«Думаю, очень важно, что акцент делается не только на строительство замещающих мощностей (что, конечно, необходимо), но и на развитие новых проектов, — заявил заведующий сектором экономического департамента фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев. — И Костромская АЭС, и Нижегородская АЭС смогут повысить надежность энергоснабжение регионов Центральной России и могут потенциально снизить цены на РСВ. Учитывая, что от разработки проекта до окончания строительства и начала промышленной эксплуатации энергоблока на АЭС может проходить 9−10 лет, долгосрочное планирование для отрасли (в т. ч. и в рамках Генсхемы) — критически важно, т.к. позволяет формировать планы для машиностроительных, инжиниринговых компаний, проектных организаций».

Топливная кассета энергетического атомного реактора на ОАО  Новосибирский завод химических концентратов. Россия, Новосибирск
Топливная кассета энергетического атомного реактора на ОАО Новосибирский завод химических концентратов. Россия, Новосибирск
Руслан Кривобок

«Будущее атомной энергетики, конечно же, связано с инновационными технологиями, — уверен эксперт. — При этом, безусловно, надо понимать, что в условиях, когда энергоблок эксплуатируется 50−60 лет (а с учетом возможного продления эксплуатации — ещё дольше), структура отрасли будет оставаться сравнительно стабильной в ближайшие десятилетия. Реакторы, использующие эти технологии, вероятно, начнут вводится в 2020—2030-х гг. и будут оказывать серьезное влияние на показатели атомной энергетики уже после 2030 г.».

«В последние годы Росатом много сделал для перехода к непрерывному внедрению инноваций, в результате, например, госкорпорация первой в мире ввела в эксплуатацию реактор поколения III+ на Нововоронежской АЭС, — напомнил он. — Пример и Росатома, и зарубежных компаний показывает, что крайне важно не просто разработать проект и построить 1−2 энергоблоков, но и запустить такие проекты в серию. И здесь свою роль должны сыграть государственное планирование и поддержка. В большинстве стран Западной Европы, в КНР и в Индии при строительстве новых энергоблоков, при внедрении новых технологий государство играет ключевую роль, обеспечивая компаниям предсказуемые и комфортные условия для работы. Российский рынок в этом плане — совсем не простой, у нас оптовые цены на электроэнергию в 1,5−2 раза ниже, чем в странах ЕС, а ставки по долгосрочным кредитам — существенно выше. В итоге эти два фактора играют роль своеобразных «ножниц», как минимум, сильно затрудняя строительство новых энергоблоков на АЭС. Поэтому сохранение государственной поддержки и формирования предсказуемых условий работы для отрасли критически важны для выполнения параметров Генсхемы».

«Думаю, что энергоблоки средней мощности могут быть востребованы на рынке — как для энергосистем со слабыми межсистемными связями (как, например, в случае Кольской энергосистемы), так и в других регионах, — отметил Кондратьев. — В ближайшие годы сохранится тренд на разуплотнение графика (потребление со стороны населения и сферы услуг будет расти более быстрыми темпами), в этих условиях ввод энергоблоков небольшой мощности будет способствовать сбалансированному обеспечению спроса».

Напомним, ранее премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2035 года. В базовый вариант перечня атомных электростанций, планируемых к сооружению до 2035 годы, помимо уже строящихся замещающих энергоблоков на Ленинградской, Курской, Смоленской, Нововоронежской АЭС и ПАТЭС в Певеке, вошли энергоблок ВВЭР-600 на Кольской АЭС, БН-1200 на Белоярской АЭС, энергоблоки ВВЭР-ТОИ на Центральной АЭС в Костромской области, на Нижегородской АЭС.