В правительстве Карелии настаивают на том, что просто вырубать лес и продавать его в России и Финляндии нельзя. Необходимо превращать республиканскую древесину в конкурентоспособную продукцию непосредственно в регионе, выплачивая налоги в местные бюджеты, обеспечивая население работой. Эта очевидная задача сегодня сложна из-за целого ряда проблем, одинаковых для всех «лесных» районов республики. Прежде всего, для самых северных — Калевальского и Лоухского.

Один лесовоз в рейсе, второй на ремонте
Один лесовоз в рейсе, второй на ремонте
© ИА «Республика Карелия»/Сергей Макеев

Каждый лесозаготовитель, с которым врио главы Карелии разговаривал во время недавней рабочей поездки в северные районы, говорил о том, что в состоянии вырубать и перерабатывать больше древесины. Многие готовы увеличить свою лесосеку вдвое. А лес в республике есть. Только в Лоухском районе не используются полмиллиона кубометров. Этот лес растет на ранее арендованных, но не вырубаемых участках. Так, индивидуальный предприниматель Дмитрий Кабанов из поселка Пяозерский в Лоухском районе готов взять часть лесосеки у крупной компании «ФинТек».

Дмитрий Кабанов РЕД
Дмитрий Кабанов РЕД
© ИА «Республика Карелия»/Сергей Макеев

"У нас аренда — 37 тысяч кубометров в год. Мы ее всю осваиваем. И готовы увеличить производство еще на 40 тысяч, — заявил Дмитрий Кабанов. — Здесь есть аренда, которая не осваивается — у приоритетного проекта «ФинТек». Проекту уже три года, но они не осваивают эту аренду. Если у них не получится, то мы готовы ее взять».

Компания «ФинТек» — крупный, так называемый «якорный», инвестор на промышленной площадке в городе Костомукша. Бизнесмены готовы вложить в город горняков более миллиарда рублей инвестиций, обеспечить работой более ста костомукшан. Благодаря присутствию такой крупной компании в Костомукше, в федеральный центр ушла заявка, чтобы город стал территорией опережающего социально-экономического развития. Основной бизнес «ФинТека» — производство домов из клееного бруса. Сначала свой лесозавод бизнесмены планировали поставить в Костомукше, но сейчас рассчитывают обустроить производство в Пяозерском. Под этот проект фирма взяла в аренду огромный участок леса — 250 тысяч кубометров. То, что проект затянулся, в «ФинТеке» объясняют разными причинами, в том числе — долго получают кредит в «Россельхозбанке».

К аукционным торгам у карельских лесозаготовителей тоже много вопросов — начальная цена одного кубометра для предпринимателей севера республики выше, чем для других.

«Почему-то получается так, что эта цена для кандалакшских бизнесменов — 250 рублей, для пудожских предпринимателей (Пудожский район, Карелия — прим. ред.) 450 рублей, а для нас — 700 рублей. До Кандалакши всего 100 километров, в чем разница? — спрашивает директор фирмы «Северный лес» в поселке Кестеньга Лоухского района Сергей Кривошеин. — В региональном минприроды нам говорят, что федеральная инструкция, по которой эта начальная цена рассчитывается, несовершенна. Но инструкция для всех одна и та же».

Производство лесоматериалов в поселке Кестеньга
Производство лесоматериалов в поселке Кестеньга
© ИА «Республика Карелия»/Сергей Макеев

Кроме того, на севере Карелии отвратительные дороги — и республиканского значения, и лесные. В нормальном состоянии находится, пожалуй, только федеральная трасса «Кола». Одна из главных российских проблем мешает всем жителям — в том числе и лесозаготовителям. Многие бизнесмены вынуждены тратиться на содержание лишнего автопарка. Так, вместо одного лесовоза в фирме «Северный лес» две машины. Практически после каждого рейса технике требуется ремонт.

Бизнесмены Кривошеины в поселке Кестеньга Лоухского района
Бизнесмены Кривошеины в поселке Кестеньга Лоухского района
© ИА «Республика Карелия»/Сергей Макеев

«Это два водителя, две зарплаты, ГСМ, запчасти. Потом электричество. Для нас 8,50 рубля за один кВт это очень дорого, — заявил Сергей Кривошеин. — В период интенсивной сушки платежи у нас достигают чуть ли не до 300 тысяч рублей в месяц. Это для нас солидные деньги».

Выслушав все претензии к нынешним условиям, в которых работает карельский ЛПК, руководство Карелии запустило масштабную проверку всего лесопромышленного комплекса.

«Наша стратегическая задача сейчас — полная инвентаризация всех возможностей с точки зрения эффективного использования нашей лесосеки, — отметил во время визита в Костомукшу Артур Парфенчиков. — Я не буду оригинален, если скажу, что здесь у нас есть над чем работать. Мягко говоря».

Инвентаризации подвергается каждый проект — малый, средний и крупный. Каждому бизнесмену обещан индивидуальный подход. Так, компанию «Финтек» уже поторопили, намекнув, что бесконечно терпеть простаивающие лесные участки в правительстве региона не будут. Кроме того, в региональном правительстве разогнали прежнее руководство дорожного комитета и изменили систему госконтрактов на ремонт и содержание автодорог. Раньше бюджетные деньги шли не напрямую от генподрядчика к исполнителю — районным ДРСУ — а через хитрое «сито» фирм-прокладок, где оставалось до 30% суммы контракта. «Сито» убрали, обязав все субподрядные отношения визировать у заказчика — карельского правительства. Наконец, Артур Парфенчиков постоянно говорит о борьбе с высокими тарифами на электроэнергию для бизнеса. Здесь врио главы Карелии надеется на соглашение с ПАО «Россети». Федеральная компания обещала вложить в развитие электроэнергетики республики 5,8 миллиарда рублей.

Артур Парфенчиков в Костомукше
Артур Парфенчиков в Костомукше
© ИА «Республика Карелия»/Сергей Макеев

Все эти меры, рассчитывают в руководстве региона, позволят улучшить работу ЛПК.

«Мы уже готовим новые аукционы, — отметил врио главы региона. — И, конечно, постараемся, чтобы каждое предприятие — будь то сортавальский лесозавод, суоярвский лесозавод, ДОК «Калевала», костомукшские предприятия — получило более удобную и надежную лесосеку. А тем самым увеличило поступление налогов в бюджет, в первую очередь, в местный. Мы категорически в этом заинтересованы».

Взамен лесозаготовители должны перестраивать свою работу и заниматься так называемой «глубокой» переработкой древесины — чтобы в ход шли и отходы производства, щепа и хвоя. Современные технологии давно позволяют использовать их в разных направлениях. По словам Артура Парфенчикова, одним из обязательных условий получения леса в аренду будет готовность инвестора заниматься глубокой переработкой леса, с использованием всего, что дает дерево — от ствола до щепы и хвои. И желательно заниматься этим на территории Карелии.

Сырье для переработки
Сырье для переработки
© ИА «Республика Карелия»/Сергей Макеев

«Это очень жесткие условия», — заявил врио главы.

Для этого на круглом столе по «зеленым» технологиям в Костомукше на днях рассматривали возможность поставить на лесосеках перерабатывающие лесные отходы модульные заводы; потенциал установки в поселке Пяозерский котельной на щепе и так далее. Однако условия властей могут быть какими угодно жесткими, но пока в Карелии один кВт электроэнергии в час стоит для лоухского бизнеса 8,5 рубля; пока дороги превращают МАЗы и «Уралы» в металлолом, а свободного леса не хватает — говорить об инновационной работе со щепой и хвоей рано. Привычную бы наладить. Далеко не все лесозаготовители сегодня готовы заниматься переработкой древесины; не все владельцы лесопилок ставят свои предприятия в Карелии: многие предприятия превращают наши ели и сосны в доски, дома и мебель по ту сторону российско-финской границы.