Без ГИС ТЭК: Парадоксы энергетической статистики

Газовый экспорт является сильной стороной РФ на международной арене, и качественная открытая статистика позволила бы дополнительно популяризировать этот фактор

Александр Собко, 2 июня 2017, 15:43 — REGNUM  Конкуренция между поставщиками энергетических ресурсов обостряется, особенно это заметно на рынках природного газа. При этом немалую роль играют не только сами условия поставок, но и имиджевые факторы, в частности — транспарентность и непротиворечивость информации об этих поставках. Газовые рынки становятся более зрелыми, на фоне меняющегося характера сделок раскрывается все больше информации. В этой ситуации даже беглый взгляд на статистику российского газового экспорта вызывает много дополнительных вопросов. Повышение открытости российской энергетической статистики не только помогло бы объективней позиционировать отечественный энергетический сектор на международной арене, но и снизило бы отчасти напряженность на внутреннем рынке и критику в адрес «единственного экспортера», считает аналитик Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО Александр Собко.

В конце марта на сайте Центрального банка традиционно появилась свежая отчётность об экспортных поставках российского газа. Согласно этим данным, в 2016 году в дальнее зарубежье было отправлено 164,7 млрд кубометров. В то же время сам «Газпром» заявлял о рекордных объёмах в 178,3 млрд кубометров.

Это расхождение данных появилось давно и не является для постоянных наблюдателей чем-то новым (рис.1).

2

Источник: ЦБ РФ, «Газпром», СМИ.

Издержки среднеазиатского импорта

Чтобы объяснить это расхождение, критики монополии даже предполагали, что в отчётности «Газпром» приписывает к экспортируемым из России объёмам свои трейдинговые операции с «чужим» газом. Тем не менее наиболее рациональное объяснение, которое подтверждали и сами представители монополии, заключается в следующем. Эта разница обусловлена закупками газа из Центральной Азии (Узбекистан, Казахстан, Туркмения) и Азербайджана. Эти закупки «Газпром» проводит как реэкспорт газа, а следовательно не уплачивает по ним таможенную пошлину, этого газа нет и в таможенной статистике. (В скобках отметим, что при этом в данной статистике есть поставки по газопроводу «Голубой поток», где экспортная пошлина обнулена).

В последние годы объёмы закупок газа из Средней Азии снизились (в частности, монополия отказалась от импорта газа из Туркмении), и эта динамика хорошо коррелирует с различием в экспорте по различным данным, что видно на рис. 2. (Для «чистоты эксперимента», сравнение идёт по данным для суммарного экспорта (в том числе и в страны бывшего СССР), а не только для поставок в дальнее зарубежье).

3

Источник: ЦБ РФ, «Газпром».

Логика в том, почему «Газпром» не уплачивает по этим поставкам пошлину, действительно есть. Компания покупает среднеазиатский газ по достаточно высоким ценам (в 2015 году — 180 долл за тыс. кубометров на границе со страной-поставщиком), а потому возможная оплата экспортной пошлины с этих объёмов привела бы даже к убыткам монополии.

В то же время определённые вопросы к статистике остаются и при данной трактовке: как видно из рисунка, всё равно среднеазиатского газа оказывается чуть больше, чем разница в данных ФТС и «Газпрома». Выходит, часть газа из Средней Азии идёт не в рамках реэкспорта? Отметим, что, согласно данным российской монополии, в последние годы весь поступавший в ГТС центральноазиатский газ шёл на поставки за пределы России.

Так или иначе, важно отметить, что весь газ, который «Газпром экспорт» декларирует как поставки на экспорт в дальнее зарубежье, действительно является трансграничными поставками газа с российской территории. Сомнений здесь быть не может. Эти объёмы находятся в хорошем соответствии как со статистикой из ежегодного сборника компании BP, так и с данными по трансграничной прокачке газа от европейских газотранспортных операторов.

И каким бы ни было исходное происхождение части газа, именно данные «Газпром экспорта» по поставкам в дальнее зарубежье являются наиболее референтными. Во-первых, именно они нужны для оценки доли России на европейском рынке. Ведь при определённых обстоятельствах эти объёмы могут быть заменены российскими поставками. А поставок газа из Средней Азии в обход России на европейский рынок пока в обозримой перспективе не ожидается. Во-вторых, именно данные «Газпрома» нужно использовать при оценке необходимого количества газопроводных мощностей при трансграничных поставках.

На этом фоне «Газпром» действительно активно занимается трейдинговыми операциями и с чужим газом. Данных за 2016 год пока нет, а в 2015 году Группа «Газпром» продала суммарно 184,4 млрд кубометров в дальнее зарубежье (сравним с 158,6 млрд кубометров экспорта газа с территории России).

Таким образом, говоря о продажах газа российской монополией, приходится держать в уме три цифры — данные таможенной службы, данные «Газпрома» по поставкам российского газа, данные «Газпрома» по продажам всей группы с учётом маркетинговых операций.

Туманные поставки на Альбион

Основная часть маркетинговых операций с газом пришлась в Европе на британский рынок, где «Газпром» активно занимается трейдингом газа. В том же 2015 году «Газпром» продал в рамках маркетинговых операций в Великобританию (то есть здесь и «свой», и «чужой» газ) 22,5 млрд кубометров. В то время как поставки российского (по происхождению) газа в Великобританию (по данным «Газпромэкспорта») составили 11,1 млрд кубометров.

Но уже в прошедшем, 2016 году только чисто российские поставки в Великобританию составили целых 17,9 млрд кубометров (за счёт активного потребления газа в электроэнергетике спрос в Великобритании вырос на 8,5 млрд куб).

Такие объёмы объяснить прямыми российскими поставками стало ещё сложнее, что вновь дало наблюдателям повод для спекуляций о «приписках»: мол всё же в российских поставках в Великобританию попадает «трейдинговый» газ.

И дело здесь не только в удалённости рынков сбыта. С континента в Великобританию газ поступает по двум маршрутам. Это газопровод BBL из Нидерландов и Интерконнектор из Бельгии. В теории их мощность способна прокачать все необходимые объёмы, но реально за 2016 год с континента в Великобританию пришло — 4,3 млрд по BBL и 1,4 млрд по Интерконнектору. Итого, всего 5,7 млрд за год.

Каким же образом российский газ попадает в Великобританию?

С большой вероятностью речь здесь идёт о своповых (обменных) поставках с норвежским газом — Норвегия поставляет больше газа по российским обязательствам в Великобританию, в то время как «Газпром» закрывает обязательства Норвегии по поставкам на европейский рынок.

Об этом говорит несколько косвенных признаков, среди которых — неожиданно большие объёмы поставок норвежского газа в Великобританию. А по данным статистического ежегодника BP (за 2015 год) «Газпром» не экспортировал российский газ в Великобританию, но продавал его в Бельгию, практически ровно в тех объёмах, которые «Газпром» заявлял для своего британского экспорта. Любопытно при этом, что, по данным «Газпром экспорта», в саму Бельгию российское топливо вообще не поставляется. Получается, газ для Великобритании здесь оказался «приписан» к Бельгии.

Таким образом, физических молекул российского газа в Великобританию действительно не приходит, но тем не менее эти продажи обусловлены вполне физическими дополнительными объёмами российского газа, которые пришли в Европу. И, кстати, в таком случае, и Норвегия, и Россия экономят на транспортировке.

На пути к прозрачной статистике?

Статистические данные, в том числе и в секторе энергетики, во всех странах далеки от идеала. К примеру, американская энергетическая статистика крайне обширна и в беспрецедентной степени открыта — но и там можно найти свои странности. В качестве наиболее яркого примера можно вспомнить, что исчисление всех жидких топлив (в том числе этанола, лёгких углеводородных фракций) проводится в баррелях вне зависимости от энергетического содержания. В результате средний баррель в такой отчётности в энергетическом плане заметно уступает «классическому» баррелю нефти.

Но это детали. А в целом открытая статистика в США очень подробна. К примеру, регулярно обнародуются подробные данные по недавно начавшемуся американскому экспорту СПГ, в том числе направление поставок и их цены по каждому газовозу в отдельности.

Российские же статистические данные такой же открытостью похвастаться не могут. Но и те данные, что обнародуются, иной раз вызывают дополнительные вопросы — как приведённые выше примеры. Хотя, казалось бы, минимальные разъяснения и примечания сняли бы неудобные вопросы.

Вдвойне обидно, что «недоговорки», внутренние противоречия часто в конечном счёте играют против компаний или государства. К примеру, здесь мы видим, как указанные аспекты дают основания для заявлений о том, что реальный российский экспорт газа меньше заявленных объёмов. Подобных проблем можно было бы избежать, давая нормальную качественную статистику. А получается, что, наоборот, статистические данные по газовой отрасли в последние годы только ухудшаются.

Это особенно досадно, если учесть, что тот же газовый экспорт является сильной стороной нашей страны на международной арене, и качественная открытая статистика здесь позволила бы дополнительно популяризировать этот фактор.

Ещё в 2009 году Минэнерго в рамках реализации концепции открытости приняло решение о создании ГИС (государственной информационной системы) ТЭК. Цена вопрос — 600 млн рублей, работы по созданию ГИС ТЭК должны были быть завершены к 1 октября 2015 года. В конце марта 2017 года СМИ сообщили, что запуск ГИС ТЭК уже просрочен на полтора года. Заказчик (Российское энергетическое агентство) подал на подрядчика в суд (с целью взыскания неустойки), в свою очередь последний заявил встречный иск. Когда же в таких обстоятельствах реально будет функционировать сама система — вопрос открытый.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail