компаний владеют в России наделами, превышающими 50 000 га каждый.

Читайте также: Минтранс придумал, как спасти Санкт-Петербург от дефицита зерна

«На сегодня компании, основными соучредителями которых являются пенсионные фонды США, Швеции, Норвегии и ещё ряда стран, контролируют миллионы гектаров сельхозземель. Об этом сообщали наши фермеры из Рязанской, Курской, Воронежской областей, с Дальнего Востока», — сетует председатель совета ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств России (АККОР) Вячеслав Телегин.

«До 70% мировой торговли зерном (в том числе — около 50% российского зернового экспорта) покрывают иностранные трейдеры: Cargill, ADM, Bunge, LouisDreyfus, Glencore и др. Большинство транснациональных компаний владеют терминалами в наших портах, контролируют значительную часть экспортной инфраструктуры», — заявила недавно «АиФ» глава Института аграрной политики, экс-министра сельского хозяйства Елена Скрынник.

Вот, оказывается, о ком говорит министр сельского хозяйства Александр Ткачёв, уверяя, что российские аграрии богатеют.

Читайте также: «Разбогатели» до банкротства: аграрии удивлены заявлением Ткачёва

По мнению Сергея Нефёдова, и сто лет назад помещики тоже были кровно заинтересованы в том, чтобы продавать свой хлеб на мировом рынке, где цены были много выше, чем в России. В 1896 году совещание губернских предводителей дворянства напрямую потребовало от правительства еще более понизить тарифы на вывозных железных дорогах — сделать их ниже себестоимости перевозок.

Читайте также: Рекордный урожай за всю историю: Путин поручил предотвратить риски

Петроградские дети получают бесплатные обеды. 1918
Петроградские дети получают бесплатные обеды. 1918

«До революции помещики продавали свой хлеб за границу, покупали на эти деньги заграничные потребительские товары и даже нередко жили за границей. На нужды индустриализации шла лишь очень небольшая часть доходов, полученных от хлебного экспорта. К примеру, за 1907 год было вывезено хлеба на 431 млн руб. Взамен же ввозились высококачественные потребительские товары для высших классов (в основном для тех же помещиков) на 180 млн руб., и примерно 140 млн руб. составили расходы русских за границей. В те же годы путешествие за границу было обычным делом, а часть русской аристократии практически постоянно жила за границей. Для сравнения: в том же году было ввезено машин и промышленною оборудования на 40 млн руб., сельскохозяйственной техники — на 18 млн руб. В 1913 году вывезено хлеба на 654 млн руб., расходы «путешественников» составили 324 млн руб., ввоз машин и промышленного оборудования — 110 млн руб, — пишет Сергей Нефедов.

Экспорт зерна из России неуклонно растет в течение последних нескольких лет. В 2016 году общий объем экспорта зерна (не включая поставки в страны Таможенного союза ЕАЭС) достиг 34 545,5 тыс. тонн, что на 10,8% или на 3 362,7 тыс. тонн больше, чем в 2015 году и на 12,6% или на 3 876,8 тыс. тонн превышает показатели 2014 года. В структуре стоимости экспорта зерна по виду первое место также принадлежит пшенице — 70,4%. В 2017 году наблюдается дальнейшее увеличение объема поставок зерна за рубеж. Россия может направить на экспорт в новом сельхозгоду (2017/2018) рекордные 40 млн тонн зерна.

Читайте также: Минсельхоз: Россия на четверть нарастила экспорт зерна

По мнению Сергея Нефёдова, петроградские события 1917 года можно охарактеризовать не как солдатский бунт, а как крестьянское восстание.

«Земли помещиков в итоге были поделены между крестьянами, которые теперь потребляли хлеб сами, торгуя зерном лишь в меру необходимости. «Голодный экспорт» прекратился», — напоминает историк Сергей Нефёдов.

Читайте ранее в этом сюжете: Спасите наши сёла: сигнал SOS обрел новый смысл в российском АПК

Читайте развитие сюжета: Цензурных слов нет: на Алтае считают убытки от ещё не собранного урожая