В трех граничащих с Оренбургской областью регионах Казахстана: Актюбинской, Кустанайской и Западно-Казахстанской — неоднозначно восприняли новость о желании властей российского региона создать карантинную зону вдоль казахстанско-российской границы на этом участке.

Сайга
Сайга
U.S. Fish and Wildlife Service Headquarters

Напомним, как ранее сообщало ИА REGNUM, в Оренбургской области межведомственной рабочей группе поручено определить участки на границе, которые следует оградить инженерно-техническими сооружениями — так называемой карантинной зоной.

Поводом стал тот факт, что в Управлении Россельхознадзора Оренбуржья в течение 2015 и 2016 годов было зафиксировано 24 случая перехода животных через государственную границу.

Как сообщил в интервью ИА REGNUM глава Управления Россельхознадзора по Оренбургской области Сергей Рябых, из-за отсутствия карантинной зоны существует повышенный риск заноса на территорию Оренбуржья и распространения особо опасных болезней животных (ящура, сибирской язвы, бешенства, бруцеллеза и других).

Ранее, в феврале 2017 года, было объявлено об усилении на границе Оренбургской области и Казахстана пограничного контроля.

Отметим, на Оренбургскую область приходится самый протяженный участок российско-казахстанской границы, составляющий 1876 километров. Оренбуржье граничит с Западно-Казахстанской, Актюбинской и Кустанайской областями Казахстана. В области 13 приграничных районов и два города: Орск и Новотроицк.

И именно в Оренбурге проходят научно-практические конференции, круглые столы и форумы, посвященные интеграции и улучшению взаимоотношений с Казахстаном. К примеру, в рамках V Евразийского экономического форума «Оренбуржье-2015» в частности говорилось о том, что Россия и Казахстан заинтересованы в снижении барьерности государственной границы между странами.

А в сентябре 2016 в рамках научно-практической конференции «Межрегиональное сотрудничество приграничных регионов России и Казахстана» в приветственном слове к участникам вице-губернатор — заместитель председателя правительства Оренбургской области Дмитрий Кулагин подчеркнул, что, взаимно уважая суверенитет, независимость и территориальную целостность, Россия и Казахстан выбрали курс на сближение, согласование политики, создание общего экономического пространства в рамках ЕАЭС, поскольку только вместе, за счет объединения ресурсов можно противостоять новым вызовам и угрозам меняющегося мира.

При этом торговый оборот Оренбургской области и Казахстана вырос за последние 12 лет более чем вдвое — до одного миллиарда долларов. Такие данные были озвучены на форуме AKTOBE INVEST-2016 в сентябре 2016 года.

Неудивительно, что опрошенные корреспондентом ИА REGNUM представители областных администраций трех вышеуказанных приграничных регионов Казахстана идею оренбургских властей создать карантинную зону восприняли весьма неоднозначно.

В частности в Кустанайской области заявили, что эта мысль весьма здравая, поскольку карантинная зона позволит уберечь не только Оренбуржье, но и приграничные районы Казахстана, куда частенько наведывается скотина с российских подворий.

В Западно-Казахстанской области выступили категорически против возведения каких-либо ограждений на границе, поскольку они могут создать препятствия для миграции диких животных. К примеру, той же сайги.

Напомним, в Западно-Казахстанской области обитает порядка 100 тысяч голов сайги — это примерно 70% казахстанской популяции. Достоверных сведений о том, что сайга регулярно мигрирует из Казахстана в Оренбуржье нет, однако единичные случаи встречи с сайгаками в регионе регулярно фиксируются, хотя еще в начале XX века сайга была весьма распространена в Оренбуржье. И восстановление вида требует сотрудничества с Казахстаном — в частности создания экологических коридоров с территории республики в Оренбургскую область. Речь идет в первую очередь о Чибендинско-Троицко-Хобдинском, Хобдинском и Зауральском озерно-степном коридорах. Отметим также, что в докладе института степи УроРАН за 2014 год особо отмечается, что частичное восстановление естественных миграций сайгака требует обустройства через основные транспортные транспортные магистрали, но никак не установления карантинной зоны на границе.

В сельхозуправлении администрации Актюбинской области к идее оренбургских властей также отнеслись с прохладцей. По словам собеседников ИА REGNUM, проблема выпаса скота в приграничной зоне далеко не нова. Несмотря на то, что на границе установлены пограничные столбы, местные жители как с казахстанской, так и с российской стороны относятся к этому весьма халатно и нарушения границы фиксируются по обе стороны границы. Однако для властей региона это не повод ставить ограждения.

Аналогичное мнение высказывает и казахстанский политолог Марат Шибутов. По его словам, выпас скота в пограничной зоне — вполне обычное дело еще с советских времен. Об этом он заявил в интервью корреспонденту ИА REGNUM :

«Колхозы и совхозы договаривались друг с другом об совместном использовании пастбищ. После 1991 года это решалось на уровне глав администраций. Удивительно, что спустя 25 лет оренбуржцы подняли вопрос карантинной зоны — ведь не только казахстанский скот заходит на российскую территорию, но и очевидно что есть и обратный процесс. И всегда этот вопрос спокойно и без проблем решался. Строительство каких-либо заграждений на мой взгляд не целесообразно — во-первых, их просто украдут местные жители или на металлолом или себе на участки, во-вторых, они будут мешать миграциям диких животных, в-третьих, пастухи все равно сделают в них проходы. Надо понимать, что скот, который там пасется — он не принадлежит крупным животноводческим хозяйствам, это скот местных жителей из поселков на границе, который живет у них на подворьях и который больше негде пасти. Так что это еще и большая экономическая проблема для местных жителей будет. На мой взгляд, на эти деньги лучше ветеринарию лучше обеспечить в селах», — прокомментировал ситуацию Шибутов.

Читайте ранее в этом сюжете: Тревога на границе: интервью главы Россельхознадзора Оренбуржья