Глава «Транснефти» Николай Токарев в конце 2016 года на встрече с Владимиром Путиным заявил о том, что с 2018 года вся российская нефть уйдет из портов Литвы, Латвии и Эстонии. Российская пресса взорвалась восторженными возгласами о том, что мы наконец-то перестаем «кормить Прибалтику». Но здесь необходимо отделять громкое политическое заявление от реального положения дел. Весь объем российской нефти и нефтепродуктов не уйдет до конца из прибалтийских гаваней в силу нескольких причин. Во-первых, у российского капитала остается собственность в нефтеналивных терминалах в Латвии и Эстонии. Во-вторых, не ясно, хватит ли резервных мощностей для перекачки нефти и нефтепродуктов через российские порты в случае увеличения закупок нефти и нефтепродуктов на западе? Ну, и в третьих, есть фактор Белоруссии, которая отправляла и продолжит отправлять нефтепродукты с Мозырского и Новополоцкого НПЗ (полученные из российской нефти) через Литву и Латвию.

Полоцк (Белоруссия) — географический центр Европы
Полоцк (Белоруссия) — географический центр Европы
101hotels.ru

Читайте также: Порты: почему Россия до конца не уйдет из Прибалтики?

Однако то, что объем российских транзитных грузов через прибалтийские порты в 2017 году будет снижаться, как в силу экономических, так и политических причин, ни у кого не вызывает сомнения.

Транспортно-транзитный комплекс Прибалтики (который в момент своего создания и на протяжении всей истории существования решал и решает одну главную задачу — перевалка груза из и в Россию), в ближайшее время будет вынужден искать все возможные и невозможные средства, чтобы выжить. Хуже всего придется Эстонии. География и логистика устроены так, что портовый комплекс Эстонии фактически дублирует портовый комплекс Ленинградской области и Санкт-Петербурга. Единственно, в чём Эстония еще может составить конкуренцию «Большому порту Санкт-Петербург», так это в обработке контейнерных грузов. В остальном портовый комплекс Эстонии будет медленно умирать. И даже рост круизных и паромных перевозок не сможет компенсировать финансовые потери, которые Эстония получит в наступающем году.

Латвия, понимая, что российские грузы она теряет, будет в 2017 году активно привлекать к себе внимание Белоруссии и Китая. При этом вся бывшая риторика латвийской политической элиты о нелюбви к коммунизму сама собой сойдет на нет. У Латвии есть естественный конкурент в борьбе за «любовь» Белоруссии — это Литва, которая также заинтересована в поддержке собственного транзитного комплекса. Латвия в 2017 году уже сделала первый ход в этом соревновании, заявив устами главы МИД, что Латвия не против строительства АЭС в Белоруссии. Учитывая, что у Литвы и Белоруссии давняя словесная война вокруг строительства АЭС в Островце, ход Ринкевича более чем прозрачен: Латвия не будет препятствовать стройке и надоедать Белоруссии по поводу «второго Чернобыля» у своих границ, а за это Латвия рассчитывает на взаимность в виде увеличения объемов грузоперевозок из Белоруссии.

Но несмотря на важность белорусской грузовой базы для Литвы и Латвии, объем грузов, который генерирует Белоруссия, не способен будет покрыть потери от ухода российского транзита. Понимая это, литовские и латвийские портовики вынуждены будут в 2017 году активно привлекать грузы из Китая и Казахстана (как часть проекта «Новый Шёлковый путь»). Представители из этих стран будут желанными и любимыми гостями в Клайпеде, Риге и Вентспилсе.

Весьма интересный сюжет с участием Польши разворачивается вокруг китайского проекта. В начале 2017 года министр обороны Польши заявил, что Польша будет противодействовать реализации этого проекта. Таким образом Китаю был дан четкий сигнал, что прямое железнодорожное сообщение между Китаем и другими странами ЕС может быть поставлено под угрозу. Следовательно в этой конфигурации резко возрастает роль транзитных портов на Балтике. А учитывая, что Белоруссия активно примеряет на себя роль диспетчера китайского грузопотока в страны ЕС, то и к Белоруссии интерес со стороны прибалтов только увеличится.

Прорывных изменений в 2017 году вокруг грузопотока из Китая ждать не следует. Однако «запах еды иногда бывает вкуснее, чем сама еда». В наступающем году мы будем наблюдать достаточно интересную картину под условным названием «сватовство прибалтийского майора». Вся жесткая риторика относительно правящего режима в Белоруссии будет медленно сходить на «нет». Литва еще по привычке будет цепляться за строительство Островецкой АЭС, но накал страстей спадет, а учитывая, что соседка-Латвия вообще отказалась воевать с атомным проектом Белоруссии, Литва законно будет опасаться политического решения о переориентации белорусских грузов в латвийские порты. К тому же Лукашенко уже озвучил вслух такой вариант развития событий.

Читайте также: Порты: Битва Латвии и Литвы за Белоруссию в связи с уходом России

В ближайший год-два белорусская политическая элита почувствует себя весьма важной и нужной как для Прибалтики, так и для ЕС. С уничтожением Украины Белоруссия становится одним из ключевых игроков в транзите грузов и энергоресурсов как из России в ЕС, так и в вопросах внутреннего транзита в Калининградскую область. «Последнюю диктатуру Европы» в 2017 году практически перестанут вспоминать, и она незаметно трансформируется в государство, «подающее надежды на демократическое развитие». Количество симпозиумов, конференций, круглых столов с участием белорусов будет только расти. Учитывая то, что российская дипломатия в Белоруссии сложила все «яйца в одну корзину» им. А.Г. Лукашенко, то нам нечего будет противопоставить этой экспансии.

Читайте развитие сюжета: Россия — Белоруссия: подчиниться или подчинить себе?