МВФ и Всемирный банк жаждут взять Белоруссию под свой контроль

Обзор главных новостей экономики республик СНГ во второй половине октября — начале ноября 2017 года

Валентина Самойлова, 13 ноября 2017, 23:39 — REGNUM  

Белоруссия

Белстат обнародовал новые данные о состоянии белорусской экономики, согласно которым, за предыдущие 9 месяцев ВВП республики увеличился на 1,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Или на 76,5 миллиарда рублей, если говорить о денежном выражении. Однако отмечается, что, несмотря на это, размер белорусской экономики пока еще не достиг показателей 2015 года. Тем не менее правительство РБ полностью удовлетворено обнародованным показателем, так как именно такой рост и был запланирован в текущем году. А уже к концу 2017 года правительство РБ ожидает достижение общегодового запланированного показателя, равного 2,3%.

Комментируя данные статистиков, министр экономики Владимир Зиновский сообщил, что в этом году все отрасли белорусской экономики, кроме строительства, работали хорошо. А из семи показателей эффективности работы Нацбанка и правительства выполнены шесть — исключая лишь темп роста доходов населения. Но и по нему также наблюдается хорошая динамика, заключил министр.

Одновременно с правительством Белоруссии оптимизм в отношении ее экономики испытывают и основные международные финансовые организации. Так, Европейский банк реконструкции и развития улучшил прогноз по росту в 2017 году до 1,5%, в то время как еще полгода назад его прогнозы держались на уровне 0,5%. А на 2018 год ЕББР ждет уже 2-процентного роста.

Ещё чуть лучше оценивает перспективу роста белорусской экономики Всемирный банк, который ожидает в этом году достижения показателя в 1,8%, а в 2018-м — 2,1%, при том, что прошлогодний прогноз ВБ оказался еще более ошибочным, чем у ЕББР полгода назад. В октябре 2016 года специалисты ВБ ожидали спад в 0,4%, чего очевидным образом не произошло.

Тем не менее Всемирный банк, в лице его регионального директора по Белоруссии, Молдавии и Украине Сату Кахконен, отметил, что 2-процентный рост недостаточен для нормального подъема конкурентоспособности белорусской экономики в мировом рейтинге. Чтобы выйти из так называемой «ловушки медленного роста», Минску предлагается ускорить реформы, которые проводятся уже сейчас. В этом Кахконен удивительно солидарна с представителем МВФ по региону Центральной и Восточной Европы Басом Баккером, который также грозит Белоруссии «медленным ростом». По факту же эти настойчивые проявления заботы скорее похожи на стремление поставить РБ под контроль международных финансовых структур.

А вот инфляция в РБ достигла минимального показателя за всю современную историю — 2,7% за девять месяцев 2017 года при общегодовом прогнозе в 9%. Об этом сообщил заместитель премьер-министра Анатолий Калинин. В частности, он отметил прирост объемов промышленного производства в 6,1%, уменьшение доли убыточных организаций и благоприятную обстановку с кредитованием реального сектора экономики. По его словам, в сентябре средняя ставка для юридических и физических лиц составляла 12,3% и 12,1% соответственно. Ставка же рефинансирования 18 октября сократилась до 11%. Причем это было уже восьмое снижение с начала года.

Что касается последнего показателя, правительство Белоруссии считает, что это не предел. Уже в 2018 году Национальный банк собирается снизить эту ставку до 10%. Однако, как отметил председатель правления Нацбанка Павел Каллаур во время прошедшего недавно «Кастрычніцкага эканамічнага форуму», дальнейшие решительные шаги по снижению ставки рефинансирования не планируются, так как необходимо убедиться в стабильности платежного баланса страны. Инфляцию же глава Нацбанка прогнозирует на уровне 6%.

А уже упомянутый выше министр экономики Владимир Зиновский ожидает до 2020 года выхода на еще более впечатляющие показатели. Прогнозы на этот период он озвучил 19 октября на XVIII Международной научной конференции «Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития». По его расчетам, к этому времени инфляция должна будет составлять не более 5% (в то время как к концу 2017 ожидается около 6,5%), а ставки по кредитам должны снизиться до 9%.

С другой стороны, следует отметить, что в опубликованном Всемирным банком 31 октября очередном международном рейтинге Doing Business Белоруссия опустилась на одну позицию — с 37-го на 38-е место. Однако это не следует считать негативной тенденцией, так как в прошлом году РБ поднялась сразу на семь пунктов — с 44-й позиции, что отражает более очевидную и долговременную динамику. Еще в 2006 году РБ занимала 108-е место из 150 стран, поэтому сегодняшний ее показатель считает очень хорошим даже один из составителей рейтинга, представитель Группы ВБ в Белоруссии Валентина Салтан.

Та же Сату Какхонен заявляла, что успехи республики недооценены международным сообществом.

«За последние два-три года Беларусь предприняла ряд мер прежде всего для стабилизации экономики, а также для развития частного сектора. Но за рубежом об этом не знают. Беларуси следует более активно информировать об этом международное сообщество», — сказала она ранее.

Тем не менее даже в нынешнем рейтинге Doing Business Белоруссия улучшила свои позиции сразу по нескольким показателям. Так, РБ сдвинулась вверх в категориях «Регистрация бизнеса», «Получение разрешений на строительство», «Разрешение неплатежеспособности», «Получение кредитов», «Налогообложение», «Защита миноритарных инвесторов».

При этом в министерстве экономики полагают, что уже в следующем рейтинге отразятся принятые в предыдущие годы решения, рассчитанные на долговременные изменения, а также текущие новые меры по дальнейшей либерализации экономики. По информации первого вице-премьера Василия Матюшевского, на данный момент уже подписано 8 из 10 документов по либерализации белорусского бизнеса.

В целом же премьер-министр РБ Андрей Кобяков в своем недавнем интервью журналу Forbes заявил, что «белорусская экономика демонстрирует устойчивую динамику восстановления». По его мнению, страна достаточно четко следует принципам, заложенным программе развития до 2020 года, делая «упор на развитие малого и среднего бизнеса, ускоренное инновационное развитие, либерализацию экономических отношений и активизацию рыночных институтов». Кобяков считает, что к сегодняшнему моменту Белоруссия уже реализовала ряд своих преимуществ — например, стала одним из «мировых лидеров» IT-аутсорсинга, создав Парк высоких технологий, эдакий аналог «Кремниевой долины», где сохраняется очень хороший инвестиционный климат. Также он упомянул индустриальный парк «Великий камень» и преимущества белорусских свободных экономических зон, благодаря которым, а также членству Белоруссии в ЕАЭС, европейским инвесторам гарантирован доступ к рынкам со 182 млн. потребителей. Он отметил, что на сегодня более 50% прямых иностранных инвестиций в республику поступают из западных стран.

Закавказье

Еще более оптимистично по сравнению с Белоруссией оценивают ближайшие экономические перспективы Армении. Так, Европейский банк реконструкции и развития в своем ноябрьском обзоре региональной экономики выразил твердое ожидание роста армянской экономики в ближайшие несколько лет на уровне 3,5%. Тем самым ЕББР улучшил свой прогноз по Армении, сделанный ранее, и в котором на 2017 год ожидался рост в 2,5%, а в 2018 — около 3% ВВП. Вопреки ожиданиям, экономика Армении показала гораздо лучшие результаты уже по итогам первых двух кварталов, — говорится в обзоре. В первом квартале зарегистрировано повышение ВВП до 6,5%, а во втором — до 5,5%. По словам специалистов ЕББР, это произошло в первую очередь благодаря улучшению экспортных показателей и восстановлению денежных переводов в Армению.

Данные результаты особенно контрастируют на фоне реальных показателей армянского ВВП за 2016 год, который возрос в тот период лишь на 0,5%, отстав более чем в четыре раза от заложенных в государственный бюджет ожиданий. В свою очередь, Национальная статистическая служба Армении сообщила, что, по ее оперативным данным, рост национальной экономики в период январь-сентябрь 2017 года составил 5,1%, в то время как заложенный в нынешнем году госбюджет показатель роста составляет 3,2%. По оценкам министерства финансов Армении, по итогам 2017 года экономический рост должен достигнуть 4,3%.

В будущем же году армянское правительство ожидает еще большего экономического роста, заложив в проект нового бюджета цифру 4,5%. Премьер-министр Армении Карен Карапетян назвал это ожидание волне логичным, обосновав его нынешними показателями.

«Предусмотренный на 2018 год рост экономики в 4,5% логичный, мы ожидаем изменения бизнес-среды и активности бизнеса, что приведет к росту иностранных инвестиций. Это позволит заложить хорошую базу для последующего роста в 2019 году», — сказал Карапетян на своей пресс-конференции 2 ноября.

В этом году, по словам премьер-министра, показали рост все основные отрасли экономики Армении, кроме строительства и сельского хозяйства. Причем в последнем снижение произошло за счет неблагоприятных природных факторов — засухи и заморозков, по причине которых была потеряна часть урожая. Объем же промышленного же производства вырос на 11,9%, а внешний товарооборот на 21,7%, хотя с некоторым отставанием экспорта от импорта.

«Ситуация в экономике в целом управляемая и перспективная, общая тенденция положительная, и я уверен, что мы находимся на правильном пути, поскольку для привлечения инвесторов необходимо создать условия и активизировать внутренние инвестиции», — подытожил Карапетян.

Гораздо менее оптимистично эксперты оценивают ситуацию в экономике Азербайджана. В 2018 году ЕББР прогнозирует здесь рост только на уровне 2% ‑ и это один из самых лучших прогнозов. Даже само правительство республики оценивает возможный рост будущего года только лишь в полтора процента. По прогнозам же Всемирного банка, азербайджанская экономика в 2018 году продемонстрирует лишь 0,9-процентный рост, а 1,5% — только в 2019-м.

Что касается результатов этого года, то большинство экспертов сходится на том, что экономика по итогам 2017-го сократится. Разница лишь в оценках падения: если ЕББР ожидает к концу года 0,5% сокращения азербайджанского ВВП, то Всемирный банк настаивает на цифре 1,4%. И только само правительство Азербайджана, в противоположность разнице мнений с зарубежными экспертами по 2018 году, ожидает к концу года установление положительного показателя в 0,3%. Причем последняя цифра была озвучена недавно — в проекте бюджета на следующий год. До этого азербайджанское руководство опиралось на показатель 1%.

По данным ВБ, в первом полугодии азербайджанский валовый внутренний продукт уже сократился на 1,3%, несмотря на подорожание нефти на внешних рынках. Это объясняется общим снижением производства нефти в последние несколько лет, из-за чего в 2016 году экономика Азербайджана просела на 3,8%. Напомним, что Азербайджан присоединился к достигнутой в рамках Организации стран-экспортеров нефти договоренности о снижении нефтедобычи. Однако уже сейчас рынки показывают восстановление. И будущий рост азербайджанской экономики связывают с запуском нового газоконденсатного месторождения «Шахдениз-2».

При этом правительство РА недавно отметило зависимость экономики от нефтяных доходов. Согласно бюджетным материалам на будущий год снижение мировых цен на нефть на $5 за баррель приведет к уменьшению поступлений в Госнефтефонд в размере почти полумиллиарда долларов, что пропорционально скажется на доходах бюджета и на показателях макроэкономической стабильности.

Средняя Азия

Казахстан опередил Белоруссию в рейтинге Всемирного банка Doing Business на две позиции, заняв 36-е место из 190 стран. Однако, как и последняя, он опустился на один пункт по сравнению с прошлым годом. В целом же это признается хорошим результатом, так как Казахстан занимает второе место после России среди стран ЕАЭС. А среди стран ОЭСР он опередил Турцию, Израиль, Мексику и Италию.

Также положительным для Казахстана оказался пересмотр экспертами ЕББР прогноза по росту его экономики в этом и следующих годах. Причем прогноз этот улучшился более чем в полтора раза: если в мае специалисты ЕББР предполагали 2,4% роста казахского ВВП к концу 2017 года, то сейчас уже ожидают 3,8%. Похожий рост (в 3,5%) ожидают и в 2018-м. Связывают это в первую очередь с восстановлением всего региона после рецессии, а также, как и в случае с Азербайджаном, с увеличением добычи нефти.

О том же самом говорят и в МВФ. Так, заместитель директора департамента Ближнего Востока и Средней Азии Юха Кяхконен заявил недавно, что есть возможность, что к концу этого года казахская экономика покажет 4-процентный рост. А в среднесрочной перспективе он может быть еще выше. Однако эксперт назвал это «окном возможностей» для Казахстана, так как последний должен еще предпринять ряд усилий для стабилизации финансового сектора и проведения реформ.

А вот в соседней Киргизии ситуация несколько сложнее. Причем связано это в первую очередь с успешным Казахстаном. Этой осенью между этими двумя странами возник конфликт, как утверждают некоторые специалисты, из-за негативной актуализации образа Казахстана в риторике перед недавними выборами президента Киргизии. В результате Казахстан существенно усложнил пересечение своей границы товарам из Киргизии. Причем то же самое со своей стороны сделал и Китай, с которым у Казахстана налажены более тесные отношения.

Экономика Киргизии существенно меньше экономики его более крупного соседа и очень сильно зависит от последнего. Как недавно заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, ВВП одной Алматинской области больше ВВП Киргизии в 5 раз. Поэтому этот конфликт существенно сказывается на макроэкономических показателях Бишкека. Даже Международный валютный фонд пересмотрел из-за этого свои прогнозы роста киргизской экономики в 2017-м году в сторону уменьшения, снизив предыдущий целевой показатель с 3,5% до 3,2%. При этом прогноз на следующий год также ставится в зависимость от разрешения или неразрешения конфликта на казахстанско-киргизской границе. Причем, несмотря на декларируемые оптимистические ожидания благополучного исхода, МВФ всё же дает Киргизии рекомендации по мерам компенсации экономики из-за этого конфликта как в 2017-м, так в 2018-м году.

О том, что этот конфликт выходит за рамки «трений на границе» и может продлиться и в следующем году, говорит тот факт, что недавно правительство Киргизии инициировало законопроект о денонсации соглашения с Казахстаном о предоставлении последним технической помощи в размере 100 млн долл. в качестве одного из условий вступления республики в ЕАЭС.

Хорошо оценивают перспективы роста экономики Узбекистана. Так, МВФ в своем недавнем глобальном прогнозе экономического роста отметил, что узбекская экономика как в этом, так и в следующем году должна вырасти на 6% соответственно. Однако при этом в отчете указаны и ожидания роста инфляции — 13% в 2017 г. против 8% в 2016. Однако это связывается с предпринятой недавно валютной реформой, одним из следствий которой является разрешения свободного обмена валюты по рыночному курсу как юридическим, так и физическим лицам.

Одновременно с этим об очевидных признаках роста рассказал председатель Государственного комитета по инвестициям Азим Ахмедхаджаев. По его словам только с начала этого года объем иностранных инвестиций составил 4,2 млрд. долл., причем 3,7 млрд. — это прямые инвестиции. При этом он отметил, что в 2011—2016 гг. объем инвестиций в Узбекистан снизился на 40% — с 3,3 млрд. до 1,9 млрд., что особенно подчеркивает нынешние успехи. На которых, впрочем, Ташкент останавливаться не намерен.

Расчеты же ВВП Туркмении выводят эту страну на первое место в регионе. Исходя из доклада туркменского правительства о социально-экономическом развитии страны, рост ВВП здесь за первые 10 месяцев 2017 года составил 6,4%. На эту цифру сослался также президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, презентуя программу по социально-экономическому развитию страны на 2018—2024 годы. Этот показатель усиливается показателем предыдущего года, который составил 6,2%.

Эти цифры подтверждаются и международными организациями. Так, еще в апреле этого года Международный валютный фонд назвал Туркмению лидером темпа роста экономики на 2017—2018 гг., спрогнозировав увеличение ВВП на 6,5% и 6,3%, соответственно. На основе этого успеха руководство страны заложило в показатели роста ВВП на будущие шесть лет в пределах 6,2—8,2% ежегодно.

Хвалится успехами и Таджикистан. Как недавно заявил президент этой страны Эмомали Рахмон:

«успешная реализация экономической реформы за последние десять лет позволила обеспечить устойчивое ежегодное развитие экономики страны на 7%».

Однако международные организации отмечают другие критические показатели, не так высоко оценивая успехи. Так, Международное рейтинговое агентство Moody's прогнозирует рост внешнего долга Таджикистана выше запланированной величины, ожидая достижение показателя в 55% к объему ВВП к концу будущего года. По мнению специалистов агентства, это высокий показатель, так как из-за небольшого количества доходных статей экономики Таджикистана такой долг будет очень сложно обслуживать.

А Всемирный банк отмечает высокий уровень бедности, который сохраняется на отметке 30%. Правда, таджикский президент, комментируя успехи национальной экономики, парировал этот «упрёк» тем, что с конца 90-х годов уровень бедности удалось снизить с отметки 83%. А к 2020 году, благодаря проводимым реформам, ожидается снижение этого показателя до 20%.

Читайте ранее в этом сюжете: Лукашенко дали «волшебную палочку» для бегства от РФ: обзор экономик СНГ

Читайте развитие сюжета: «Белоруссия и Казахстан померяются IT-кластерами»: обзор экономики СНГ

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail