Система интенсивного земледелия себя исчерпала. Что дальше?

Выход из экономического и экологического тупика, в котором находится российское растениеводство, есть — это переход к Системе адаптивного биологизированного земледелия

Марина Чернышева, 18 марта 2017, 15:40 — REGNUM  

Первый Агротехнологический форум Юга России под лозунгом «Растениеводство — возможен ли агротехнологический прорыв?» в рамках аграрного конгресса «Актуальные вопросы развития АПК Ростовской области» состоялся 1−2 марта в Ростове-на-Дону и вызвал большой интерес аграриев-управленцев и практиков. Несколько сот участников мероприятия приняли участие в обсуждении темы о необходимости и возможности смены существующего агротехнологического уклада, назревшей в условиях кризиса интенсивной модели земледелия 60−80-х годов прошлого века. Организатором форума выступили агрокомитет Национальной технологической палаты, а также ГК «Биоцентр» и другие партнерские организации при поддержке Министерства сельского хозяйства Ростовской области.

Первый рубеж — 40% рентабельности

На форуме были озвучены основные принципиальные проблемы развития сельского хозяйства в РФ. В первую очередь, рассматривалась проблема низкой рентабельности растениеводства, обусловленная как высокими ценами на удобрения и средства химзащиты, так и снижением эффективности традиционных минеральных удобрений, обусловленных изменением экологического состояния почвы. Забегу вперед и расскажу об выработанных на форуме рекомендациях.

Итак, чтобы добиться хотя бы 40 процентов рентабельности — этот уровень позволяет аграриям справиться с возвратом всех полученных кредитов и развиваться — агрокомитет Национальной технологической палаты рекомендует:

1. Наладить грамотную систему защиты растений на основе достоверного фитомониторинга и совместного применения «химии» и «биологии»;

2. Обеспечить восстановление плодородия почвы через работу с растительными (пожнивными) остатками путем обработки их сложными микробными составами (консорциумами) в рамках так называемых ЭМ-технологий (технологий Эффективных Микроорганизмов);

3. Ввести в массовую практику дробные некорневые подкормки растений малыми дозами минеральных удобрений в главные фазы развития растений, когда происходит закладка урожайности. Это позволяет как минимум втрое повысить эффективность применения минудобрений и получать высокие урожаи при минимуме затрат.

4. Рекомендовано также ввести в широкое использование системы сберегающего земледелия — технологии Strip-Till (технология посева в подготовленные полосы без основной обработки земли) и No-Till (посев без обработки почвы — система прямого посева). Для грамотного внедрения этой системы, кроме подготовки агрономов и приобретения специальной сеялки, необходим переходный период.

Приветствие Научного Совета по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию РАН:

Приветствуем участников Первого агротехнологического форума Юга России. Необходимость проведения этого мероприятия давно подготовлена усугубляющимися год от года проблемами в отечественном сельском хозяйстве, и которые не имеют никаких перспектив решения в доминирующей в России модели земледелия. К таковым проблемам относятся:

1. Прогрессирующая деградация и загрязнение почв продуктами химизации сельского хозяйства;

2. Нарастание зараженности растений новыми патогенами;

3. Недопустимое падение качества зерна, достигшего уровня прямой угрозы продовольственной и биологической безопасности страны;

4. Нарастание контрастности климата, увеличивающего риски снижения или полной потери урожая в районах рискованного земледелия;

5. Низкая маржинальность сельскохозяйственного производства на фоне сильной закредитованности хозяйств аграрного сектора;

6. Отсутствие эффективных рекомендаций отечественной сельскохозяйственной науки по выходу из сложившегося кризиса на фоне уменьшающейся государственной финансовой поддержки отечественного сельхозпроизводителя.

Мы полностью разделяем и поддерживаем инициативу Правительства Ростовской области и агрокомитета Национальной технологической палаты, вынесших на широкое общественное и научное обсуждение новую агротехнологическую модель, которая, с нашей точки зрения, сегодня не имеет альтернатив. Модель адаптивного или биологизированного земледелия родилась не в стенах академических институтов, а выстрадана сотнями практиков нашего сельского хозяйства, работающих на пространствах от Крыма до Сибири, от Кавказа до Урала. Именно они взяли на себя все риски и материальные затраты на проведение испытаний, адаптацию и внедрение лучших мировых практик на своих полях.

С нашей точки зрения, важным элементом новой адаптивной системы земледелия должна стать передовая технология управления погодой, созданная отечественными метеорологами и инженерами.

Мы приветствуем фермеров и руководителей хозяйств, которые без государственной поддержки добились выдающихся результатов. Их опыт, практические рекомендации и предложения позволят ответить нам на наболевший вопрос: возможен ли новый технологический рывок в растениеводстве? Мы уверены в успехе проводимого вами мероприятия. Мы уверены, что Форум станет важным шагом в создании нового высокоэффективного и устойчивого сельского хозяйства России в ХХI веке. Удачи!

С уважением

Председатель Научного совета, академик РАН С.Ю. Глазьев

Ученый Секретарь Научного совета, Вице-президент Национальной технологической Палаты, академик РАЕН Е.А.Наумов

Из программного доклада

В своем докладе председатель агрокомитета Национальной технологической палаты Александр Харченко подчеркнул, что экономику и экологию сельскохозяйственного производства в стране можно изменить к лучшему, причем в краткосрочной перспективе и без существенных капиталовложений. Он разобрал экономический и экологический аспекты необходимости смены агротехнологического уклада.

Ввиду диспаритетного роста цен на минеральные удобрения и средства химической защиты, относительно более медленного роста цен на продукцию растениеводства, в частности зерно, возникла в сельском хозяйстве ситуация, когда значительная часть выручки в сельском хозяйстве от сельхозпроизводителей «утекает» производителям «химии», снижая рентабельность растениеводства. Деградация почв, при полном отсутствии органических удобрений и полей с многолетними травами, привела к появлению большого количества новых болезней растений, представленных смешанными бактериально-грибными инфекциями. По этой же причине упала эффективность применения минеральных удобрений. Экономические последствия такой ситуации многие участники Форума прочувствовали на себе, столкнувшись со снижением КПД химудобрений при одновременном росте цен на них.

Так, если в середине XIX века 1 кг условной азофоски давал прибавку более 20 кг зерна, в 1966 году — уже 6−6,5 кг зерна, то сейчас — всего 3−4 кг.

Если сопоставить цены на вносимое и получаемое, получается абсурд. Периодически стала возникать ситуация, когда применение минеральных удобрений имеет отрицательную рентабельность. Так, на недавней аграрной конференции в Крыму (16−17 февраля 2017 года) возник казус, когда один из докладчиков рекомендовал вносить 3 кг селитры (1 кг д.в. азота) при цене в Республике Крым 20 руб. за кг, чтобы получить 5 кг зерна по 8 рублей — цена на зерно в Крыму). Это вызвало недоумение присутствующих: странный совет: на 60 рублей внеси удобрений, чтобы получить на 40 рублей зерна. Здравый смысл отдыхает?

На Ставрополье и селитра дешевле, и зерно продается дороже, но при изменении конъюнктуры рынка и ставропольские аграрии прослезятся при подсчете рентабельности, которая сегодня на круг составляет в Ставрополье до 30% (в ряде регионов России она не достигала в 2016 году и 10%). То есть часть хозяйств еле дышат за спинами передовиков. При этом речь уже не стоит о получении качественной пшеницы 2 класса. Доля хлебопекарной пшеницы 3 класса в рекордном урожае 2016 года на Ставрополье составляет всего 18%, а по стране в целом ещё хуже: всего хлебопекарного зерна набралось едва 15−16 млн тонн, все остальное зерно более низкого качества.

Зерна второго класса в 2016 году не было получено ни одной товарной партии — впервые за всю историю со времен революции 1917 года.

В конце 2016 года был изменен ГОСТ зерна для выпечки хлеба, из которого убрали пункт, что зерно на хлеб должно быть не ниже 4 класса. Пищевики снизили стандарт для выпечки. «А это уже не проблема — катастрофа!», — пишет известный агроном-популяризатор Николай Курдюмов.

«Вкладывать в землю ради повышения качества зерна нужно гораздо больше, а разница в цене между 3 и 4 классом совсем невелика. Пекари не готовы покупать более дорогую муку, им проще улучшителями хлеб до стандарта поднимать», — пояснил мне первый министр сельского хозяйства Ставропольского края, заслуженный работник сельского хозяйства РФ Владимир Гаркуша.

С падением качества зерна, качество пищи тоже падает, но ни удобрений, ни средств защиты растений вкладывать больше аграрии не могут, так как рынок не выдержит удорожания.

Вопрос безопасности продуктов не вписан в проблему Продовольственной безопасности. Решая задачу продовольственной безопасности, АПК обеспечивает лишь количество пищи.

Система земледелия Нормана Борлоуга (известная в нашей стране как интенсивная система земледелия), привезенная Никитой Хрущевым из Америки в 60-х годах, к настоящему времени исчерпала себя.

Биологизировать земледелие

Строить новую модель растениеводства специалисты Национальной технологической палаты предлагают с использованием лучших идей из альтернативных систем земледелия.

Не можем управлять конъюнктурой рынка — давайте управлять себестоимостью продукции, считают они!

Созданием новой модели растениеводства официальная аграрная наука пока не занимается. Ее контуры обозначили участники ростовского Форума. По их убеждению, земледелие должно стать биологизированным, то есть оно должно быть построено на грамотном применении и химии, и биологии, так как сразу отказаться от химии невозможно.

Сейчас на уровне общественного мнения, в многочисленных рассуждениях о будущем сельского хозяйства страны идет активный вброс ложных (тупиковых) векторов развития сельского хозяйства. В роли основных вариантов развития рассматриваются либо модели органического хозяйства, либо растениеводство на основе ГМО. Органическое ретро-земледелие имеющее место быть в богатых странах, которые уже более 40 лет тому назад решили внутренние проблемы самообеспечения продовольствием, тему которого последнее время бурно обсуждают, вряд ли накормит страну — ведь это всегда вдвое больше усилий и куда меньший результат. И это — дорогие продукты. Страну это не накормит.

Вопрос: насколько эффективной биологизированная модель окажется в условиях конкретного хозяйстве? Для достижения успеха двигаться нужно поэтапно. Выделены три этапа, три уровня биологизации.

Первый этап — уровень БИОМЕТОДА.

На этом этапе часть химических препаратов заменяется биологическими.

Второй этап — уровень БИОКОНТРОЛЯ.

Когда пространство вокруг растения насыщается агрономически ценными микроорганизмами.

Третий этап — технология создания устойчивых микробных ЦЕНОЗОВ.

На последнем этапе достигается возвращение почве ее естественного плодородия и её способности противостоять накоплению болезней и вредителей растений. Это обеспечивается дружественной растениям здоровой биотой, добывающей из воздуха и грунта все необходимое для питания и роста растений, повышающей иммунитет растений.

На третьем уровне в хозяйстве (как показала практика) может быть достигнуто 2−3 кратное увеличение урожайности при сверхвысокой рентабельности.

При создании новых моделей необходимо исходить из реальной ситуации недофинансирования АПК и достаточно сложного экономического состояния сельхозпроизводителей. Поэтому уже на первом этапе необходимо предложить крестьянам такую технологию, которая в краткосрочном периоде помогла бы им выйти на 40% рентабельность, чтобы банки перестали уклоняться от выдачи сельхозкредитов, видя, что доходность хозяйств выросла и есть с чего возвращать долги.

Сегодня закредитованность сельского хозяйства в стране составляет 2,7 трлн рублей, а ежегодная господдержка покрывает менее 200 млрд, то есть менее десятой части долга, что не оставляет надежды когда-нибудь выбраться из долговой ямы.

Значит, максимально интересны только те агротехнологические решения, которые могут работать на увеличение рентабельности при их применении в краткосрочном (то есть уже на первом году внедрения) и среднесрочном (два-три года) периодах. Таких долгосрочных вложений по восстановлению почв, как брало на себя государство по программе «Плодородие» в 1980-е годы, товаропроизводители сейчас экономически не потянут.

Освобожденную от дурных трат прицельную работу можно выстроить только на достоверном анализ накопившихся болезней и потери плодородия на каждом поле. Стоит такой анализ недорого, всего 2−3 тысячи рублей, но делают его не везде, так как региональные россельхозцентры не обеспечены ни оборудованием, ни технологиями. Кроме того, повсеместно наблюдается ситуация, когда достоверный фитомониторинг на местах заменяется маркетинговой деятельностью химических «коробейников», убеждающих сельхозпроизводителей покупать неэффективные пестициды.

Ущерб от этой «деятельности» — не менее 20% урожая в масштабе всей страны — на уровне цифр, сопоставимых с ущербом от чрезвычайных ситуаций.

О состоянии почв и болезнях растений

Участников форума впечатлил снятый в Ростовской области фильм о «мертвых черноземах» и не гниющей в «мертвой земле» запаханной соломе прошлых лет.

Эффективность минеральных удобрений в такой почве всего 15−30%, из-за чего их применение становится убыточным.

Ведущий научный сотрудник Лаборатории экологии сельскохозяйственных микроорганизмов, кандидат сельскохозяйственных наук ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт фитопатологии» Николай Будынков по Скайпу рассказал, что не менее 70% российских почв находятся в стадии глубокой деградации, они практически перестают нормально функционировать. А 10% — в крайне тяжелом состоянии из-за обилия накопившихся токсикогенных плесневых грибов, которые даже начали вытеснять возбудителей известных болезней растений.

Иногда, как в прошлом 2016 году в регионах, часто неожиданно, как в Волгоградской области, могут появиться, занесенные ветром с Балкан споры стеблевой ржавчины, вызвавшие эпифитотию на пшенице с потерей до 50% урожая.

К этим болезням, возможным в условиях изменяющегося климата, производители, а также системы регионального фитомониторинга оказываются не готовыми, и большие потери, как правило, бывают неизбежными.

Вообще, по словам ученого, картина болезней растений не статична, она постоянно меняется. На смену одним болезням растений, которые могут доминировать по 5−7 лет, приходят другие. Основная проблема болезней растений сегодня — корневые гнили сложного происхождения.

Например, последние годы стали доминировать ряд новых грибов фузариев, один из которых — Fusarium moniliforme — возбудитель трахеомикоза.

Эта болезнь уносит до трети урожая на последних неделях развития зерновых колосовых и резко снижает качество зерна. По этой причине страна в последнее время не добирает порядка 20 млн тонн урожаязерновых в год.

Крайне необходимо, как можно скорее, восстановить в России государственную, независимую от влияния химических компаний, и не имеющую собственных продаж, систему достоверного фитомониторинга.

Убитая большими дозами «химии» и отсутствием органики почва накапливает огромное количество плесневых грибов. Оздоровить землю можно, если грамотно, как лекарства, применять лишь нужные по ситуации химпрепараты для обработки семян и растений. Защитив растения от патогенов в критические фазы с помощью химии, далее нужно заселить пашню живущими в здоровой почве микроорганизмами, а также внести органику. Навоза нынче не хватает, животноводство резко сократилось, но есть пожнивные остатки, часто как единственный источник органики на поле, а также «умные» микробные закваски, представляющими из себя консорциумы (сообщества полезных микроорганизмов), которые и целлюлозу «жуют» и с патогенами справляются, возвращая почве природное плодородие.

* * *

Кандидат биологических наук Мария Ладогина подробно изложила модель некорневых подкормок. Рассматривался вопрос, как увеличить эффективность использования минеральных удобрений.

Она показала физиологическое действие таких микроэлементов, как бор, марганец, цинк, сера. Оказывается, небольшие корректирующие подкормки могут вдвое увеличить эффект от основных элементов и увеличить коэффициент использования влаги. Повышается засухоустойчивость растений.

Вдохновляющие примеры

Когда свои семена лучше элиты

О четырехлетнем опыте работы с биотехнологиями рассказал главный агроном хозяйства «ИП Хомяков» (Азовский район Ростовской области) Дмитрий Крольман. Уже по результатам первого года их применения рентабельность хозяйства заметно повысилась.

Это позволило хозяйству расшириться за счет покупки земли в двух районах области, в том числе в засушливом районе. В первый год выводили поля в ноль по рентабельности, так как купили землю, истощенную до предела. Потом она начала давать отдачу. Сильное впечатление произвел на участников форума Дмитрием Крольманом фильм, где снято поле, засеянное купленной задорого элитой.

Это поле, на которое элитных семян не хватило, пришлось досевать пшеницей этого же сорта, но 3 класса, выращенной на полях хозяйства, где 3 или 4 года применялись биологические методы. В результате своя пшеница оказалась на 8 центнеров урожайнее, чем купленная элита, выращенная на том же поле.

No-Till на скорости 20 км в час

Руководитель КФХ «Сахалин» (Республика Крым) Александр Суслов (его сын — председатель Союза фермеров Крыма) выступал о применении адаптированной к условиям Крыма технологии No-Till. Он рассказал и показал фильмы, как засевает свои 2 тысячи га при помощи скоростной сеялки (20 км в час), сконструированной с другом-фермером Виктором Барковым, и получает свои 40 ц пшеницы с гектара в засуху, когда у соседей — 20 ц или вовсе ничего.

Работает он так уже 8 лет. У него нет проблем с деньгами, за ним банки бегают — возьмите кредит, а ему не надо, он сам зарабатывает. Интуитивно «самоделкины» вышли на технологическую модель, близкую к австралийской, получив в депрессивном сельскохозяйственном производстве современного Крыма при отрицательной рентабельности производства зерна в последние годы, результат близкий к 200% с положительным знаком. Сеялка Баркова также технически близка к австралийским аналогам. Кстати, сухостепному климату юга России более всего соответствуют условия Нового Южного Уэльса в Австралии, поэтому и привязанную к климату и нюансам местности систему No-Till лучше брать именно австралийскую, а не латиноамериканскую. И все равно ее нужно адаптировать под себя. Может быть, поэтому фермеры опасаются нового, из-за того, что неверный подход к беспахотному земледелию и ошибки его внедрения, особенно при его механическом переносе на российскую землю, поселили недоверие к изначально прогрессивному методу?

А если совсем без химии?

На следующем разделе форума разбирался вопрос о перспективах развития достаточно новых систем земледелия (вернее землепользования), к которым относится система мульчированного посева, известная в различных регионах мира под различными названиями: система прямого посева, система No-till (без обработки), Zero-till (ноль обработки) и так далее. Все эти термины — синонимы.

No-till — это фермерский метод. Изначально он был создан талантливыми фермерами-одиночками, когда появились гербициды сплошного действия. При господдержке в странах Латинской Америки он смог развиться до такой степени, что в Аргентине, например, он используется на 75% обрабатываемых площадей. В нашей стране этот метод внедряется несистемно. Василий Кулагин, один из пионеров этого метода в Саратовской области, использует его на 11 000 га, получая рентабельность производства более 100%.

Сюрпризы погоды

Новая агротехнологическая модель, которую «по винтикам» разбирали и обсуждали на Форуме, в принципе является системой засухоустойчивого земледелия, в которой ассимилирован передовой опыт получения устойчивых урожаев зерновых в самых засушливых районахАвстралии, Африки, Бразилии, Казахстана и России. Однако любая технология успешно работает только в заранее предусмотренных условиях эксплуатации: атомные электростанции строятся в расчете на землетрясения и цунами определенной силы, самолеты могут безопасно взлетать и садиться только в условиях летной погоды. Также и сельскохозяйственные технологии имеют свои пределы более-менее гарантированного получения урожая. При тотальной засухе ничто не спасет кроме полива, но чаще всего воды для полива нет, а если она есть, то земледельцы знают, что полив через несколько лет приведет к засолению почвы. При граде размером с апельсин или тропическом урагане урожай не спасти никакими изощренными приемами, для этого требуется климатонезависимое сельское хозяйство, к созданию которого приступил Китай на основе российских разработок.

Поэтому то, что участники форума узнали на климатической секции, стало для них полной неожиданностью. Как обычно, было две главных новости: плохая и хорошая. Начнем с хорошей.

Рискованное земледелие! А что это такое?

В ряд выдающихся российских изобретателей и ученых, чьи открытия и разработки, не найдя применения на Родине, вернулись к нам с просвещенного Запада или бурно развивающегося Востока, должно быть вписано имя Валерия Иоганнесовича Уйбо. Ему принадлежит авторство всех 6 пионерных патентов на изобретения, сделанных еще 30 лет назад при разработке технологии управления погодой «Атлант» (см. статью «Система управления погодой должна быть международной»).

Сегодня термин «технология ATLANT» стал родовым для обозначения подобных технологий, которые широко распространились по миру. Лидерами среди стран, которые приняли решение о внедрении технологии на общегосударственном уровне, стали Австралия, а за ней Оман.

Автор «Атланта» популярно рассказал о том, что представляет собой технология: по сути — это перевернутые люстры Чижевского, которые создают в атмосфере восходящий поток отрицательных ионов. Что может «Атлант»? Вызывать осадки, рассеивать облачность и туман, вызывать ветер и восходящие потоки, рассеивать смог в городах, наполнять пересыхающие водохранилища. Валерий Уйбо рассказал о наиболее впечатляющих примерах применения технологии управления погодой в мире и в России, накопившихся с 1990-х годов.

Но самую бурную реакцию зала вызвал последний пример применения «Атланта» в 2015 году в Волгоградской области. У союза сельхозкооперативов области яровые в засуху сгорели полностью. Засуха продолжалась, сохранялась угроза, что не удастся посеять и озимые. Вызвали Уйбо. На третий день работы установки пошли дожди, которые добросовестно зафиксировала областная служба мониторинга осадков.

Новость плохая: озоновая угроза для российского сельского хозяйства, о которой «мужики не знают», а чиновники знать не хотят

О нарастающей за последние 20 лет опасности для людей, животных и растений приземного (тропосферного) озона рассказал научный сотрудник Института общей физики им. А. М. Прохорова РАН Сергей Котельников. Что у нас знает большинство людей об озоне? Что с ним, якобы, связан запах свежести после грозы. На самом деле, озон —сильнейшее отравляющее вещество высшей категории опасности, втрое токсичнее сенильной кислоты. Озон вызывает окислительный стресс, опасный для людей и растений.

Проблему приземного озона в США и ЕС изучают более 50 лет. Разработкой средств защиты лесов и сельскохозяйственных растений занимаются во всех странах от США до Бангладеш и Кении. На сайте американского сельскохозяйственного агентства написано, что потери сельского хозяйства от приземного озона превосходят ущерб от всех загрязнителей атмосферы вместе взятых. Например, Индия теряет в год от озона от 20 до 47% урожая пшеницы.

Растерянно участники Форума смотрели на хорошо им знакомые поражения растений озоном, которые всю свою жизнь они принимали за проявления тех или иных заболеваний растений.

Не меньше страдают и люди, прежде всего сельские жители, так как озон — единственный загрязнитель воздуха, концентрация которого выше в сельской местности, чем в городах. Именно этим фактором объясняют наблюдающуюся во многих странах повышенную статистику хронических респираторных заболеваний среди сельских жителей.

В развитых странах созданы разветвленные автоматизированные сети мониторинга приземного озона. Ниже на карте EEA (Европейского агентства по окружающей среде) показано количество дней в 2014 году с превышением норматива по концентрации приземного озона, которые были зафиксированы станция мониторинга озона. ЕС ставит перед собой долгосрочную цель, чтобы на территории Европы максимальная суточная и 8-часовая средняя концентрация озона никогда не превышала 120 мкг/м3. Однако в 2014 году 81% станций мониторинга озона зафиксировали превышение этого норматива на территории практически всех европейских стран, за исключением Хорватии, Эстонии, Ирландии, Румынии и Сербии.

Обращает на себя внимание огромное количество станций мониторинга озона в Европе, Россия с этой точки зрения — пустыня. В России официально автоматизированный мониторинг озона проводится только в Москве и части Московской области. Но даже после катастрофы жаркого лета 2010 года, во время которой дополнительная смертность от озона по России за полтора месяца составила 58 тысяч человек, что было констатировано официальным совещанием, ничего до сих пор не сделано для создания современной общероссийской сети мониторинга озона.

Летом 2016 ситуация с озоном значительно усугубилась. Но сказать точно, сколько людей мы потеряли, каков был материальный ущерб от озона в 2016 году, каковы потери сельского хозяйства, в первую очередь, в южных областях России, мы не можем. Нам безотлагательно нужна не просто система мониторинга, а система защиты от приземного озона и людей, и лесов, и полей.

«Что же делать?», — первый вопрос из зала. «Что делать для защиты людей, животных и растений давно известно. Но нам сначала надо врага увидеть и признать факт его существования, а для этого необходима система мониторинга приземного озона», — ответил Сергей Котельников, который 20 лет пытается достучаться с этой проблемой до власти.

Итоги форума

Резолюция форума с обоснованием смены существующего агротехнологического уклада будет направлена в министерства сельского хозяйства России и субъектов юга России, а также в аграрный комитет Государственной думы РФ и соответствующие комитеты региональных парламентов.

Кстати, региональная программа биологизации земледелия «Внедрение биологической системы земледелия в 2011—2018 годах» успешно действует в Белгородской области, служащей примером для аграриев страны.

Читайте развитие сюжета: Система земледелия — не догма!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail