Биотехническая революция Виславия Зорина

«Крестьянская деревня умерла, потому что не осталось в ней хозяев», — говорил философ Виславий Зорин. Российское государство бросило село на произвол судьбы. Путь возрождения один — достижение экономической самодостаточности села на основе сберегающего биологизированного земледелия

Николай Латышев, 17 октября 2017, 09:32 — REGNUM  

Интервью главного редактора казахстанского сельскохозяйственного журнала «Аграрный сектор» Николая Латышева с автором разработанной в 1970-е годы концепции биотехнической революции Виславием Зориным («Аграрный сектор», № 4 (6), декабрь 2010 г.)

Зорин Виславий Иванович (1932−2014) — советский и российский философ. Доктор философских наук, профессор. Создатель философских концепций софиогонии и биотехнической революции, разработчик концепции евразийской философии.

Родился в 1932 году в деревне Караул Даровского района Кировской области в крестьянской семье. В 1947 году вместе с родителями переехал на постоянное место жительства в Казахскую ССР в Алма-Ату.

В 1954 году окончил философский факультет Казахского государственного университета. ЦК ЛКСМ Казахской ССР был направлен на целинные земли работать заведующим лекторской группой Северо-Казахстанского обкома ВЛКСМ. Затем в течение шести лет работал директором и завучем в сельской средней школе.

В 1962—2003 годах преподавал и заведовал кафедрой философии в Казахском агротехническом университете имени С. Сейфуллина.

В 1969 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата философских наук по теме «Формирование сельскохозяйственного рабочего класса и изменение его социальной структуры в период перехода от социализма к коммунизму: (На материалах совхозов Казахской ССР)».

В 1977 году на философском факультете МГУ имени М. В. Ломоносова защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора философских наук по теме «Научно-техническая революция в сельском хозяйстве и изменения в социальной структуре аграрного отряда советского рабочего класса». В научной работе рассматривались социально-философские вопросы биотехнической революции в сельском хозяйстве, которое было представлено в качестве важнейшей составляющей глобальной информационно-биотехнологической революции. Одним из оппонентов выступал известный философ академик И. Т. Фролов. Учёный Совет МГУ и следом ВАК СССР в своих заключениях отметили, что предложенная Зориным концепция биотехнической революции является новым направлением в социально-экономических науках.

В 1985 году способствовал созданию при Целиноградском государственном сельскохозяйственном институте биотехнологического центра.

В 1986 году создал Акмолинский философский клуб «Мыслитель», а при нем Академию Мудрости.

С 2003 года профессор кафедры гуманитарных и социальных наук Кинешемского филиала Московского государственного индустриального университета в г. Кинешма Ивановской области. При кафедре была организована Академия Мудрости, в которой принимали участие преподаватели и студенты, учителя школ и колледжей, жители Кинешмы и других регионов страны, граждане и учёные иностранных государств.

* * *

«Земледелие есть, прежде всего, растениеделие».

В. И. Зорин

Призрак продовольственного кризиса бродит по миру, как когда-то бродил призрак коммунизма, то в одной, то в другой точке земного шара время от времени возникают голодные бунты. Особенно они обостряются в годы засух, наводнений и других стихийных бедствий, когда растут цены на продукты, которые становятся недоступны для широких масс населения этих стран. Да и численность жителей планеты растет день ото дня, что приводит к увеличению техногенной нагрузки на природные экосистемы. В итоге Земле с ее ресурсами становится все труднее прокормить растущее население мира. Сегодня, по данным ФАО, количество голодающих на земном шаре составляет огромную цифру — 1 миллиард человек. И это из 6 миллиардов населения планеты! Такая ситуация приводит к необходимости искать новые пути увеличения продуктивности полей и ферм. Не случайно в мире в последние годы в десятки раз возросли инвестиции в биотехнологические исследования, в поиски новых, более дешевых способов получения продовольствия. Безусловно, грядет эра биологии.

Но при этом не стоит забывать, что вопросы «биотехнической революции» в сельском хозяйстве поднимались еще в советское время. Более того, философ Виславий Зорин, многие годы проработавший в Казахстане, впервые в СССР сформировал основные ее принципы и защитил в 1975 году в МГУ докторскую диссертацию по данному стратегическому направлению развития сельского хозяйства. Но тогда, в условиях плановой социалистической экономики, его идеи не были восприняты в качестве сигнала к действию. Более того, многими, в том числе и учеными, они так и не были до конца поняты.

Прошло более 40 лет, и мир «в лобовую» столкнулся с проблемой борьбы с глобальным голодом. Правота концепции Виславия Зорина подтвердилась самой жизнью, несмотря на то, что мир с тех пор сильно изменился и от бывшего СССР остались лишь воспоминания. Но удивительно, что в условиях нового рыночного времени его идеи не только не потеряли своей актуальности, а наоборот, стали более значимыми. В октябре 2010 года профессор Зорин на международном философском форуме в Афинах был включен в число активных мыслителей планеты и избран членом организации «Всемирный философский форум».

В один из приездов в Казахстан мы встретились с уважаемым философом.

* * *

Микробы — это тоже орудия труда

— Виславий Иванович, расскажите, как Вы пришли к созданию концепции биотехнической революции?

— Эта концепция сформировалась у меня в начале 70-х годов, когда я занялся философскими проблемами сельского хозяйства. Все мысли мои тогда были направлены на поиск путей применения философии для решения насущных проблем аграрного производства. В своих поисках я опирался на классический труд Карла Маркса «Капитал», на ключевые понятия — «предмет труда» и «орудия труда». Вот все говорят: земля — это предмет труда, живой скот — предмет труда, посевы зерновых — это тоже предмет труда. А что это такое, предмет труда? Это то, на что направлено воздействие орудий труда — тех же сельхозмашин. Вывод Маркса о том, что революция в орудиях труда есть основа качественного преобразования процессов производства, заставил меня серьезно задуматься. И помог мне утвердиться в другом выводе — в сельском хозяйстве земля, как биокосное вещество, это и предмет труда, и в то же время орудие труда, которое дает питательные и другие вещества для выращивания сельхозкультур. Получилось так, что понадобилось понятие для обозначения нового понимания термина «орудие труда». У Маркса нет понятия «биологическое орудие труда», и я его ввел. В Москве на защите докторской мне говорили, что данное утверждение на уровне открытия. И это вошло в протокол Ученого совета.

— Поясните подробнее суть Вашей концепции…

— Что производит земледелие? Продукцию — зерно, овощи и т.д. Поэтому растения, допустим зерновые, — это тоже орудие труда. Причем важнейшее, потому что они осуществляют биосинтез органических веществ с помощью энергии Солнца. Теперь возьмем скот. Это предмет или орудие труда? На первый взгляд кажется, что это предмет труда, но в то же время это важнейшее биологическое орудие труда по синтезу молока, мяса и других продуктов животноводства. Возьмем микроорганизмы. Мы их используем для производства сыра, сбраживания молока, для получения целого ряда других продуктов. В итоге и микроорганизмы — это тоже орудие производства.

* * *

Горизонты РАСТЕНИЕделия

Размышляя над этим вопросом, я пришел к выводу, что, к примеру, в земледелии все усилия работников сельского хозяйства направлены на улучшение системы обработки. Но фактически не почва — главное в сельском хозяйстве, а организм растения. Почему? Потому что вполне может быть и беспочвенное производство. Например, аэропоника. Тогда получаем вывод, что главное, на что земледелец должен нацелить свое внимание, — создать условия для биосинтеза зерен. А как увеличить количество этих зерен? Для этого необходимо главное внимание уделять выведению новых сортов растений. И делать это с помощью достижений современной биотехнологии.

— Но здесь, очевидно, не все так однозначно. Вопрос, использовать или не использовать в пищевых целях продукцию, содержащую ГМО, — один из самых обсуждаемых в обществе…

Этот вопрос надо изучать. Я думаю, если мы будем поступать так, как поступает природа, то вреда организму человека от этого не будет. Если детально изучим и изменим геном растений, улучшив его качества, то и бояться особо ничего не надо. А мы боимся. Вот, говорят, главное в животноводстве — корма. Да, это важно. Это аксиома, но догматическая аксиома. И она неверна. Если просто только кормить животных, не улучшая их породных качеств, то это не приведет к значимым результатам, и мы вечно будем топтаться на месте. Не секрет, что при одинаковых условиях высокопородный скот на 30% (если не больше) экономичней использует корма, чем низкопородный. Этот тезис вполне можно отнести и к микроорганизмам и их штаммам. Например, для приготовления сыра можно вывести такие микроорганизмы, которые по времени смогут быстрее и экономичнее осуществлять процесс его приготовления.

* * *

Тернистый путь идеи: от Брежнева до Горбачева

— Как дальше пошло развитие вашей концепции?

— В 1973 году Целиноградский сельхозинститут выпустил мою книгу «Революция в сельском хозяйстве». На основе этой книги я написал статью «Биотехническая революция в сельском хозяйстве» и пришел в журнал «Вопросы философии». Его редактором тогда был академик Иван Фролов. Позднее он организовал «Институт человека». Биолог по образованию, он был философом по сути. И когда я принес ему статью, он, ознакомившись с ней, сказал, что готов ее напечатать в журнале. И статья практически без редакционных изменений вышла в № 2 журнала «Вопросы философии» в 1975 году. Впоследствии Иван Тимофеевич стал моим официальным оппонентом на защите диссертации. Он внес предложение, что концепция биотехнической революции является новым направлением в социально-экономических науках. И потом его предложение нашло отражение в решении Ученого совета. В 1975 году я выпустил книгу «Научно-техническая революция в сельском хозяйстве», где дал более полное обоснование концепции.

— Как была воспринята ваша концепция коллегами-учеными?

— Вы знаете, в 1973 году мы ее обсуждали в полной аудитории. Выступавшие анализировали, высказывали свои мнения, но я чувствовал, что многие так и не поняли ее сути. Хотя в целом была дана неплохая оценка этой работе. Я чувствовал, что это жизненная концепция. И ее надо продвигать и реализовывать на практике. И я написал в Политбюро ЦК КПСС письмо, в котором говорил о необходимости пересмотра теории ведения сельского хозяйства на основе взглядов о биологических орудиях труда. И предложил создать биотехнологический институт в Целинограде. Но ответа не последовало. Я написал Брежневу. Тоже ответа не получил. Затем написал письмо министру сельского хозяйства Месяцу и тоже безрезультатно. И только когда мое письмо попало к президенту Академии наук СССР Александрову, пришел ответ за подписью академика Мишустина. В нем было сказано примерно следующее — в ваших предложениях есть серьезное рациональное зерно, но биотехнологический институт должно создавать Министерство сельского хозяйства. А через некоторое время пришел ответ и из Министерства сельского хозяйства за подписью Месяца. Смысл его сводился к следующему — ну, что вы там навыдумывали, успокойтесь, у нас все идет по плану, и поэтому писем нам больше не пишите. Но биотехнологический институт все же был создан, правда, уже при Горбачеве, которому я также писал.

— С какими вопросами Вы обращались к последнему генсеку ЦК КПСС?

— В тех письмах я отмечал, что в Шортандах у нас есть научно-исследовательский институт. Но в отделе селекции кадров мало, не хватает аппаратуры, недостаточно выделяется средств. И доказывал, что этот сектор должен быть основным, а все остальные должны его обслуживать.

* * *

Берегите крестьянина!

— Насколько сегодня человечество в состоянии противостоять угрозам голода? Что надо для этого делать?

— В 1947 году под Мехико был создан Международный селекционный центр, куда были привлечены талантливые ученые, вложены немалые средства в исследования. В итоге были выведены новые сорта, которые позволили более чем вдвое увеличить урожай пшеницы, риса, кукурузы. Считаю, сегодня необходимы подобные меры и серьезные инвестиции в сельскохозяйственную науку.

Но при этом всегда надо помнить, что культура крестьянства — это основа народной культуры страны. И эту культуру необходимо развивать, чтобы не потерять в будущем культуру страны. С другой стороны, в ходе творческих исканий я пришел к выводу, что мудрость — это высшая и главная форма познания. А крестьянину приходится сложнее других социальных слоев населения, потому что он работает с живой природой. В отличие от того же рабочего, который трудится у станка, взаимодействуя с физической формой движения материи. Биологическая форма материи более сложная. И крестьяне, на мой взгляд, самые мудрые люди. Как говорил известный земледелец Терентий Мальцев, в работе крестьянина первый ход белыми делает природа. А чтобы достойно ей отвечать, надо очень много знать.

Крестьянин своим сердцем, своим умом во все времена понимал сельское хозяйство и кормил народ и государство. Поэтому я бы сказал, что сегодня главная задача — это сбережение сельского населения, сбережение сельского хозяйства и развитие его на новой современной основе с помощью биотехнологии, нанотехнологии и других современных способов. В далеком 1973 году после того, как вышла моя книга и коллектив обсуждал ее, один из выступавших ученых сказал, что в ней нет ничего лишнего, это книга — следующего века.

И вот следующий век пришел… Век ресурсосбережения и высокотехнологичных производств. Затраты на совершенствование биологических средств труда гораздо меньшие, чем, допустим, перелопачивание земли на миллионах гектаров. В какой-то степени этот фактор также объясняет привлекательность концепции.

— Но здесь, наверное, есть закономерное противоречие — увлекшись только селекцией, нельзя забывать и о других направлениях растениеводства…

— Перекосов не должно быть никогда. Но у нас сейчас все еще традиционное сельское хозяйство, и очень немногие хотят что-то менять. Но абсолютизация, как и догматизация, опасна для сельского хозяйства.

— Расскажите, почему Вам как философу так близко сельское хозяйство?

—Я родился в крестьянской семье. И когда был мальчишкой, я спал на полатях в крестьянской избе. И вот как-то раз упал с полатей — с тех пор и мыслю по-крестьянски (смеется). А если сказать серьезно, в 1988 году я с братом ездил на родину в Кировскую область, в деревню под названием Караул. Там не осталось ни одного дома. И место, где стояла деревня, поросло молодым лесом. От деревни моего брата Николая Зорина тоже не осталось ни одного дома. Так мы обошли шесть деревень и насчитали в них 14 человек. Остались лишь немощные старики и калеки, которым некуда деваться. Я приехал в Целиноград и в тот же год организовал конференцию «Крестьянин — хозяин: возможен ли?». Крестьянская деревня умерла, потому что не осталось в ней хозяев. А пока этот хозяин не появится, у нее не будет перспективы.

Читайте ранее в этом сюжете: Российское земледелие на распутье

Читайте развитие сюжета: Путевые заметки «Знакомство с аграрной Америкой»: Часть первая

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail