Сделка по продаже 19,5% акций «Роснефти» стоимостью €10,5 млрд находится на завершающей стадии. Долю в российской компании приобрели швейцарская Glencore и катарский суверенный фонд. Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков в беседе с корреспондентом ИА REGNUM поделился своим мнением по поводу того, почему были выбраны именно такие инвесторы и какую роль в этом мероприятии могут сыграть личные интересы главы «Роснефти» Игоря Сечина.

Нефть
Нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Здесь я придерживаюсь мнения, что та публикация, против которой «Роснефть» судится, о том, что Сечин просил Путина не позволять ВР (компания British Petroleum — прим.ред.) покупать пробный пакет, чтобы она не увеличила блокпакет, что на самом деле это правда. По крайней мере, даже если Сечин и не просил, то, по крайней мере, стратегия его в этом и заключалась, что нужно разделить эти все пакеты, которые принадлежат иностранным инвесторам, и вообще, сторонним инвесторам на доли, которые будут меньше блокирующего пакета. Для того чтобы не получить себе в правление какого-то независимого игрока, чтобы у них не было представительного совета директоров, по сути, какого-то значимого, и чтобы они не могли влиять на руководство компании, чтобы он (Сечин — прим.ред.) по-прежнему сохранял все в руках, все рычаги управления», — объяснил эксперт.

Почему выбор пал именно на такой консорциум, это, действительно, странно, отмечает Юшков. По его мнению, одним из условий было то, что любой инвестор, который вкладывается, во-первых, должен был принимать позицию, что он не получит никакого управления компанией, влиять на решения не сможет. Во-вторых, потенциальный инвестор должен был дать не менее 700 млрд рублей в долларах или евро. В противном случае главу «Роснефти» Игоря Сечина могли бы подвергнуть критике, причем даже его отношения с Владимиром Путиным могли бы пострадать. Поэтому сделку решили заключать с теми инвесторами, которые на эти условия согласились, предполагает ведущий аналитик ФНЭБ.

«Хотя я не исключаю, что на самом деле там были какие-то сложные договоренности. Не зря Glencore участвует в сделке. Компания эта стала крупнейшим покупателем из трейдеров, крупнейшим покупателем нефти у «Руснефти». Там большой очень долгосрочный контракт был. В том числе они, получается, вошли комплексно: купили долю у «Роснефти» и, с другой стороны, заключили еще один долгосрочный договор о поставках нефти. Здесь вот на такую комплексную сделку вряд ли кто-то еще мог пойти», — говорит эксперт.

Напомним, что ранее в числе претендентов на покупку акций «Роснефти» назывались китайские, индийские и казахские инвесторы. Даже рассматривался вариант того, что «Роснефть» сама выкупит собственные акции с возможностью дальнейшей перепродажи. Юшков отмечает, что-то, что касается выбора инвесторов, то здесь, вероятно, Сечин пытался как-то сбалансировать их участие. Представителям Индии «Роснефть» продала доли в восточносибирских месторождениях. Что касается китайцев, то с ними тоже есть долгосрочные контракты. А катарцам и Glencore отдали долю в самой «Роснефти».

Также Игорь Юшков предположил и такой вариант: «Может, с другой стороны, это вынужденная мера. Потому что, думаю, сам Сечин хотел выкупить нефтегазовые акции на «Роснефть». В дальнейшем он распоряжался бы ими, и они остались бы у него под большим контролем. Думаю, что здесь во многом требование было именно президента, чтобы продать именно иностранным инвесторам и получить деньги в бюджет».

Дело в том, что в истории с приватизацией «Башнефти» «Роснефтью» Сечину как бы удалось переиграть правительство. Даже несмотря на первоначальное заявление президента страны о том, что госкомпании не должны приватизировать другие госкомпании, приватизация по задуманному Сечиным плану состоялась. В этом случае, говорит аналитик, вероятно, не получилось убедить Путина.

В то же время эксперт Фонда национальной энергобезопасности полагает, что возможен и еще более сложный план по завладению акциями «Роснефти»: «Я не исключаю, что через год мы увидим, что пакет, например, этого катарского фонда вдруг окажется в руках государственной компании какой-нибудь российской. То есть не государственной даже, а частной российской компании. Например, той же самой аффилированной с «Роснефтью» «Независимой нефтяной компанией» Худойнатова, бывшего главы «Роснефти». Вполне возможно, что катарский фонд и даже Glencore окажется временным держателем этих акций».

Что касается окончательного завершения сделки и поступления средств в бюджет, то эксперт заявил, что, скорее всего, до конца года продажа будет осуществлена. Потому что в бюджет деньги уже включены. Однако там может быть очень сложная схема с зачислением этих денег в бюджет. По словам Владимира Путина, нужно несколькими траншами производить обменные операции. Зачисление в бюджет должно быть в рублях, а деньги от продажи «Роснефтегаз» поступят в евро. После чего их должны как-то конвертировать. Вполне возможно, что это будет уже на протяжении 2017 года.

Напомним, что сегодня, 8 декабря, президент РФ Владимир Путин высоко оценил быструю приватизацию «Роснефти». Глава государства поздравил Игоря Сечина, назвав сделку по продаже 19,5-процентного пакета акций крупнейшей на мировом энергетическом рынке в текущем году. Путин также отметил, что в результате сделки в Россию скоро поступит объем евро, поэтому Сечин должен разработать меры поэтапной конвертации, чтобы не обрушить валютный рынок.

Игорь Сечин заявил, что стоимость сделки оказалась максимально возможной в современных условиях — €10,5 млрд. Как отмечается, Кабинет министров уже подготовил все необходимые документы для оформления покупки. В скором времени в Федеральную антимонопольную службу поступит ходатайство об одобрении сделки.

Читайте ранее в этом сюжете: Успешная приватизация «Роснефти» назло всем санкциям