Решение о запрете вылова омуля на Байкале может лишить средств к существованию более 15 тысяч жителей прибрежных районов. Как передает корреспондент ИА REGNUM, это заявление сделал депутат Госдумы от Иркутской области Михаил Щапов.

Депутат назвал возможное решение о запрете вылова омуля на Байкале «поспешным и плохо проработанным». Он предложил перенести срок запрета на год и, таким образом, дать Бурятии и Иркутской области «возможность подготовиться и разработать комплекс мер по поддержке рыболовов». Соответствующее письмо Щапов направил в министерство сельского хозяйство.

По его словам, к нему обратились жители Ольхонского района Иркутской области: «Люди рассказали о своих опасениях лишиться законного заработка после запрета на лов омуля. Я знаю, что в Ольхонском, Слюдянском районах растет напряжение — в том числе и потому, что пока нет опубликованного документа о запрете вылова. Только устные заявления».

Ссылаясь на данные министерства сельского хозяйства Иркутской области, депутат отмечает, что в сфере добычи и реализации байкальского омуля только официально зарегистрировано 450 человек: «Если говорить о неофициальных подсчетах, то по всему Байкалу вместе с членами семей численность может превысить 15 тысяч».

При этом он считает, что «в ситуацию с воспроизведением омуля нужно срочно вмешиваться, но решение ввести запрет на вылов уже с 2017 года выглядит поспешным и плохо проработанным».

Михаил Щапов указывает на то, что «социально-экономических расчетов последствий такого шага так и не было сделано». «Мы не знаем достоверно, насколько запрет отразится на экономике домохозяйств и районов, даже не знаем их хотя бы примерную численность. Рисковать судьбами людей в такой ситуации я считаю неприемлемым», — говорит он.

«Поскольку нет расчетов, нет и программы социально-экономической поддержки прибайкальских районов на период запрета вылова. Как я понимаю, эту функцию предлагается взять на себя регионам — Иркутской области и Республике Бурятия. Но решение о запрете принимается на федеральном уровне. При попустительстве федеральных ведомств — сокращении финансирования охранных мер, госзаказа на рыборазведение, научных исследований — ситуация с омулем дошла до нынешнего состояния. А теперь решать проблему хотят за счет жителей региона», — заявил депутат.

Он рассказал, что направил обращение в министерство сельского хозяйства РФ: «Мы предлагаем наконец обнародовать документ (или его проект), вводящий запрет на ловлю байкальского омуля, если он еще не принят официально. Хотя бы для того, чтобы пресечь слухи и спекуляции. Также, чтобы прекратить спекуляции относительно причин сокращения количества омуля, мы просим Минсельхоз предоставить результаты исследований, которые стали обоснованием для такого решения».

Отдельно он обращает внимание на то, что нужно отложить запрет на вылов омуля на год. По его мнению, за это время федеральные и региональные власти, а также муниципалитеты должны просчитать социально-экономические последствия запрета и подготовить меры, «которые не дадут жителям прибрежных территорий остаться без средств к существованию и не будут толкать на нарушение закона».

«Одновременно, мы требуем усилить меры рыбоохраны, поскольку без реально работающего механизма выявления и пресечения незаконной ловли никакой официальный запрет не поможет. Со своей стороны, депутаты Госдумы должны принять ряд поправок к законам, регламентирующим любительскую и спортивную рыбалку. Мы рассчитываем, что министерство сельского хозяйства прислушается и примет взвешенное решение», — подытожил депутат.

Добавим, специалисты Байкальского филиала Госрыбцентра провели учет заходящего в реку Селенгу на нерест байкальского омуля. В октябре текущего года в ведомстве сообщили, что отмечено дальнейшее снижение численности нерестовой части селенгинской популяции. Учтено 285 тыс. производителей, что в два раза меньше по сравнению с предыдущим годом.

Как сообщили ИА REGNUM в Байкальском филиале Госрыбцентра, в 2008 году биомасса омуля в впервые опустилась ниже 20 тыс. тонн, к 2012−2014 гг. — уменьшилась до 15−16 тыс. тонн, в 2014 году — 13,2 тыс. тонн. В 2015 году, согласно полученным материалам, специалисты оценили биомассу омуля на уровне 10 тыс. тонн.

По словам директора филиала Владимира Петерфельда, с 2008 года наблюдается «неуклонное снижение запасов омуля в водах озера Байкал, и к настоящему моменту популяция находится в критическом состоянии». Количество заходящих в реки рыб-производителей также продолжает снижаться: в 2015 году показатель составил 2,1 млн экземпляров, что существенно ниже среднемноголетних значений (4,3 млн экземпляров) и на уровне минимального значения, отмеченного в 2013 году (2,1 млн экземпляров.). Эти данные приводит Федеральное агентство по рыболовству со ссылкой на источник — «Восток России».

Читайте ранее в этом сюжете: Власти Приангарья предложили «переселить» омуль на север