На недавнем совместном мероприятии Клуба независимых директоров Сколково и Московской биржи зарубежный лектор цитировал Ленина: «учиться, учиться и учиться». Правда, не уточнил, чему учиться и каким образом.

Маринус ван Реймерсвале. Меняла и его жена. 1539
Маринус ван Реймерсвале. Меняла и его жена. 1539

В общем, вечно живой снова в тренде. Столкнувшись с новой экономической реальностью, пытливые умы ученых экономистов не боятся искать актуальные решения в малоизведанных и запретных тайниках старой и новой теории и практики, чего не скажешь о склонной к застою правящей бюрократии.

Не остается без внимания «узость мышления» и зарубежных «эффективных менеджеров», чей интерес к развитию в условиях кризиса ограничивается показателями одного-двух ближайших кварталов. Растет и ширится понимание, что привычная всем экономическая модель, основанная на прибыли и ссудном проценте, тормозит развитие, которое пробивается сквозь финансовые барьеры вопреки логике экономической модели, благодаря государственной поддержке или энтузиазму нестяжателей.

Теория развития против практики роста

В теории экономическая стратегия выглядит простой и очевидной. Каждому технологическому укладу (или уровню развития производительных сил, кому как удобнее) соответствует определенный уровень производительности экономической системы, совокупного спроса на производимые товары и услуги, формируемого доходами потребителей, и ограниченного спросом совокупного предложения товаров и услуг.

Пока спрос не насыщен, возможен количественный экономический рост, который может ускоряться сбалансированным кредитованием потребителей и производителей. Рост потребления приводит к росту производства, занятости, совокупных доходов потребителей, дальнейшему росту потребления и производства, и далее по спирали до полного насыщения спроса.

Каждый технологический уклад производит определенный набор товаров и услуг, материальных и нематериальных благ, удовлетворяющих определенный объем потребностей, поэтому количественный рост имеет естественные ограничения. При насыщении спроса дальнейший экономический рост определяется приростом количества потребителей, однако рост населения ограничен исчерпанием природных и технологических ресурсов, доступных каждому укладу.

При достижении полного насыщения спроса необходим переход к новому технологическому укладу, предлагающему принципиально новые товары и услуги, новое потребительское качество, новые технологии производства и потребления, повышающие эффективность и производительность экономической системы. Иными словами, необходим заблаговременный переход от модели экстенсивного количественного роста к интенсивному качественному развитию, пока экономическая система не перешла в состояние глобального экономического кризиса.

Чем выше производительность экономической системы, тем быстрее достигается насыщение спроса, тем короче становятся экономические циклы между экономическими кризисами, связанными с необходимостью перехода к новому технологическому укладу. Отчасти этим объясняется непризнание зарубежными теоретиками циклов Кондратьева продолжительностью 40−60 лет, основанной на анализе промышленного развития за период до первой трети двадцатого века, и их вытеснение в зарубежной теории «инфраструктурными» циклами Кузнеца продолжительностью 25−30 лет.

Максимальный спрос на традиционные товары и услуги ограничен физиологическими потребностями и возможностями потребителей. Естественные пределы имеет, например, потребление продуктов питания, предметов обихода, транспортных средств и так далее, если, конечно, не заниматься их бессмысленным уничтожением.

Естественные ограничения имеет, например, расширение транспортной инфраструктуры, поскольку потребитель не может использовать ее более 24 часов в сутки, а его реальные возможности и потребности намного ниже. Скорость передвижения в любой транспортной системе ограничена ее техническими возможностями и требованиями безопасности, поэтому спрос на транспортные услуги насыщается и ограничивается соотношением скорости и допустимых затрат времени на передвижение, что становится сдерживающим фактором для дальнейшего развития экономики.

Для дальнейшего увеличения спроса на транспортные услуги, а также повышения производительности экономической системы в целом требуется переход к транспортным системам нового технологического уклада. Их создание относится к так называемым «сетевым проектам», поскольку требует координации и объединения усилий группы отраслей, одновременного охвата ряда территорий и секторов рынка.

Требуется разработка и производство нового транспортного средства, создание сервисной сети под новое транспортное средство, создание новой сети дорог и дорожной инфраструктуры, обеспечение спроса, то есть привлечение потребителей и организация сбыта услуг новой транспортной системы, и главное — привлечение «длинных денег» на покрытие убытков инвестиционного периода и начального периода эксплуатации. Реализация подобных масштабных проектов, как и аналогичных сетевых проектов в сфере «новой энергетики», «новой медицины», «умных машин» и других технологий нового уклада, не под силу даже самым крупным корпорациям и требует целенаправленной государственной политики.

Логика извлечения максимальной прибыли делает невыгодным заблаговременный переход к новому укладу, пока не исчерпаны возможности количественного роста, поэтому развитие тормозится, переход к новому укладу откладывается и происходит под давлением глобального кризиса. Эта же логика делает невыгодным повышение качества и долговечности производимых товаров, поскольку их ускоренный выход из строя, моральное старение или изменения моды заставляют потребителя снова и снова приобретать одинаковые товары для удовлетворения одних и тех же потребностей, увеличивая прибыль производителей.

Подобный «маркетинговый порожняк» не приводит к созданию и удовлетворению новых потребностей и с позиций развития является «топтанием на месте», бесполезным перемалыванием ресурсов с перспективой их исчерпания и новых «ресурсных» конфликтов. Как следствие, государственная политика не должна следовать логике морально устаревшей экономической модели, но должна компенсировать ее недостатки и риски.

«Триединство» экономической стратегии

Таким образом, экономическая стратегия должна охватывать три взаимозависимых направления.

Первое приоритетное направление состоит в стимулировании потребительского спроса, повышении емкости и привлекательности внутреннего рынка.

Второе направление — обеспечение полной загрузки имеющихся производственных мощностей и создание новых мощностей для производства товаров и услуг под перспективу полного насыщения спроса.

Третье направление — трансфер технологий, приобретение доступных технологий, копирование недоступных либо разработка и использование отечественных технологий, которые также имеются, но по известным причинам остаются невостребованными.

Высокий уровень потребления и качества жизни являются основой социальной и политической стабильности, однако отечественные стратеги традиционно недооценивают этот приоритетный аспект, исповедуя «производственный подход». Одной из причин краха советской экономической системы стал длительный «потребительский голод», более низкий уровень потребления и качества жизни в целом по отношению к идеологическим противникам.

В современной России в среде правящей бюрократии доминируют лоббисты финансово-олигархических интересов и сырьевых отраслей, в меньшей степени — производственников с преобладанием ОПК, экономические интересы российских граждан в качестве потребителей не представлены и в лучшем случае учитываются по остаточному принципу. Как следствие — узость внутреннего рынка, сильная зависимость от внешних рынков и санкций, отсутствие спроса как основы для экономического роста и развития.

Одной из новых инициатив правительства, озвученных на недавнем форуме в Сочи, становится борьба со «сберегательной моделью поведения» российских граждан. Им предлагается сменить ее на спекулятивную модель, то есть достать свои сбережения «из-под подушки» и вложить их в облигации нового федерального займа под 8,3% годовых.

Это предложение, по заявлению главы Минфина, является очень интересным лично для него, что неудивительно, ведь обладая инсайдерской информацией, он успеет вовремя «соскочить», если очередная пирамида ОФЗ начнет рушиться.

Примечательно, что правительство не рассматривает и не ставит задачу перевода накоплений граждан в потребление, предпочитая в очередной раз за счет доходов населения латать дыры в скудеющем бюджете.

На самом деле, для перехода к нормальной модели потребительского поведения, перевода накоплений в потребление необходимо обеспечить уверенность граждан в завтрашнем дне, для чего правительство должно не изымать доходы у населения, а решать противоположную задачу — гарантировать рост доходов и обеспечивать финансирование потребительского спроса под растущие доходы. А также финансировать неотложные расходы граждан в критических ситуациях с тем, чтобы сбережения «на черный день» не росли.

Упрощенно модель «рыночного коммунизма» состоит в последовательном решении «триединой задачи»: государственное управление обеспечивает опережающее финансирование растущих потребностей граждан в материальных и нематериальных благах, принимает на себя обязательства по обеспечению роста их доходов как гарантии возврата займов потребителей и несет риски неисполнения этих государственных обязательств. Если же навязанная нам альтернативная модель «экономического прозябания» не обеспечивает необходимого качества государственного управления, тем хуже для этой модели.

Сакраментально-российский вопрос: мировой тренд или особый путь?

Условием роста и развития современной экономики становится опережающий рост денежной массы, в этом современные неокейнсианцы и неомонетаристы сошлись и готовы к дальнейшей совместной жизни. Более того, выдвигается гипотеза о возможности неограниченного экономического роста на основе наращивания денежной массы.

Подобно тому, как предприятию для развития необходимы займы и инвестиции, так и экономике в целом необходим источник дополнительных инвестиций, каким является денежная эмиссия. Другой целью денежной эмиссии становится стимулирование инфляции как фактора повышения уверенности инвесторов в окупаемости инвестиций.

Внутренним свойством экономической модели, основанной на прибыли и ссудном проценте, является неустранимый дисбаланс спроса и предложения, вызывающий неизбежный кризис перепроизводства при насыщении спроса. Доходы потребителей (зарплаты и другие), направляемые на потребление, составляют только часть совокупной цены производимой продукции, поскольку включаемые в эту цену проценты по займам и прибыль производителей, а также накопления потребителей временно или навсегда выводятся из цикла производства-потребления в спекулятивные финансовые инструменты.

Тем самым часть производимой продукции не может быть продана, поскольку у потребителей «не хватает денег», что и приводит к дисбалансу, который необходимо компенсировать дополнительным финансированием потребительского спроса. При насыщении спроса кризис перепроизводства становится очевидным, производители вынуждены снижать цену, что вызывает дефляцию и потребность в стимулировании инфляции для поддержания инвестиционной активности.

Таким образом, наиболее эффективным способом борьбы с инфляцией является насыщение спроса, а для стимулирования инвестиционной активности необходима управляемая денежная эмиссия. Напротив, особенностью финансового управления российской экономикой является многолетняя борьба с инфляцией посредством торможения экономического развития.

Хроническое недофинансирование экономики фиксирует низкую платежеспособность российских потребителей и вызывает насыщение платежеспособного спроса при низком уровне потребления с рисками социальной и политической напряженности.

Кризис перепроизводства возникает в парадоксальной ситуации неудовлетворенного реального спроса и вызывает дефляцию производственных издержек, в первую очередь зарплат, снижение доходов потребителей и спроса.

Однако вследствие слабости внутреннего рынка решающее влияние на инфляцию оказывают не дефляция издержек, а валютная инфляция рубля, инфляция тарифов энергосырьевых монополий и ставка процентов по кредитам, определяемая ключевой ставкой Центробанка. Примечательно, что борцы с инфляцией сами же ее и разгоняют.

Изначально непримиримая борьба с инфляцией объявлялась для привлечения мифических зарубежных инвестиций, которые так и не появились, Общеизвестно, что государственные инвестиции вытесняют из экономики частных инвесторов, однако если частные инвесторы не хотят или не могут, они должны заменяться государственными инвестициями, поскольку промедление в этом деле «смерти подобно».

Компетентное управление

Простой в теории и очевидной экономической стратегии противостоят субъективные сложности на стадии разработки, принятия или реализации. Среди многих субъективных причин преобладают доминирование личных интересов над национальными, инерция привычной модели управления или некомпетентность, неприятие новых инструментов управления или нежелание рисковать, боязнь инноваций в среде правящей бюрократии, у которой и так все хорошо.

Как показывает опыт мирового лидера, политика количественного смягчения по принципу «разбрасывания денег с вертолета» пока не привела к устойчивым положительным результатам. Проходя через банковскую систему, денежная эмиссия используется в первую очередь в интересах банков и финансовой системы, и лишь затем — в интересах экономического развития.

Как следствие, необходимо применение адресных инструментов целевого финансирования, минуя банковскую систему, или при использовании банковской системы в качестве платежного агента, а не распределителя эмиссионных денег. Эффективное применение таких инструментов может составить конкурентное преимущество нового мирового лидера.

Эмиссионные государственные ссуды позволяют снизить нагрузку на бюджет и налоговую нагрузку на экономику, а снижение налогов, в свою очередь, позволяет снизить общий уровень цен, увеличить реальные доходы и ускорить развитие экономики. Прямые государственные займы также предпочтительнее субсидирования ставок по коммерческим кредитам, поскольку такие субсидии означают перераспределение налогов, собранных со всего населения, в доходы отдельных избранных банков.

Дисбаланс производства и потребления формирует пространство возможностей для применения денежной эмиссии в качестве инструмента управления и восстановления баланса. Оптимальным представляется использование эмиссионных государственных ссуд для финансирования науки, прикладных технологических и конструкторских разработок, внедрения инноваций в целом.

Сфера НИОКР имеет высокую долю зарплат в структуре затрат, при этом вложения в эту сферу гарантируют их окупаемость в среднесрочной и долгосрочной перспективе, что более чем приемлемо для эмиссионных государственных инвестиций. Тем самым эмиссионное стимулирование этой сферы позволяет решить «триединую» задачу по трем направлениям: стимулировать потребительский спрос, стимулировать технологическое развитие, компенсировать дисбаланс производства и потребления, сдерживающий развитие производства.

Однако необходимо учитывать, что временное восстановление баланса спроса и предложения не исключает возможность кризисов, внутренне присущих экономической модели. Кризис обычно уничтожает «лишние» накопления посредством массовых банкротств, войн и прочих потрясений, в мягком варианте — посредством гиперинфляции, вследствие чего обычно «богатые богатеют, бедные беднеют».

Однако такое положение не фатально, все зависит от того, кто, как и в чьи интересах управляет кризисом. При наличии развитой системы государственных ссуд важность и необходимость не защищенных от кризиса накоплений утрачивают актуальность.

Компетентное государственное управление — третье необходимое условие и кадровый источник эффективной стратегии. Все остальное — ресурсы, люди, идеи, проекты — в нашем Отечестве имеется.

Читайте ранее в этом сюжете: «Рост ВВП вновь будет зависеть от нефти»