Атом
Атом
Tophype.ru

Заголовки наших больших новостных агентств в последние дни буквально запестрели «сенсационными» заголовками на одну и ту же тему. «Поставляющую Украине ядерное топливо Westinghouse решено объявить банкротом», «Энергетическая компания Westinghouse начала процедуру банкротства», «Американскую Westinghouse Electric обанкротят». И почти в каждом подобного рода сообщении — напоминания о том, как развивались отношения в треугольнике «Энергоатом» — «Росатом» — «Westinghouse», читающиеся как намек на то, что российские читатели могут начинать радоваться проблемам американской компании.

Строго обязательно и упоминание статьи 11 Кодекса США о банкротстве, причем без единой попытки пояснить, что это за статья, почему используется именно она, и кому, собственно говоря, это выгодно. Анализ новости — дело скучное, сдувающее налет сенсационности, да еще и делающее текст более громоздким. И есть только одно новостное агентство, которое рискнуло осветить эту тему несколько раньше, чем последняя декада марта.

«…нынешний владелец компании — корпорация Toshiba, который все больше заинтересован только в одном: продать, чтобы поправить свои пошатнувшиеся дела. Продать, чтобы никогда больше не связываться, ведь в самой Японии АЭС не работают, строительство новых не просматривается ни в какой перспективе. Продать именно сейчас, пока можно получить приличную цену и уберечь свои более перспективные направления».

Это прямая цитата из статьи, опубликованной 3 февраля этого года. ИА REGNUM оказалось единственным информационным агентством, решившим, что анализ ситуации и попытка прогноза, сделанные журналом «Геоэнергетика», заслуживают внимания читателей. В той же статье были рассмотрены возможные претенденты на покупку Westinghouse:

«Среди тех, кто мог бы претендовать на покупку, наблюдатели называют японскую корпорацию MHI. Сложность однако в том, что MHI имеет партнёрские отношения с французами и даже пытается разрабатывать с ними проект легководного реактора ATMEA-1 поколения III+. Ещё одна возможная кандидатура — компания KEPCO из Южной Кореи. Южнокорейские предприятия входят в число поставщиков для блоков с AP-1000. Кроме того, известно, что KEPCO ведёт переговоры о вхождении в состав инвесторов проекта по строительству в Великобритании АЭС «Мурсайд» с реакторами AP-1000. Но у KEPCO имеется собственный успешный реакторный проект APR-1400, и неизвестно, нужен ли южнокорейской компании контроль над проектом-конкурентом. Стоит добавить также, что KEPCO предпочитает в ядерном бизнесе осторожность и не любит рискованных сделок, а покупка Westinghouse, безусловно, будет именно таковой».

Был сделан и небольшой анализ того, что у Westinghouse в активе, и что — в пассиве.

«Вариант с продажей Westinghouse — самый логичный, ведь все проблемы у Toshiba связаны именно с этой ее структурной единицей. А покупателя — нет. Из-за проблем, связанных с неудачными попытками строительства реакторов поколения III+ у компании, владеющей 31% мирового рынка ядерного топлива для АЭС нет покупателей. И технологию АР-1000 до ума довести толком некому. Но если покупатель будет найден, ему перейдут не только проблемы, но и заводы по производству топлива, и контракты на поставку этого топлива, и контракты на дезактивацию выводимых из эксплуатации реакторов в нескольких странах, в том числе и в США,. … запланированная [на 2017 год] прибыль по поставкам топлива и сервисным услугам для АЭС была предусмотрена на уровне 3,5 млрд долларов в год. Запланированная прибыль по выводу из эксплуатации и дезактивации АЭС — еще 266,5 млн долларов ежегодно. В итоге, если вдруг на Westinghouse найдется желающий рискнуть покупатель, то проект может оказаться выгодным».

Полностью нашу февральскую статью можно прочитать здесь.

Единственное, что отсутствует в нашем февральском прогнозе — размышления об особенностях той самой статьи 11 Кодекса США о банкротстве. Основная причина, почему этого не было сделано — размер этой статьи, который составляет более полутора страниц текста. Но, поскольку для аналитического журнала «Геоэнергетика» и ИА REGNUM ничего сенсационного в сообщениях о грядущем банкротстве Westinghouse нет, давайте попробуем эту новость не «прокричать», а проанализировать.

Логотип Westinghouse
Логотип Westinghouse
Richard Huppertz

Отталкиваться нужно от того, что инициатива процедуры банкротства американской компании исходит не от кого-то из сторонних кредиторов, а именно от Toshiba — материнской компании, владеющей 87% акций Westinghouse, и сделано это именно на основании статьи 11. А статья эта предусматривает добровольное признание себя банкротом, что возможно только при одном условии — письменном согласии кредиторов, на долю которых приходится не менее 66,6% долговых обязательств добровольного банкрота. Эти кредиторы имеют право на создание комитета-комиссии как органа, который и будет проводить процедуру банкротства. Конечно, у нас нет перечня тех компаний, которым задолжала Westinghouse Electric, зато нет и сомнений в том, что этот список возглавляет именно Toshiba, которая исправно «подставляла плечо» во всех случаях, когда из-за нерасторопности при строительстве новых блоков АЭС американская компания попадала под штрафные санкции. И, раз уж именно Toshiba стала инициатором процедуры банкротства, нет сомнений и в том, что ее юристы точно высчитали: руководить банкротством будет именно она.

Ситуация у японцев настолько критичная, что права на ошибку просто нет. Напомним, что уставной капитал японской корпорации составляет 3,3 млрд долларов, а сумма убытков, по предварительным подсчетам — не менее 5 млрд, не считая предстоящих издержек на процедуру банкротства. Цель, которую ставит перед собой Toshiba, описана нами еще в феврале: «скинуть пассивы, оставить активы». При помощи банкротства отказаться от всех убыточных контрактов, оставить только те, которые приносят гарантированную прибыль — только в таком случае Westinghouse станет привлекательным объектом продажи, только тогда за нее можно пытаться получить сумму, которая позволит решить хотя бы часть финансовых проблем материнской компании. И японцам глубочайшим образом все равно, какие проблемы возникнут у всех тех, кто подписывал с Westinghouse контракты на строительство новых АЭС, вне зависимости от того, насколько серьезны такие заказчики. Повиснут в воздухе строящиеся блоки 3 и 4 на АЭС Vogtle, блоки 2 и 3 на АЭС V.S. Summer в США, блоки на АЭС Саньмень и на АЭС Сайян в Китае или заказчики как-то выкрутятся — не проблема Toshiba. Westinghouse выиграла конкурс на строительство сразу 6 реакторов АР-1000 в Индии совсем недавно? Тоже не вопрос — пусть индусы что-то придумывают. Намечался проект в Великобритании? Ну, не получилось — с кем не бывает.

На таком фоне писать и подспудно предлагать радоваться за проблемы, которые потенциально могут возникнуть у украинского «Энергоатома»? Извините, но где причина для такого злорадства, в чем выгода России вообще и Росатома в частности от начинающегося контролируемого банкротства Westinghouse? Давайте попробуем таковую найти, если она вообще имеется.

Предположим, что юристы Toshiba не ошибаются, что все у них получится, как задумано и в результате на продажу будет выставлена заведомо прибыльная компания с каким-нибудь новым причудливым названием, как это было в случае с Американской Обогатительной Компанией, которая, пройдя через «банкротство-11», теперь именуется не USEC (US Enrichment Company), a Centrus Energy. Пусть в результате банкротства мы будем видеть перед собой компанию «Успешное харакири-2017», гордого владельца заводов по производству ядерного топлива, заводов по производству сервисного оборудования для АЭС и так далее. Кто может стать покупателем такого вот, заведомо прибыльного холдинга? Да, собственно говоря, любая компания, имеющая деньги для такой инвестиции, которая сторгуется с Toshiba по цене. Но с двумя маленькими оговорками — компания эта не может иметь российское или китайское «подданство». Ведь при такой сделке, относящейся к продаже технологий, имеющих критически важное значение для национальной безопасности государства, право «вето» принадлежит государству США. Дональд Трамп ни «Геоэнергетику», ни ИА REGNUM не читает, он теперь даже слова «Россия» боится — бедолагу просто заклевали постоянными упреками за наличие даже признаков уважения к нашей стране, «большую сделку» он уже проспал. Китай — главный конкурент, тут тоже без вариантов.

Логотип Toshiba
Логотип Toshiba
Hrag7s

Итак, самый оптимистичный для России вариант — Westinghouse будет куплен компанией-толстосумом. В этом случае для России не изменится вообще ничего. Давили американцы на «Энергоатом», пропихивая свое топливо в реакторы АЭС — теперь будут давить они же, но в обертке от немцев, зимбабвийцев или каких-нибудь конголезцев. Но есть вариант и куда как более пессимистичный. Напомним, что до последнего времени негласная «большая атомная тройка» состояла из Westinghouse, AREVA и Росатома. С американской компанией понятно, французы в настоящее время проводят реструктуризацию своей атомной компании, помогая ей тем самым избежать банкротства. При этом Росатом никаких подрывных-диверсионных действий против конкурентов не предпринимал, они на наших глазах угробили сами себя совершенно самостоятельно. Ничего делать не надо, кроме как искать хорошие слова о «покойниках», доминирующее положение просто идет в руки единственной компании из «большой тройки», которая не лезла ни в какие авантюры, а продолжала делать свое дело, сохраняя и приумножая великолепное наследие Минсредмаша времен СССР. Устроит кого-то, кроме самой России, ее доминирующее положение на одном из самых высокотехнологичных рынков? При нынешнем количестве «неистовых доброжелателей» — риторический вопрос. Нет, нет и еще раз нет. Россия может остаться без конкурентов? Да такая мысль для пышущего симпатиями к нам Запада — как красная тряпка для быка! Прежде всего сами американцы и постараются создать такого конкурента, воспользовавшись любой возможностью.

А возможность имеется, пусть она и занята сейчас решениями проблем вокруг поста своего президента. О ком это мы? Да о Южной Корее и компании КЕРСО (Korea Electric Power Corp.), разумеется. Кто не в курсе, что она из себя представляет, может просто заглянуть в Википедию, там все весьма красноречиво.

«В начале 2010 года Южная Корея выиграла свой первый экспортный заказ — четыре реактора APR-1400 для ОАЭ. Руководитель энергетической корпорации Объединённых Арабских Эмиратов сказал:

«Мы были впечатлены показателями безопасности мирового класса команды КЕРСО (Korea Electric Power Corp.), которая продемонстрировала способность достигнуть целей программы ОАЭ».

Сегодня конструкции АЭС Южной Кореи среди наиболее эффективных и передовых в мире. Реактор APR-1400 имеет на 40 процентов бо́льшую установленную мощность, чем предыдущие модели, и множество новых функций безопасности. По данным южнокорейского министерства экономики знаний, затраты на топливо для APR-1400 на 23 процента ниже, чем для реактора EPR французской компании Areva, считающегося самым современным реактором в мире. Правительство также планирует разработку новой конструкции АЭС, которая будет иметь на 10 процентов более высокую мощность и рейтинг безопасности лучше, чем у APR-1400. АЭС Южной Кореи в настоящее время работают с коэффициентом использования установленной мощности (КИУМ) 93,4 процентов, что выше, чем КИУМ станций США (89,9%), Франции (76,1%) и Японии (59,2%). Южнокорейские АЭС постоянно демонстрируют самую низкую частоту аварийных отключений в мире; этот рекорд в значительной степени обусловлен высоко стандартизированной конструкцией АЭС и операционными процедурами. APR-1400 разработан, спроектирован, построен и эксплуатируется в соответствии с последними международными нормативными требованиями к безопасности, в том числе к безопасности при падении самолётов».

Список дочерних компаний KEPCO
Список дочерних компаний KEPCO
Redpenblue

Южная Корея имеет собственное атомное машиностроение, умеет проектировать и строить АЭС, разрабатывает проект реактора, полностью соответствующий поколению III+ стандарта МАГАТЭ. Теперь представьте себе, что КЕРСО будет усилена еще и всеми активами Westinghouse. Представили? Уверены, что в таком случае вы согласились с нашим мнением: мы видим нового мощного конкурента Росатома, борьбу которого с нами поддержат все те, кто грезит о «порванной в клочья российской экономике». У корейцев не найдется денег на такую сделку? Назовите любой крупный банк США — и вы попадете в потенциального кредитора. В общем, управляемое банкротство Westinghouse и потенциальная продажа компании южнокорейцам и есть самый пессимистичный для России вариант событий, разворачивающихся вокруг Toshiba. А самый оптимистичный — никаких изменений, компания «Успешное харакири-2017» продолжает производить и поставлять топливо для 31% рынка, продолжает выпускать сервисное и транспортное оборудование, готовится выполнять контракты по дезактивации атомных площадок, не давая прорваться в эти сегменты Росатому. Бравурный тон информационных сообщений о банкротстве Westinghouse, на наш взгляд — всего лишь свидетельство неполного понимания сути предстоящего события, не более того.

Источник: «Геоэнергетика.ru»

Читайте ранее в этом сюжете: Westinghouse пообещала продолжить поставки топлива на Украину

Читайте развитие сюжета: Toshiba обдумывает варианты продажи бизнеса по производству телевизоров