Не просто так проект, направленный на сохранение озера Байкал, назван приоритетным. Работа над ним ведется по поручению президента РФ Владимира Путина, который в декабре 2016 года в ежегодном послании Федеральному собранию акцентировал внимание на необходимости сбережения уникальных природных символов России, таких как Волга, Байкал, Телецкое озеро на Алтае.

Байкал
Байкал
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Путин дал поручения по уникальным природным символам России

В Сибирском окружном информационном центре ИА REGNUM сообщили, что разработать и утвердить приоритетный проект, направленный на сохранение и предотвращение загрязнения центральной экологической зоны Байкальской природной территории, озера Байкал, Владимир Путин поручил до 1 июля 2017 года.

О том, насколько эффективным будет этот проект, рассуждать еще рано. Однако уже сейчас эксперты, опрошенные ИА REGNUM, говорят об одном существенном недостатке — практически полном отсутствии в нем бизнес-составляющей.

Письмо к министру

О ходе подготовки приоритетного проекта «Уникальный Байкал» (предыдущее название «Байкал: Великое озеро Великой страны») ИА REGNUM рассказали в министерстве природных ресурсов Бурятии. Известно, что в рамках подготовки паспорта проекта правительство Бурятии направило в федеральное Минприроды предложения для включения в проект по четырем направлениям: «Сохранение водной среды и биоразнообразия», «Модернизация систем жизнеобеспечения и ликвидация накопленного ущерба», «Туризм: используя потенциал, сохраняя природу» и «Бизнес-среда и инфраструктура».

Читайте также: 128 мероприятий: Приангарье и Бурятия думают, как сохранить Байкал

Однако вскоре, в апреле текущего года, выяснилось, что в проекте оставили лишь мероприятия в центральной экологической зоне Байкальской природной территории по направлениям: «Сохранение водной среды и биоразнообразия» и «Модернизация систем жизнеобеспечения и ликвидация накопленного ущерба». Также было добавлено направление «Исследования и мониторинг озера Байкал». То есть, по сути, в проекте осталась лишь экологическая составляющая.

В связи с этим правительство Бурятии направило в адрес министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Донского письмо с просьбой все же учесть в приоритетном проекте «Уникальный Байкал» ранее направленные в адрес Минприроды России предложения Бурятии.

Россия, озеро Байкал
Россия, озеро Байкал
Вячеслав Седых © ИА Красная Весна

Что касается затрат на проект, этот аспект в Минприроды Бурятии не уточнили, поэтому корреспондент ИА REGNUM обратился в Минэкономики республики. Там пояснили, что «сумма в последней редакции, которую отправляло правительство Бурятии в адрес Минприроды РФ (куратор проекта) по приоритетам, это 318 млрд рублей».

Насколько сократится эта сумма в связи с тем, что проект был урезан, пока неизвестно. Однако, по мнению экспертов, опрошенных ИА REGNUM, заниматься вопросами экологии в отрыве от экономики не представляется возможным.

Бизнес-составляющая «провисла»

Перспективы проекта «Уникальный Байкал» ИА REGNUM прокомментировал депутат Государственной думы от Бурятии Николай Будуев.

«Есть две точки зрения на проект. Первую выражает Минприроды РФ, а вторая точка зрения идет от двух регионов — Бурятии и Иркутской области, которые обратились за помощью к полпреду президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергею Меняйло. Разногласие заключается в том, что первоначально проект назывался «Байкал: великое озеро великой страны», и там было две основных составляющих: бизнес-составляющая и экологическая. Так вот, Минприроды РФ экологическую составляющую оставило, при этом бизнес-составляющая очень серьезно пострадала и была сведена практически к нулю. Хотя первоначально она в проекте доминировала», — рассказал Николай Будуев.

Читайте также: Проект защиты озера Байкал вызвал серьезную озабоченность в Госдуме

Однако, по его словам, оценивать проект в связи с исключением бизнес-составляющей как «плохой» нельзя.

«Я не могу сказать, что проект «Уникальный Байкал» плохой. На самом деле это нормальный проект, в котором предусмотрена очень большая работа, но бизнес-составляющая — она действительно «провисла». Ее нужно лучше обосновать», — подытожил депутат.

Байкал
Байкал
Geese_double_D

«Зеленая экономика»

О нехватке в проекте бизнес-составляющей ИА REGNUM сказал и известный бурятский эколог, председатель Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергей Шапхаев.

«Первоначально, когда проект назывался «Байкал: великое озеро великой страны», там было три части. Первая — экологический блок, вторая — создание системы управления и благоприятной инвестиционной среды, третья — поддержка «зеленого бизнеса», в частности экологического туризма. Но поддержка предусматривалась и для других видов деятельности. Речь шла о том, что можно назвать «зеленой экономикой», например, это развитие нетрадиционных видов энергии, бизнес, связанный с очисткой сточных вод, оздоровительный и этнокультурный туризм и так далее. Очень жаль, что блоки, где как раз мы предлагали систему контроля показателей, индикаторов эффективности тех или иных инвестиционных проектов, выкинули. Оставили только экологический блок. В результате получился затратный проект, в котором нет системы отбора и контроля за инвестиционными проектами. Есть опасения, что все произойдет по принципу «хотели как лучше, а получилось как всегда», — рассуждает эколог.

Сергей Шапхаев отметил, что недостатки были и у предыдущих проектов, которые реализовывались через федеральную целевую программу, в частности, по охране озера Байкал. Еще одна ФЦП была связана с выполнением водного кодекса: «Я считаю, что очень много денег просто разворовали, и поэтому получился столь низкий результат. Например, большие очистные сооружения, которые были построены в районе села Максимиха. Оказалось, что они рассчитаны на население 80 тысяч человек. А в Максимихе живут максимум 5 тысяч человек».

«Никакого механизма отбора этих проектов, того, что называется системой стратегического планирования, на тот момент в республике не было выстроено, — говорит Шапхаев. — А мы как раз внесли предложения на этот счет, был даже разработан специальный блок, согласно которому можно было бы проводить постпроектный экологический контроль и мониторинг. Это все убрали по одной простой причине. Мне кажется, что речь идет о какой-то межведомственной борьбе за финансовые потоки. За экологию у нас выступает Минприроды, а за развитие — Минэкономики. Аналитический центр при департаменте экономического развития в правительстве как раз связан с Минэкономики, и они готовили именно эти два блока — создание инвестиционной среды, благоприятной среды для «зеленого бизнеса», и создание механизмов, которые бы отсеивали опасные для Байкала проекты».

По словам собеседника ИА REGNUM, поддержка «зеленого бизнеса» в настоящее время крайне необходима.

«Ведь совершенно ясно, что если население будет находиться и дальше в таком же нищенском состоянии, то люди будут заниматься нелегальными видами бизнеса — браконьерствовать, поджигать лес, чтобы потом рубить горелый лес, и так далее. Когда убрали блок развития, проект стал несбалансированным. По моему мнению, должны быть источники финансирования, которые зависят не только от федерального бюджета. Одной из основных идей этого проекта как раз и была идея задействовать местный бизнес и создать систему отбора инвестиционных проектов, дружественных Байкалу, которые пойдут в рамках программы «Шелковый путь», — отметил эколог.

Байкал
Байкал
Kirsten Buerger

Сергей Шапхаев напомнил, что через Бурятию и Монголию идет коридор «Шелкового пути», в инвестиционные проекты которого китайский бизнес готов вкладывать свои средства.

«А китайский бизнес, как известно, имеет две стороны. Они развивают сейчас «зеленую экономику» у себя в стране, а все грязные технологии выталкиваются в соседние страны, в том числе и в Россию. Вы посмотрите, какие проекты наше правительство готово реализовывать на китайские деньги на Дальнем Востоке: целлюлозно-бумажные, металлургические комбинаты. Крупные плотинные ГЭС хотят строить на наших реках. У себя они сократили планы строительства ГЭС, а к нам с удовольствием идут. Потому что все эти компании, которые зарабатывали на проектировании и строительстве, остались без работы, — объяснил собеседник ИА REGNUM. — Я настаиваю на том, что для Байкальского региона обязательно должен быть фильтр, который бы отсеивал опасные проекты и поддерживал инвестиционные проекты в сфере «зеленой экономики».

Председатель Бурятского регионального объединения по Байкалу также сообщил, что Байкальская экологическая коалиция написали письмо председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву с просьбой «восстановить этот баланс».

«И самое главное, мы там ссылаемся на решение 39-й и 40-й сессий ЮНЕСКО, где как раз содержится предложение России и Монголии совместно провести стратегическую экологическую оценку тех проектов, которые так или иначе могут повлиять на Байкал. Это обращение было отправлено полтора месяца назад, я уже получил ответ из аппарата правительства, что письмо зарегистрировали и отправили в Минприроды РФ. Опять — вместо того чтобы отправить в Минэкономики, они отправили в Минприроды. Оттуда мы пока ответ не получили. Однако в Улан-Удэ недавно прошло совещание, где выступал сибирский полпред Сергей Меняйло. Он признал, что проект «Уникальный Байкал» — несбалансированный, там нет зеленого блока и нет фильтра, который позволял бы контролировать и отсеивать опасные для Байкала проекты», — сказал Сергей Шапхаев.

Читайте также: «Состояние озера Байкал из года в год ухудшается»

Что угрожает Байкалу?

Рассказал Сергей Шапхаев и об угрозах Байкалу — потенциальных и существующих.

«Потенциальные угрозы — это проекты строительства монгольских ГЭС в бассейне Селенги. Кстати, эти проекты ГЭС — первый проект по «Шелковому пути». Потому что на одну из самых крупных ГЭС, которую проектировали монголы, Китай выделил кредит в размере $1 млрд долларов. А сейчас его заморозили, во многом благодаря активности общественности России и Монголии. Монголы заговорили о строительстве ГЭС с 2010 года. Мы начали писать об этих опасных проектах с 2010 года. И только сейчас наши власти зашевелились. И результат есть: китайский лидер на встрече с Владимиром Путиным сказал, что этот кредит будет заморожен. Китай ждет результатов экологической оценки, которая сейчас проводится Всемирным банком. Этим же занимается рабочая группа экспертов при межправительственной структуре Монголии и России», — объяснил эксперт.

Читайте также: Буряты надеются на монголов и призывают их не строить «антибайкальские» ГЭС

Читайте также: «На слушаниях в Приангарье Монголия учла опыт, полученный в Бурятии»

Байкал
Байкал
NataliKalinina

«Что касается существующих угроз, это в первую очередь Ангарский каскад ГЭС. В силу различных технических причин они, к сожалению, искажают природные циклы и колебания Байкала. Надо решать эти технические проблемы и менять правила регулировки уровня Байкала. Видимо, в этом году будут приниматься важные решения по этому вопросу. Второй негативный фактор — это загрязняющие стоки. Дело в том, что у нас устаревшие очистные сооружения, и довольно много объектов ЖКХ находятся прямо на берегу Байкала. Городские очистные сооружения в Улан-Удэ тоже устарели. Но вроде бы ситуация стала сдвигаться в лучшую сторону, подготовлен и утвержден проект по модернизации правобережных очистных сооружений города Улан-Удэ. По левобережным же пока проект еще не составлен», — говорит Шапхаев.

Также, по его словам, есть вопросы, связанные с разработкой месторождений полезных ископаемых: «С попытками ослабить экологическое законодательство на Байкале под различными предлогами, которые на самом деле лоббирует определенный бизнес. Ему мешают эти природоохранные требования».

«Мы внимательно следим за предлагаемыми поправками и будем участвовать в обсуждении соответствующих изменений в законодательство. Например, власти хотят разрешить сплошные рубки леса, объясняя это якобы угрозой пожаров и необходимостью развития населенных пунктов. Кроме того, идет полемика по границам водоохранной зоны вокруг Байкала», — подытожил Сергей Шапхаев.

Добавим, интересным в этой связи представляется мнение начальника управления Аналитического центра (АЦ) при правительстве РФ Дениса Ершова, которое он ранее высказал в интервью ТАСС.

Ершов отметил, что сведение документа исключительно до экологической составляющей позволит сэкономить бюджетные средства, но только в среднесрочной перспективе, и не решит коренным образом самих экологических проблем Байкала, которые во многом связаны с организацией туристического потока, который сейчас при серьезном увеличении все еще имеет стихийный характер.

«Комплексное развитие Байкальской природной территории (БПТ) как раз может показать пример того, как развитие туризма и предпринимательства генерирует средства на природоохранные мероприятия. Это мировой опыт, подтвержденный десятилетиями, — в местах, где проживает население и которые посещают туристы, заниматься вопросами экологии в отрыве от экономики просто невозможно», — считает эксперт.

Байкал
Байкал
NataliKalinina

Уточняется, что из проекта «Уникальный Байкал» исчезли меры по улучшению бизнес-климата в окрестностях Байкала, перечень планируемых к реализации проектов государственно-частного партнерства, перечень опорных зон для развития, проекты по «зеленой экономике», планы по развитию транспортной инфраструктуры (включая строительство нового аэропорта Иркутск и создание сети портов и причалов на Байкале) и развитию туризма, отмечает информагентство. Остались в нем статьи по предотвращению загрязнения БПТ (около 93 млрд рублей, включая 9 млрд внебюджетных источников и 13,2 млрд — от регионов, остальное — федеральный бюджет), восстановлению биоразнообразия Байкала (42,6 млрд рублей, в том числе по 5 млрд рублей — за счет субъектов РФ и из внебюджетных источников), ликвидации накопленного вреда (48,7 млрд рублей; пропорции по софинансированию не указаны), исследованию и мониторингу Байкала (2,4 млрд рублей из федерального бюджета).

Как уже сообщало ранее ИА REGNUM, 19 мая 2017 года приоритетные проекты, направленные на социально-экономическое развитие Байкальского региона, обсудили в Улан-Удэ. Заседание провел полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло.

Уточнялось, что в Иркутской области и в Бурятии были созданы рабочие группы по разработке проекта. В результате «были подготовлены инициативы, обеспечивающие баланс интересов всех заинтересованных сторон». Минприроды России, Аналитическим центром при правительстве РФ при участии Байкальских регионов был сформирован проект паспорта приоритетного проекта «Уникальный Байкал».

Однако содержание внесенного документа, по мнению глав Бурятия и Иркутской области, отличается от ранее согласованного. Например, в документ были включены природоохранные мероприятия по модернизации систем жизнеобеспечения и ликвидации накопленного ущерба, сохранению водной среды и биоразнообразия, кроме того, было добавлено направление исследования и мониторинга озера.

В пресс-релизе Сибирского окружного информационного центра аккуратно отмечалось, что «руководители региональных органов власти предлагают сохранить в паспорте проекта также мероприятия, направленные на совершенствование действующего законодательства, сбалансированное развитие туризма, создание бизнес-среды, инженерной и транспортной инфраструктуры».

«Важно прийти к общему мнению относительно содержания проекта, его структуры, сроков и механизмов решения, обозначенных президентом России задач. При этом необходимо, чтобы документ был сбалансирован и отражал позиции как федеральных и региональных органов власти, так и ученых, предпринимателей, представителей общественности», — прокомментировал тогда полпред Сергей Меняйло.

Читайте ранее в этом сюжете: «Состояние озера Байкал из года в год ухудшается»