Обычно дипломатические конфликты не несут серьезных последствий для биржевых маклеров. Однако, похоже, эта практика не применима к случаю с Турцией. Об этом 11 октября сообщает издание Die Welt.

Турецкие деньги
Турецкие деньги
PublicDomainPictures

Эксперты отмечают, что политический произвол турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана вызывает растущую нервозность на финансовых рынках. Теперь политический спор между Анкарой и Вашингтоном вызвал настоящее «землетрясение» на турецкой фондовой бирже.

Ведущий турецкий фондовый индекс BIST 100 потерял около пяти процентов своей стоимости, и теперь инвесторы ожидают роста процентных ставок. Турецкая лира упала почти на 7%, это даже больше, чем после неудачной попытки государственного переворота летом прошлого года.

«Ситуация кажется очень серьезной», — отмечает Тимоти Эш, управляющий активами сети отелей Blue Bay. «Если падение курса лиры продолжится, турецкому центральному банку, возможно, придется вмешаться и повысить процентные ставки».

А триггером всего этого стал дипломатический спор Турции с США. В эти выходные (7−8 октября) дипломатические представительства Турции и Соединенных Штатов взаимно приостановили выполнение визовых операций. Причиной тому стал арест турецкими властями сотрудника консульства США в Стамбуле, являющегося гражданином Турции. Ему вменяют обвинения в шпионаже и принадлежности к движению гюленистов, на которое правительство Турции возложило ответственность за попытку государственного переворота в июле прошлого года. С тех пор турецкие власти и заключили в тюрьму огромное количество обвиняемых, в том числе граждан ЕС.

«Эрдоган ведет Турцию в пропасть, — заявил Стив Ханке, один из ведущих экономистов американского Института Катона. — Если он сажает людей в тюрьму, то это уже не провокация, а политика мафии».

Финансовые аналитики также оказались удивлены тем, как резкая эскалация дипломатического конфликта между государствами отразилась на финансовых рынках. Лира потеряла значение и по отношению к евро. Никогда раньше не приходилось платить 4,36 лиры за евро. Экономисты отмечают, что только в этом году турецкая валюта обесценилась на 18% по отношению к евро.

Дипломатический конфликт Турции с США больше не является только психологической проблемой Эрдогана. Сейчас вся турецкая экономика находится под давлением. Многие участники международного финансового рынка, несмотря на их активные инвестиции в доллары или евро, хранят свои доходы в лире. Однако, если стоимость национальной валюты Турции продолжит падать, долговая нагрузка на государство будет расти.

Слабая лира стимулирует инфляцию, а следовательно, и ухудшение благосостояния. Турция является крупным импортером нефти и должна платить за топливо в лире. В сентябре, к примеру, инфляция уже выросла до 11,2%.

Эрдоган не должен недооценивать этот эффект, если он не хочет рисковать своими рейтингами среди турецкого населения. Люди особенно остро чувствуют, как кризис бьет по их кошелькам, и в такие моменты их лояльность правителям особенно быстро падает.

Турция также не может позволить себе потерю международного доверия. Страна в значительной степени зависит от иностранного капитала, поскольку она импортирует намного больше товаров и услуг, чем производит сама.

Реакция кредитных рынков также не заставила себя долго ждать: стоимость страхования Турции от возможного дефолта резко возросла. В настоящее время вероятность дефолта оценивается уже в 20%, хотя еще недавно этот показатель составлял ниже 10%.

На данный момент эксперты отмечают, что из-за политических рисков, провоцируемых самим турецким руководством, Эрдоган может отказаться от надежды на то, что его страна в ближайшее время вновь войдет в клуб инвестиционных государств. После попытки государственного переворота и последующих политических потрясений рейтинговые агентства оценивают кредито‑ и платежеспособность страны как очень низкую.