Развитию Дальневосточного федерального округа уделяется большое внимание — программа развития территории стала стратегической для страны. По итогам визита на Дальний Восток президент РФ Владимир Путин дал целый ряд поручений правительству, министерствам и ведомствам. Об успехах реализации внедренных проектов территорий опережающего социально-экономического развития, свободного порта Владивосток практически в ежедневном режиме отчитывается Министерство по развитию Дальнего Востока. На прошедшем в сентябре во Владивостоке III Восточном экономическом форуме было подписано 217 соглашений на сумму в 2,5 трлн рублей. Инвесторы идут на территорию, «как мухи на мёд». И все мечтают о светлом будущем процветающего Дальнего Востока.

Форум
Форум
Kremlin.ru

Читайте также: Поручения Путина по ДФО: социальное развитие, кадры, инвестиции и бизнес

Простые же жители Дальнего Востока продолжают мечтать о более приземлённых вещах. Как бы бравурно это не звучало, но чиновникам Минвостокразвития, которые сегодня рапортуют об успешном развитии территории, видимо, не понять простого дальневосточного мужика, который мечтает не бегать в лютый мороз — 40о С в туалет на улицу. Мечтает получать нормальную заработную плату, и это не 200 тысяч рублей в месяц, а в районе хотя бы 50—60, и главное, чтобы без задержек. Мечтает он о том, чтобы найти достойную работу в своем регионе, а не ехать за тридевять земель, оставляя семью на 2 или 3, а то и 6 месяцев. А даже если он моряк по профессии и призванию, то чтобы работать на судне под российским флагом, со всеми соцгарантиями, а не на старом корыте под иностранным флагом, которое в один прекрасный момент может на месяцы застрять в каком-нибудь зарубежном порту без денег и провизии, а что ещё хуже, затонуть.

Читайте также: Развитие ДФО: сахалинское село голодает, хлеб — по записи

А среднестатистическая дальневосточная женщина тоже мечтает о своём: как бы прийти в магазин и закупить в нём все необходимые продукты. Ведь зачастую в отдаленных территориях, когда срываются сроки Северного завоза, ощущается острая нехватка элементарных продуктов питания — люди выстраиваются в огромные очереди за сахаром, куриными яйцами, маслом. Мечтает она о том, чтобы ребёнок ходил в благоустроенный детский сад и школу, а не в приспособленное под это старое деревянное здание. И чтобы в школе хватало педагогов, а в больнице можно было попасть на приём к узким специалистам, например, к невропатологу, не ожидая своей очереди в лучшем случае месяц.

Магазин
Магазин
Скриншот страницы sunhome.ru

А все вместе они мечтают меньше платить за коммунальные услуги, а не отдавать за свет и тепло в зимние месяцы треть своего дохода. Мечтают передвигаться по нормальным асфальтированным дорогам, пусть и не на дорогом, но своём, не взятом в кредит, автомобиле. Мечтают жить в благоустроенной квартире, пусть взятой в ипотеку при долевом строительстве жилья, но главное, чтобы дом достроили. Мечтают поднакопить год-другой и рвануть в отпуск если не в Сочи и Крым, то хотя бы на Москву посмотреть.

Читайте также: Дальний Восток — территория отстающего развития, или Что не покажут Путину

А о чём мечтают люди, отвечающие за развитие Дальнего Востока? Оказывается, что совсем о другом. Они даже не мечтают, а уверены в том, что этот самый замечтавшийся дальневосточный мужик возьмёт гектар земли и займётся бизнесом, а дороги к наделам строить не надо, так как люди будут передвигаться на семейных квадрокоптерах. Педагогов не надо будет привлекать на территорию зарплатой в 150 (именно 150!) тысяч рублей, так как образовывать детей можно будет онлайн.

О развитии Дальнего Востока, таком, каким его видят в Москве, в интервью ИА REGNUM с председателем Общественного Совета Министерства по развитию Дальнего Востока Сергеем Габестро.

Николай Богданов-Бельский. У дверей школы (фрагмент). 1897
Николай Богданов-Бельский. У дверей школы (фрагмент). 1897

Читайте также: О Дальнем Востоке России, как о Марсе: качай больше нефти и газа

: В рамках Восточного экономического форума много всего хорошего сказано о развитии Дальнего Востока, о перспективах и так далее. Давайте сегодня поговорим всё-таки о проблемах. На ваш взгляд, какая самая главная проблема, которая тормозит развитие Дальнего Востока?

В отдельных отраслях есть какая-то главная краеугольная проблема. Если мы берём, к примеру, отрасль аквакультуры и рыбоводных участков, то проблема браконьерства — она тормозит. Потому что все остальные проблемы — они производные в этой отрасли, например, отсутствие страхования, отсутствие нормальной логистики — потому что есть браконьерство. Когда государство осознает, что первое, что оно должно решить — это проблема браконьерства в аквакультуре, аквакультура «взрастёт» как на дрожжах.

Что касается других отраслей, например, горнодобывающей, там на самом деле основная проблема — это логистика, отсутствие, то есть регион очень большой, самый большой макрорегион России, в этом и достоинство, и проблема для отрасли. Эту проблему тоже и Министерство развития Дальнего Востока вместе с правительством и президентом решают, создавая ту или иную инфраструктуру. Поэтому говорить в целом о проблемах Дальнего Востока, вы знаете, сегодняшняя проблема может через 5—10 лет стать большим преимуществом. Например, сегодня проблема — на Дальнем Востоке живёт 6 миллионов человек, потому что рядом живут полтора миллиарда китайцев, да, с одной стороны, это проблема, но в условиях роботизации экономики и цифровизации мира это не проблема, а преимущество, потому что если мы эти 6 млн обучим обслуживать эти роботизированные производства, у нас нет проблемы, потому что проблема будет там через 5—7 лет.

С моей точки зрения, Дальний Восток — это перспективнейшая территория, безусловно, будет ближайшие год-два-три, если мы продолжим делать то, что мы делаем в рамках правительства, президента, и мы понимаем, что для нас это приоритетное развитие, для всей страны. Это становится по сути локомотивом всей страны. Все новации, которые были приняты за последние три года, большинство новаций, в том числе в госуправлении, они здесь. Например, что такое закон о дальневосточном гектаре, о котором все много говорят. Есть хорошее и плохое, на самом деле это уникальный продукт с точки зрения госуправления выделением земли, ведь мы по сути взяли и у недобросовестных госслужащих, которые ранее выделяли землю, вырвали активы, сейчас они не могут ничего самопроизвольно распределять, они вынуждены работать в жестких условиях в информационной системе. Такого не было в госуправлении РФ, чтобы в электронном виде ты мог по сути выделять землю, будучи в любой точке, если ты гражданин РФ. Ты берешь и получаешь 1 гектар земли абсолютно бесплатно для собственно развития.

Читайте также: В Уголовный кодекс предложили ввести статью «ссылка на Дальний Восток»

: Ну, вот конкретно этот проект вы не считаете мёртворожденным, что, может быть, из тысячи гектаров будут освоены только сотни?

Первое — уже 100 тысяч заявок получено.

: Так, и что дальше люди с ними делают?

100 тыс. заявок получено федеральной информационной системой, 30 тысяч выделенных участков. Посмотрите в Центральном округе — до 20% россиян заинтересованы в получении и осваивании этой земли. А я вам могу сказать, что министерство, правительство заинтересованы создать такие условия освоения земли, чтоб они были подъёмными. Если ты хочешь посадить сад — пожалуйста, это освоение земли. В этом смысле тот регламент, что находится сейчас в обсуждении, это будет очень легкий регламент для того, чтобы вы освоили эту землю. И дальше вы получаете право собственности на неё. У нас уже сейчас большое число поселений, которые возникают самопроизвольно — по 500 человек люди объединяются и создают свой муниципалитет, своё поселение, это города нового типа, по сути. Им сейчас тоже помогают министерства по развитию человеческого капитала, развитию Дальнего Востока, потому что нужны компетенции, нужно обучать создавать город, ведь мы утратили эти компетенции, это только СССР мог создавать города, сейчас мы их восстанавливаем.

Гектар
Гектар
Иван Шилов © REGNUM

Читайте также: Колыма — Путину: Население «задавлено» высокими тарифами и ценами

: Сегодня мы теряем города, закрываем те, которые у нас есть.

А на Дальнем Востоке создаём.

: На Дальнем Востоке же и теряем, социальная инфраструктура — она же не развита совсем. А мы новое создаём.

Это люди создают. В этом смысле очень хороший пример — люди, создающие свой город, им же государство поможет, и они создадут свою социальную инфраструктуру. Это будут города нового типа, с моей точки зрения. Может, и не надо создавать там, где мы теряем, потому что в силу экономических обстоятельств сложилось так, что там этот населенный пункт не нужен. Дальше что: мы под один гектар сейчас разрабатываем, точнее, люди разрабатывают, а мы им помогаем это популяризировать — экономический базис. На ВЭФ, на сессии по одному гектару один из выступающих предложил введение системы подряда — она даёт, по сути, возможность людям зарабатывать там до двух-трёх миллионов рублей в год. Молодёжь из любого города Центральной России неужели не поедет для такой возможности? Не получит этот гектар и не будет его развивать? Я думаю, что поедет и будет работать. Там много разных кейсов, уже десятки кейсов, можете зайти в программу гектара и посмотреть, что уже люди получили, и они на самом деле счастливы. Для многих этот закон стал акселератором для их собственных начинаний. Один из парней не мог сделать свою гостиницу, был удалён от моря, как только дали возможность получения гектара, первое, что он сделал — получил 5 соток и начал строить у моря, вкладывать, развивать. Это уникальный закон в своём роде, когда такое количество процессов госуправления были сведены в электронном виде. Он антикоррупционный с точки зрения выделения земли. Он честный по отношению к людям, и, конечно же, прогрессивный, потому что завтра по всей территории РФ будут в электронном виде выделять землю.

Что нужно сделать для того, чтобы было выделено не 100 тысяч участков, а миллион? Работать. Если будет у любого человека понятная возможность зарабатывать деньги, все переедут на свой гектар, а дороги, кстати, если мы опять же посмотрим через 10 лет, насколько важна инфраструктура, то она становится всё менее важной. Посмотрите, проекты там Элона Маска. Там не нужны ни электросети, ни очистные. Там новые технологии — солнечные батареи, тепло земли, лишь бы вода была. Есть вода и участок — и ты можешь быть полностью обеспечен всем необходимым для жизни. А передвижение — загляните в будущее на секунду, есть ли через 10 лет проблема передвижения без дорог?

Территория
Территория
Иван Шилов © ИА REGNUM

: На Дальнем Востоке есть.

Я говорю про квадрокоптеры, индивидуальные семейные. Маленькие самолёты, малая авиация.

: У нас есть территории, где мы и малой авиацией не можем дотянуться…

Есть. Мы бежим по кругу. Наши страны технологически развитые, мировые лидеры, они бегут впереди нас. Если мы будем бежать за ними, никогда их не догоним. А если побежим поперек, то окажемся там, где они ещё не были. Поэтому у меня логика такая, и Дальний Восток именно для этого — чтобы бежать поперек.

Читайте также: ДФО: мечты о песчаных замках разбиваются о российскую действительность

: Ключевым фактором, сдерживающим развитие портовых, и не только, регионов Дальнего Востока, является недостаточная пропускная способность железнодорожных путей. Президент поручил выделить 150 млрд рублей на модернизацию БАМа и Транссиба. Как вы считаете, достаточно ли этой суммы? Режим порто-франко будет введён в Советской Гавани Хабаровского края, где практически нет железной дороги, но есть проект по строительству терминала для перевалки сжиженных углеводородных газов. В чём смысл, когда рядом Ванино, где уже сегодня между стивидорными компаниями сложилась жёсткая конкуренция за объёмы на железной дороге? Каковы шансы у компаний, которые решат инвестировать в Советскую Гавань?

Первая железная дорога в мире появилась в Америке, она была частная. Может, это повод отказаться всё же от государственного доминирования и монополизма? Если есть проблема — построй железную дорогу. Предприниматель начал строить какие-то объекты или активы. Во всяком случае, привлеки инвестирование, может быть, это будет частно-государственное партнёрство. Начали же мы строить частно-государственные дороги и платные. Время придёт и для железных дорог. Не являюсь специалистом в области цифр, достаточное или недостаточное финансирование. Исхожу из того, что государство может быть эффективным, время пришло и не позволит быть государству неэффективным, иначе его не будет.

Читайте также: Якутия: Бизнес у нас не право, а привилегия с важного кивка чиновников

: Согласитесь, что помимо железной дороги, у нас ещё и беда с флотом.

Почему я должен соглашаться?

: Это касается как торгового флота, так и промыслового. Достаточно посмотреть на причалы для наших судов, чтобы увидеть, какие старые ржавые суда под флагами разных стран швартуются повсеместно. Не берём во внимание специализированные угольные терминалы. С флотом что делать? Можно ли сказать, что мы потеряли флот? И делается ли что-то для восстановления флота?

Есть Софтфрахт, Пурин Дима, задайте ему эти вопросы. Флот, вот где людям удобно держать, под какими флагами, под теми пусть держат. А флот в огромном количестве строится, в том числе на судостроительной корпорации, которая строит и гражданские суда. Южная Корея строит их огромное количество. Запускаем на Большом Камне новую верфь «Звезда», которая планирует строить, в том числе гражданские суда. Насколько я понимаю, Объединённая судостроительная корпорация загружена заказами. Новые активы, тот же самый «Залив» из Крыма. Они не испытывают проблем. Что вы называете флотом? Если это малые рыболовные суда, тоже нет проблем, можешь разместить где угодно заказ — в Корее, Норвегии и в Турции. Проблема-то в том, чтобы загрузить наши верфи, потому что это важно, это стратегическая государственная задача. Решением может являться квота под киль: если ты хочешь получить квоты для вылова водных ресурсов, ты строй суда на наших верфях. Надо это довести до конца, чтобы заработало.

Крупная узловая железнодорожная станция в Тынде
Крупная узловая железнодорожная станция в Тынде
Afonin

Читайте также: На Сахалине среднедушевой доход растёт вместе с социальной пропастью

: В чём вы видите на практике главный плюс режима свободный порт Владивосток, и не поторопились ли с распространением этого режима на остальные территории Дальнего Востока?

Нет. Конечно, это должно быть, потому что как раз создавать монопольную позицию только порту Владивосток, в отличие от других портов, было не очень корректно. В разных портах уже есть существующие бизнесы, люди, готовые инвестировать и открывать новые бизнесы. Подобного рода решение позволило всем находиться в равной степени квотирования и преференций. Поэтому это правильное решение, а развитие уже идёт. Спросите у субъектов свободного порта. Там уже реальная борьба. Созданная ассоциация свободного порта Владивосток пытается очень конструктивно разговаривать с корпорацией по развитию Дальнего Востока, с министерством, защищать интересы своих членов, чтобы не допускать лишних некорректных поведений одного по отношению к другому. Идёт нормальное хорошее развитие. Что касается того, нужен ли свободный порт Владивосток, то наш исторический опыт говорит о том, что мы имеем прекрасный город Одесса, потому что он получил этот вид весь только тогда, когда он был свободным портом. То же самое и во Владивостоке. Всё основное развитие своё он получил тогда, когда был порто-франко. Поэтому мы просто исследуем историю и принимаем в соответствии с ней решения.

Читайте также: Перестанут ли жители Дальнего Востока говорить на русском языке?

: У людей из глубинки часто возникают вопросы: вы развиваете Владивосток, видим, что-то делается с Петропавловском-Камчатским, что-то в Южно-Сахалинске, в Хабаровске, в Якутске. А провинция стала совсем провинцией, и люди спрашивают — мы-то вам совсем не нужны? Вот как вы относитесь к тем разговорам о том, что Дальний Восток хотят отдать китайцам?

Господи помилуй. Вы тут много видели китайцев? Я прилетаю сюда через всю нашу страну, выхожу во Владивостоке и вижу европейский город. Может, так получилось, что я ещё не объездил все маленькие города. Три года назад эту же речёвку произносили Хабаровск, Владивосток, Якутск, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск. Эту же: что мы никому не нужны, нас бросят. Теперь её произносят маленькие отдалённые муниципалитеты. Но что такое режим ТОРа? Вся деятельность и стратегия Министерства развития Дальнего Востока: нужны точки роста. Это те самые ТОРы, где-то они в городах, где-то рядом с городами. Всех «залить» деньгами не получается, это было понятно ещё три года назад. А вот создать условия, чтобы в этих точках роста была реально хорошая культура, чтобы там рос бизнес, росли социальные условия для людей, это можно. Этим сейчас занимается правительство, и именно эти точки роста создаём. Ведь мы же говорим о дерегулировании в них. Общая система регулирования тяжеловесна, на мой взгляд, неэффективна. Проблемы КНДР видим по телевизору, уже президент отмечает, что реальная проблема связана с контрольно-надзорной деятельностью всех органов. Как это победить? Простыми методами это уже не победить. Но можно сделать выделенные территории ТОР и там своё регулирование. Тогда только позитивными практиками, когда полностью всё работает так, что там инвестклимат позитивный, культура соответствующая для того, чтобы там росли бизнесы, как грибы, тогда можно эту практику распространять на другие территории.

Сейчас нам нужно всем миром поддержать инструменты, введённые здесь, на Дальнем Востоке, чтобы получить эти лучшие практики, иначе победят контролёры, для них выгодно, чтобы эти эксперименты закончились неудачно. А для нас, обычных граждан, очень выгодно, чтобы все эксперименты со свободным портом Владивосток, с ТОРами закончились позитивно, чтобы там выработалась новая практика контрольно-надзорной деятельности, дерегулирование, создалась новая культура для жизни, роста, чтобы там росли наши дети, и они получали современное образование международного уровня. Вот что мы сейчас все делаем.

Читайте также: Как не потерять Дальний Восток: пора подумать о людях, живущих там?

: Что с кадрами делать? Как привлекать кадры на Дальний Восток? Элементарно нет учителей, врачей.

Мы с вами обо всём уже поговорили. Если у учителя начальных классов будет зарплата 150 тысяч рублей и ему дадут 1 гектар, а муж будет зарабатывать свои 200, то их здесь будет много. Что сделать, чтобы хорошие качественные профессиональные учителя приезжали, да необязательно приезжать, сегодня мир цифры, общаться с суперпреподавателем вы можете в режиме онлайн. Вам, по сути, здесь нужен педагог-организатор, который детей организует. Лучшие методики и практики нужно выхватывать с дистанционного образования. Это будущее.

Константин Трутовский. Сельская учительница. 1883
Константин Трутовский. Сельская учительница. 1883

: Понятно, но на Дальнем Востоке не хватает даже просто учителей начального звена.

Я сказал, простая история: на зарплату 12—20 тыс. рублей не пойдут хорошие учителя. Вопрос, который решаем. Будет экономика, будет и социалка. Есть опыт в одном из регионов Дальнего Востока, когда экономика была поставлена над социалкой. Правильный: без экономики социалки быть не может.

: Получается, что создаются агломерации? Мы сконцентрируем людей там, где хорошо?

Да. Что в этом плохого?

: А с остальным Дальним Востоком что делать?

6 млн человек, вот и будет одна большая агломерация.

Блиц-интервью

: Что вы считаете своим главным достижением в жизни?

Дети, жена — семья.

: Ваше любимое место отдыха?

Крым.

: А где мечтаете побывать?

На Курилах.

: Сколько, по-вашему, должен зарабатывать человек, чтобы достойно жить?

Вопрос каверзный. Тот человек, который умеет довольствоваться тем, что он имеет, он счастлив. Кто-то зарабатывает миллионы и несчастен, а кто-то 20 тысяч, и он счастлив. Достойно жить — это не связано с материальным благополучием, это служить ближним своим.

: А вы счастливый человек?

Да.

: Кем вы мечтали стать в детстве?

Пожарным, у меня брат был им. Папа был юристом, я в какой-то степени стал юристом. Окончил юридический факультет, а потом занялся бизнесом.

: О чём вы мечтаете сейчас?

Чтобы мои дети любили Родину так же, как я её люблю. И чтобы Родина была тогда, когда они вырастут, станут взрослыми, и чтобы внуки точно также были гражданами России, и эта Родина была настоящая, честная, справедливая, комфортная для работы.

Читайте также: ДФО мешают развиваться бюрократия, проволочки и административные барьеры

Как сообщало ИА REGNUM, эффективность госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Забайкалья» по итогам 2015 года была оценена на 45,5%. Это наихудший результат в рейтинге эффективности госпрограмм, реализуемых на территории Российской Федерации. При этом выделенные на развитие Дальнего Востока и Забайкалья деньги были освоены почти полностью — на 97%. Финансирование программы в 2015 году из разных источников составило 33,6 млрд рублей.

Напомним, что лучше всего о ситуации на Дальнем Востоке говорят не бравурные доклады региональных чиновников, а цифры и мнение людей.

В Петропавловске-Камчатском 1 кг помидоров в мае 2017 года стоил 700 рублей, а в Якутске продавцы просили 200 рублей за килограмм картофеля нового урожая. В некоторых населённых пунктах Якутии и на Чукотке литр молока стоит дороже 100 рублей, а на Сахалине в феврале был дефицит куриных яиц. В регионах Дальнего Востока самая дорогая продуктовая корзина: на Чукотке — свыше 10 тыс. рублей, на Колыме, Камчатке, Сахалине и Якутии — более 6 тыс. рублей.

Читайте также: Хорошо там, где нас нет: Камчатку за год покинули почти 27 тыс. человек

За шесть месяцев 2017 года регионы Дальнего Востока нарастили объём государственного долга до 152,2 млрд рублей.

Камчатка и Чукотка — «антилидеры» в РФ по смертности населения, при этом Магаданская область, Еврейская автономия и Камчатский край в ТОПе РФ по объёму продаж алкоголя.

Уровень нетрудоустроенных граждан в регионах ДФО доходит до 8,1%.

Четверть жителей ЕАО живет за чертой бедности, а Приморье вошло в список самых криминальных субъектов России.

Дальневосточные регионы заняли последние места в списке субъектов РФ по продолжительности жизни.

Читайте также: Дальний Восток: «Деньги, ТОРы, крупные проекты идут мимо населения»

На Камчатке воспользоваться программой переселения хотят более 2,5 тыс. человек, а очередь в детские сады ждут более 1,5 тыс. малышей, и умирает каждый тысячный родившийся ребенок. ЕАО несколько лет не может выйти на увеличение рождаемости, число умерших в 2016-м приморцев на 11% превысило число родившихся, в 76% сельских детских садов Якутии отсутствуют водоснабжение и канализация, а в школах столицы региона — почти по 40 человек в классе, сложная ситуация с обеспеченностью школами и детскими садами и на Сахалине.

В сахалинских деревнях почти не осталось детей, выпускники есть не каждый год.

В Приморье, Хабаровском крае и Приамурье долги по зарплате одни из самых высоких в РФ (329, 113 и 11 млн рублей соответственно).

В Якутии обострилась проблема обманутых дольщиков, и в этом году были проблемы с северным завозом, людям приходилось сидеть без продуктов и электричества.

Цены на бензин в Дальневосточных регионах уже вплотную приблизились к отметке 50 рублей, а в Анадыре топливо стоит даже дороже.