Проеденное советское наследство Белоруссии

Что случилось в Белоруссии с советскими промышленными гигантами

Сергей Шиптенко, 2 ноября 2016, 18:41 — REGNUM  

В составе СССР Белоруссия была одной из самых промышленно развитых республик. Расположенные в ней промышленные гиганты — такие как Минский тракторный завод, завод по производству телевизоров и радиотехники «Горизонт», Минский завод холодильников, Минский автомобильный завод и другие предприятия, снабжали своей продукцией весь Советский Союз и осуществляли поставки в другие страны социалистического блока. Весь этот промышленный потенциал был создан не столько усилиями самих жителей Белоруссии, сколько с помощью российских материальных, технических, научных, образовательных и иных ресурсов. Москва же обеспечивала и существование политического пространства, в котором были возможны стремительные скачки и прорывы в развитии как Белоруссии, так и других подобных территорий, еще в начале ХХ века представлявших собой глубокую провинцию с «самотужными» производствами полукустарного типа.

В 1991 году власти самопровозглашённой Республики Беларусь неожиданно оказались обладателями богатого промышленного наследства, которое во многом было незаслуженным, так как создавалось общими усилиями всего СССР, а не только жителей Белоруссии (что нисколько не преуменьшает их вклада). Впоследствии, забыв об этом факте, руководство постсоветской Белоруссии пыталось использовать идею неких прав на российские ресурсы нефти и газа, под предлогом того, что эти месторождения тоже некогда разрабатывались при номинальном участии белорусов.

Само же промышленное наследство СССР на территории Белоруссии превратилось в важный элемент новой идеологии, которую удалось отчасти внедрить и в сознание некоторых жителей других бывших советских республик. К началу 2000-х на территории СНГ распространился образ «батьки Лукашенко» — крепкого хозяина, который не позволил разрушить и разворовать промышленный потенциал страны. Белорусскими СМИ этот образ противопоставлялся «олигархической России», в которой как раз таки все «разрушили и разворовали».

Для российских региональных СМИ регулярно устраивались пропагандистские «пресс-туры» по Белоруссии, демонстрировавшие достижения и завершавшиеся длинными пресс-конференциями самого Лукашенко, довершавшими образ рачительного хозяина и истинно народного президента. Участникам «пресс-туров» из белорусского госбюджета оплачивали проезд, проживания в лучших гостиницах, щедрые застолья, обеспечивалось сопровождение «компетентных товарищей», посещение образцово-показательных хозяйств и предоставление уже готовых материалов для «репортажей», досуг, подарки и многое другое. Надо ли говорить о том, как такой подход влиял на работников российских провинциальных СМИ? А если добавить к этому адресную работу с российскими центральными СМИ и чиновниками, партиями и общественными организациями, представителями научной и творческой интеллигенции, то образ «Сильной и процветающей Белоруссии» и её руководства закономерно вырисовывался как позитивный.

С годами, однако, этот образ стал тускнеть, а вместе с ним — и белорусские достижения, которые, как выяснилось, с середины 90-х существовали за счет щедрых российских дотаций. Советское промышленное наследство, наиболее лакомые куски которого окрестили «фамильным серебром», вместо развития было превращено в застывший идеологический символ. Эксплуатация этого символа продолжалась много лет — до тех пор, пока предприятия не стали убыточными, а износ оборудования и инфраструктуры не достиг катастрофических показателей. Белорусские власти максимально откладывали модернизацию, инвестиции и непопулярные меры, без которых выживание промышленности было невозможно. Взамен, среди прочего, были получены пропагандистские и идеологические дивиденды, которые позволили убедить в успехах не только большую часть населения Белоруссии, но и пустить пыль в глаза на международной арене, пускай и на короткое время.

Строительство воздушных замков и насаждение пустых идеологических фантазий стало фирменным знаком белорусской внутренней и внешней политики. Якобы «сохраненная и приумноженная» промышленность, особенно на фоне процессов деиндустриализации у соседей, превратилась в важный элемент образа новой успешной и независимой республики. Не только сам Лукашенко, но и другие высшие официальные лица длительное время эксплуатировали имидж грубоватых «крепких хозяйственников», которые не блещут высоким интеллектом и утонченными манерами, однако при этом способны эффективно решать любые практические вопросы, связанные с организацией промышленного производства и сельского хозяйства. Поэтому и по сей день заурядная промышленная продукция белорусского производства беспрерывно мелькает на белорусских телеканалах как предметное и очевидное воплощение успехов, достигнутых не только экономикой, но и компетентным руководством экс-БССР. Из государственных СМИ, например, можно узнать, что белорусские трактора, получившие импортные моторы и более современный привлекательный дизайн, востребованы в самых отдаленных регионах планеты, а белорусские грузовые автомобили МАЗ не только могут конкурировать с ведущими мировыми брендами, но и представляют военно-технический интерес.

Однако пропагандистские и идеологические ресурсы, несмотря на свой нематериальный характер, все же не являются неисчерпаемыми и требуют связи с реальностью. А реальность такова, что в течение 25 лет независимости в Белоруссии попросту проедали советское наследство, начиная с промышленности и сельского хозяйства и заканчивая медициной и образованием. Сегодня настал момент, когда уже невозможно скрыть фатальное одряхление белорусской промышленности, которая так и осталась законсервированным наследством времен СССР. Известные во всех странах бывшего СССР марки телевизоров, грузовых автомобилей, мотоциклов, велосипедов и других изделий, которые, казалось бы, легко можно было превратить в обновленные бренды востребованных современных товаров, сегодня бесславно уходят в прошлое.

Тихо и незаметно разваливается телевизионный гигант «Горизонт», который в последние годы занят «отверточным» производством дешевой бытовой техники на китайские кредиты, из китайских комплектующих и даже китайским персоналом. Прозвучало заявление о возможном банкротстве завода «Мотовело», производственные мощности которого сведены к минимуму, по непрозрачной схеме приватизированы в пользу приближённого к Гаранту Конституции «эффективного собственника» (ныне находящегося на скамье подсудимых), частью отданы в аренду под склады, а частью работают как сборочное производство из китайских деталей. За новым красивым дизайном белорусских тракторов скрывается низкая надежность и скверное качество всё тех же дешёвых китайских комплектующих, хотя холдинг «Автокомпоненты» вроде как должен был решить эту проблему.

В результате многолетней провальной политики властей склады промышленных предприятий оказались забиты готовой продукцией, на которую нет спроса ни на внутреннем, ни на внешнем рынках. Дают о себе знать техническая и технологическая отсталость, низкое качество и бездарное управление, которое, в придачу, ещё и является заложником волюнтаристских решений политического руководства. Не удивительно, что МЗОР ныне славится не современными станками, а косой в футляре для напарника залётного французского комедианта.

На многих промышленных предприятиях износ оборудования, которое не менялось с советских времен, приблизился к 100%. Проблема морально устаревшей продукции на внутреннем рынке решается директивами и запретительными пошлинами, а на основном внешнем рынке — откровенным демпингом, оплаченным за счёт национальных резидентов. О каких-то новых разработках говорить вообще не приходится, так как белорусская наука тоже представляет собой остатки советского наследства, которое, как и промышленность, находится в столь же плачевном состоянии. Несмотря на громкие заявления высших государственных лиц о поддержке научных разработок, в ориентированные на производство исследования вкладываются мизерные средства, значительная часть которых ещё и поглощается коррупцией.

Во всём происшедшем нет ничего неожиданного, так как это результат проводившейся много лет крайне примитивной, но сознательной политики, построенной на нехитрых принципах «ночь простоять да день продержаться», и «после нас хоть потоп». Во все объекты, которые хоть как-то функционировали с советских времен, вкладывались минимальные средства для поддержания лишь элементарной работоспособности. И это касается не только промышленности, но и детских садов, школ, вузов и больниц. При этом приносившие прибыль предприятия выжимались до последней капли лишь для того, чтобы в перспективе оказаться на грани банкротства. Не было и речи о трезвых расчетах и стратегическом планировании, которые подменялись помпезными идеологическими «планами пятилетки», не имеющими никакого отношения к реальной ситуации.

На сегодняшний день убыточными являются такие созданные в СССР крупные предприятия, как МТЗ, МАЗ, БМЗ, «Гомсельмаш», «Гомельстекло», «Горизонт», «Мотовело», МЗОР (холдинг «Белстанкоинструмент»). За 2015 год промышленное производство в республике сократилось на 6,6%, а в январе-сентябре 2016 года — на 1,7%. За девять месяцев нынешнего года ВВП упал на 2,9% при том, что был запланирован рост. Впрочем, планы роста на протяжении многих лет не сбывались, что никого не смущало — ни рисовавших непонятно откуда взятые цифры, ни утверждавших официальные прогнозы.

Полноценная техническая модернизация предприятий так и осталась неосуществленной, за внедрение инноваций выдаётся продукция конца прошлого века. В современных условиях модернизация предприятий невозможна без иностранных инвестиций, которые, однако, всегда рассматривались в Белоруссии как угроза основам существующей формы правления. С особой неприязнью воспринимались любые российские инвестиционные инициативы, которые каждый раз сопровождались антироссийской кампанией в государственных и оппозиционных СМИ. Все предложения со стороны российских компаний — частных или государственных, представали как попытки «скупить за бесценок» достояние белорусского народа. На самом деле «достояние» давно уже приватизировано под вывеской «государственного капитализма» правящей группой, находящейся у власти с середины 90-х и предусмотрительно огосударствившей общенародную собственность с тем, чтобы распоряжаться ею и при случае перепродать.

Именно российские инвестиции являются, в первую очередь, жизненно необходимыми для белорусских промышленных предприятий, продукция которых не способна конкурировать на международных рынках, однако пока еще востребована в России. Так, например, объединение «КамАЗ» и «МАЗ» в рамках холдинга «Росбелавто» могло спасти ставший убыточным крупнейший белорусский автозавод, однако Александр Лукашенко лично остановил реализацию данного проекта. Закономерно, что Минский автозавод оказался в глубочайшем кризисе, работал неполную неделю, увольнял персонал, сокращал надбавки к небольшим окладам рабочих и ИТР, не получал новых технологий и потерял традиционные рынки при том, что продукция последние годы продавалась ниже себестоимости.

По данным «Автостата», за I полугодие 2015 года доля «МАЗ» на российском рынке грузовых автомобилей составила 7,4%, а в I полугодии нынешнего года — уже 6,2%. Сокращение доли минчан шло на фоне роста продаж, что позволило «КамАЗ» в январе-июне 2016 года прибавить 8,1% на рынке новых грузовых автомобилей и достичь 40,9%. В итоге: «МАЗ» деградирует, объёмы продаж упали, место на традиционных рынках заняли конкуренты из Китая и других стран, перспективы зарубежных сборочных производств (Иран, Венесуэла) туманны, доступ к передовым технологиям и оборудованию ограничен, финансовое состояние плачевное. В такой ситуации правительство оказалось не в состоянии что-либо предложить, кроме как ограниченную и дорогую «господдержку» и «связанные» китайские кредиты, которые принципиально ничего не изменят. Вновь заговорили о том, что такие крупные предприятия, как «МАЗ» — роскошь для маленькой постсоветской республики.

Символично: в сентябре на пресс-конференции ко Дню машиностроителя замминистра промышленности Белоруссии Геннадий Свидерский заявил, что вопрос «Росбелавто» снят с повестки и в ближайшей перспективе рассматриваться не будет, а в октябре глава «Банка развития Республики Беларусь» Сергей Румас заявил, что деятельность по объединению Минского и Камского автозаводов «практически свёрнута». Таковы перспективы развития промышленности в «Сильнопроцветающей».

Не оправдались надежды и на инвесторов из других стран. Традиционно осторожные представители Ирана и Китая, ознакомившиеся с ситуацией на месте, весьма сдержанно, если не сказать скептически, оценили подходы властей Белоруссии к управлению экономикой. Свой отпечаток на инвестиционный климат наложила и коррупция, масштабы которой лишь частично приоткрывают громкие уголовные дела и расследования последних лет. Коррупционные замашки белорусских чиновников и негативный опыт бизнесменов, у которых просто отобрали уже созданные предприятия, не прошли незамеченными даже для неискушенных потенциальных инвесторов. На этом фоне строятся наполеоновские планы диверсификации поставок газа и нефти, привлечения в экономику Белоруссии инвестиций из Катара и ОАЭ, как будто созданы условия для этих инвестиций помимо отдельных охотничьих угодий, казино и пресловутого «секс-туризма».

Весь комплекс негативных факторов обусловлен курсом местного руководства, которое в политических целях превратило крупные промышленные предприятия в идеологический символ несуществующих достижений. Паразитирование на советском наследстве привело, в конечном счёте, лишь к тому, что «фамильное серебро» заржавело и пришло в негодность. Вряд ли сильно утешить может факт осознания нецелесообразности «пережигания» дефицитных ресурсов на производство никому не нужного неликвида.

Провалы в управлении экономикой осложнили старые хронические проблемы в социальной сфере и породили новые, на фоне которых заявления о «политической стабильности» выглядят издевательски. Идёт быстрый рост скрытой безработицы, которая неизбежно примет ещё большие масштабы из-за деиндустриализации. В 2015 году были проведены сокращения работников на крупных госпредприятиях, среди которых «МАЗ», «Минский моторный завод», «Атлант» (Минский завод холодильников), «Борисовский завод «Автогидроусилитель». Сокращения продолжились и в 2016 году.

Распространено мнение, что бывшие флагманы промышленности СССР сегодня являются устаревшими, убыточными и не имеют перспектив дальнейшего развития. Всего лишь «пять пилотных интеграционных проектов в промышленной сфере» было предложено осуществить в рамках Союзного государства, дабы подтвердить его статус «локомотива евразийской интеграции». Несколько лет встреч и кулуарных разговоров, активного документооборота и многозначительных намёков, а на выходе — полное фиаско. Ни один проект не был реализован и за этот позор никто не ответил. При продолжении нынешнего курса можно надеяться только на чудо вроде воскрешения Уго Чавеса, который встанет в мифическую очередь зарубежных инвесторов, активно работающих локтями и денежными мешками за право приобрести «Камволь», РМЗ или ММЗ. Однако, как показывает практика, чуда не происходит даже при приватизации, чему наглядный пример — МЧЗ. Два НПЗ и Солигорский калийный комбинат по-прежнему будут донорами — они производят ликвидную продукцию, рабочие получают достойные зарплаты. Обеспечат себя и пополнят бюджет несколько предприятий ВПК — благо, что арабские друзья и партнёры по-прежнему любят советское оружие. Заработают себе и на налоги обеспечивающие транзит. Остальную «избыточную рабочую силу», видимо, трудоустроят «идеологами» или применят к ним тюдоровские меры, за что с большим воодушевлением и осознанием выполненного долга проголосуют «палаточники».

Богатое советское наследство, которое могло бы дать старт новой белорусской промышленности, из-за бездарной политики превратилось в обузу, которая грозит утянуть на самое дно и без того тонущую белорусскую экономику. Чуда не произошло, поэтому закономерно, что сегодня, через 25 лет после «обретения суверенитета и независимости», всё так или иначе встало на свои места. Развеявшийся миф об особой «белорусской экономической модели» обнажил реальное положение вещей, скрывать которое властям становится всё труднее. Попытки переложить вину за происходящее на некие «внешние факторы» выглядят откровенно нелепо. За пропагандистскими лозунгами «сильной и процветающей суверенной республики» проступает совершенно иной образ доведенного до нищеты края с разваленной экономикой, руководство которого перебивается от займа к кредиту, оказавшегося не в состоянии использовать имевшиеся благоприятные возможности, включая такие, как некогда ценное, а ныне совершенно бесполезное советское промышленное наследство. Только воссоединение искусственно разделённого народа и нашей великой Родины позволит объединить потенциалы и ресурсы, выйти из очередного кризиса и обеспечить достойное будущее.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.