Экономика Челябинской области в 2016 году сохранила проблемы, накопившиеся за предыдущие годы. В первом полугодии падение было практически по всем показателям. На этом фоне чиновники пытались вдохнуть новую жизнь в построенные ещё при СССР заводы и искали контакты с другими странами. Насколько это прошло успешно, в материале корреспондента ИА REGNUM.

Мешки с кровью
Мешки с кровью

Технопарки

Создание технопарков на базе умирающих гигантов советской индустрии практикуется в России уже много лет. Не обошло оно и Челябинскую область. На базе завода «Станкомаш» был создан индустриальный парк. А вот на площадках Челябинского тракторного завода его организовать пока не вышло. Были попытки организовать технопарк «Машиностроительный». Предполагалось, что придут инвесторы и будут развивать машиностроение. Из претендентов реально было заманить лишь китайцев, которые собирались вложиться, но лишь для локализации собственного машиностроительного производства. Далее технопарк переименовали в «Техникс», но от этого он не заработал на благо челябинцев, руководство технопарка и экономические власти региона по-прежнему в поиске инвестора.

Также по теме: Челябинский индустриальный парк сменил имя и ждет инвесторов

Инвестор крайне необходим. И экономический блок правительства региона готов согласиться на локализацию производств на свободных производственных мощностях. Однако такое «встраивание в чужие технологические цепочки на вторых и третьих ролях» грозит наращиванием технологического отставания нашей страны, опасаются некоторые местные эксперты.

Импортозамещение

Крайне невнятная экономическая политика в Челябинской области по импортозамещению, считают некоторые эксперты. Реально предъявить в качестве результата мало что можно. А одно из важнейших направлений в сфере импортозамещения — станкостроение, было откровенно провалено. На Южном Урале обанкротился опорный для отрасли — Троицкий станкостроительный завод, на который власти делали ставку в построении станкостроительного кластера. И поэтому «вершина всех технологий» — станкостроение, пока неразрешимая задача. Не помогла и ставка на другой станкостроительный завод в городе Озерске.

Ранее по теме: Челябинский станкостроительный кластер: быть или не быть

Неуспех в станкостроении оттеняется еще и тем, что Челябинская область — регион России, где разработана специальная программа развития импортозамещения в промышленности. Целью программы было заявлено создание условий для формирования конкурентоспособных, экономически устойчивых промышленных предприятий Челябинской области, направленных на организацию современных производств по выпуску импортозамещающей продукции, использование инновационного и научно-исследовательского потенциала области, создание новых высокопроизводительных рабочих мест, обеспечение роста производительности труда.

Также читайте: Стратегия импортозамещения: сделано в Челябинской области

Возможно, что одной из причин «промахов» является постоянный уход от прямой ответственности, которую необходимо брать, если руководство по-настоящему желает развивать экономику, либо другие сферы. А создания одних лишь «условий», чтобы «невидимая рука» рынка навела порядок и все заработало, видимо, как показывает реальность — недостаточно, это не работает.

Ставка на бизнес

Экономическая политика южноуральских властей реализуется в том числе ставкой на малый и средний бизнес. «Это одно из важных направлений стратегии развития Челябинской области на ближайшие два года. Потому что эта категория бизнеса заведомо конкурентоспособна, инновационна и может кардинально изменить экономику региона», — заявил вице-губернатор Руслан Гаттаров 14 сентября 2016 года.

Ранее читайте: Челябинскую область будут развивать за счет малого и среднего бизнеса

Однако на начало 2016 года южноуральцев, занятых в малом и среднем предпринимательстве в Челябинской области, насчитывалось порядка 120 тыс. За последние два года, несмотря на оказываемую господдержку, их число сократилось на 20%. Несмотря на обнадеживающую «риторику» властей разных уровней о поддержке в кризисное время, существуют проблемы, связанные с проверками, сложностью получения кредитов на расширение бизнеса и высокими процентными ставками. Также предпринимателей периодически «пугают» сообщениями, например, о поднятия ставки отчислений в пенсионный фонд России и другими косвенными платежами и сборами.

«Устойчивое неразвитие»

Экономика Челябинской области как-то «доползла» до конца года. На фоне кажущейся стабилизации, или как говорят эксперты — «экономика приспособилась к сегодняшним реалиям», нет уверенности, что вот теперь то уж точно, — дно достигнуто. Начиная со второй половины 2016 года, от риторики, адресующей к развитию (или к тому, что нужно лишь немного подождать) правительство Южного Урала, и в большей степени его экономический блок, перешел к «режиму тушения экономических пожаров». Проблемы стали накатывать одна за другой. В некоторых моногородах люди, доведенные до отчаяния, готовы к протестным уличным мероприятиям. На крупных, причем как отмечают СМИ, ведущих предприятиях Челябинской области, — ярко выраженные кризисные явления. Об этом говорят не ослабевающие проблемы с безработицей. Да, повального сокращения нет, но практически на всех крупных предприятиях, учреждениях бюджетного и прочего профиля происходит так называемая «оптимизация» персонала. Людей сокращают. Далеко не случайно была создана рабочая группа по кризисным предприятиям, а таковых на текущий день в регионе немало. Это, в первую очередь, ЧТЗ, предприятие группы «Мечел»: «Уральская кузница», радиозавод «Полёт», градообразующие предприятия в моногородах Челябинской области. Достаточно вспомнить, что с 2000-х годов крупные предприятия в регионе сократили численность работников более чем в два раза.

Хвалебные речи и ставка на сельское хозяйство нивелируются относительно скромным ростом в этой отрасли, а истинное положение дел далеко от благополучного. Возможно, тот небольшой плюс в росте съедается коррупционной составляющей, которая в сельском хозяйстве региона имела место. Гигантская субсидиарная и кредитная помощи, которую государство выделило в начале 2000-х на развитие, например, того же сектора по производству куриного мяса, породило в последующие годы конфликты и череду банкротств, по которым, в том числе, отвечало и правительство Челябинской области.

Спасает госзаказ

Тем не менее, несмотря на общее социально-экономическое неблагополучие и существенную «просадку» экономики региона, нужно отдать должное федеральным властям, у которых, судя по действиям, есть политическая воля выстоять на международной арене и воспрепятствовать наступлению «глобального государства» на ключевых мировых локальных площадках, коими на данный момент являются Сирия и Украина. Благодаря госзаказу, ОПК региона стабильно получал заказы, а значит, были востребованы работники отрасли ОПК и сопутствующих.

Относительно неплохо себя чувствуют южноуральские предприятия, работающие на нефтегазовую отрасль. ММК, ЧТПЗ и ряд предприятий, выпускающих сопутствующую продукцию. Объясняется это тем, что Россия активно утверждается на энергетическом мировом рынке, и в настоящее время реализует нитки газопроводов в Европу (Северный поток-2), Турцию (Южный поток) и Китай (Сила Сибири).

Однако в других отраслях промышленного производства положение безрадостное. Да и металлургам приходится несладко. Давление западных санкций, а также протекционистские меры сказываются на доходной части металлургических предприятий. Падение цен на продукцию металлургов на мировых рынках сказывается и на доходной части бюджета региона.

Окупаются ли поездки за рубеж

Частыми в 2016 году были сообщения региональный властей об отправке правительственных делегаций в зарубежные поездки. Формально цель поездок формулировалась — как «необходимость получения новых рынков сбыта». География поездок чиновников была обширной: Китай, Казахстан, Киргизия, Иран и другие. Не забывали южноуральские руководители и европейские страны. Отдельно нужно остановится на Иране. Поездка правительства ярко анонсировалась и сопровождалась информационно. Цель поездки декларировалась как необходимость в новых рынках сбыта. «В составе нашей делегации — машиностроительные, металлургические предприятия Челябинской области. Основная задача — найти рынки сбыта продукции и новых деловых партнеров для наших предприятий», — отметил тогда Руслан Гаттаров.

Итогом поездки, переговоров и заключений соглашений, судя по сообщениям СМИ, стало то, что иранская сторона будет поставлять на Южный Урал свою сельскохозяйственную продукцию: овощи и фрукты. В ответ говорилось, что Челябинская область лишь готова «начать поставки мяса птицы, КРС на рынок Ирана». В официальных сообщениях отмечалось, что иранская продукция должна заместить овощи и фрукты из Турции, которые на тот момент были под российским санкциями. «Интересная и продуктивная получается договороспособность наших переговорщиков. Отмечу, что все эти многочисленные поездки немаленьких делегаций совершались за счет бюджета, информацию о чем правительство Челябинской области предоставить отказалось», — говорит один из местных экспертов.

По его словам, это в какой-то части напоминает договоренности в отношении ТЛК «Южноуральский». «Та же туманность со стороны предполагаемых партнеров, те же реляции о перспективах сбыта и так далее. Последующая же реальность показательна молчанием партнеров, а следом по этим темам замолкают и наши челябинские переговорщики, либо переключаются на другие проекты», — уверен эксперт.

Не менее занятное «экономическое» сотрудничество осуществлялось с Казахстаном. Были организованы взаимные поездки делегаций, результатом которых стали договоренности о деловом туризме и… проведение конкурса сантехников.

Читайте ранее в этом сюжете: Челябинская область-2016: проекты и экономическая реальность