Передел мусора
Передел мусора
Иван Шилов © ИА REGNUM

Идея упорядочить утилизацию и переработку мусора, решив тем самым ряд глобальных экологических проблем, встречена регионами хоть и с одобрением, но весьма ощутимой неготовностью работать по новым правилам. Напомним, речь идет об утвержденных поправках в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления».

Согласно одной из глав этого закона, вступившей в силу с 1 января 2016 года, в каждом субъекте РФ должна быть разработана, во-первых, региональная программа в области обращения с отходами, в том числе с твердыми коммунальными отходами (ТКО), предусматривающая, в частности, стимулирование строительства объектов для обработки, утилизации и захоронения отходов, выявление мест несанкционированного размещения отходов.

Во-вторых, каждому региону было необходимо утвердить территориальную схему в области обращения с отходами, в которой должны содержаться данные о нахождении источников образования отходов, общем количестве отходов, месте нахождения объектов по их обработке, утилизации, обезвреживанию и размещению, а также схема потоков отходов — их движение от места образования до места переработки и захоронения. Причем сделать это предстояло в максимально короткий срок — до 26 сентября 2016 года. Однако по состоянию на 17 октября территориальные схемы были утверждены только в 45 субъектах РФ.

Власти Алтайского края, к примеру, территориальную схему обращения с отходами утвердили только 14 октября. Следующим этапом внедрения реформы должно стать проведение конкурсного отбора региональных операторов. Вместе с тем, эксперты указывают на значительные упущения новых законодательных норм и другие проблемы.

Алтайская территориальная схема обращения с отходами
Алтайская территориальная схема обращения с отходами

«Там, за туманами»

Алтайская территориальная схема обращения с отходами основана на межмуниципальном зонировании, и судя по предложенным схемам, организовать собираются 7 зон, в каждой из которых ежегодно требуется строить десятки новых полигонов и скотомогильников и обустраивать сотни существующих стационарных объектов и площадок для накопления и размещения твердых бытовых отходов (ТБО). Кроме того, в ближайшие 3 года потребуется приобрести более 60 стационарных пресскомпакторов и построить 24 (!) мусоросортировочных завода.

Барнаульская зона межмуниципальной системы Алтайского края по обращению с отходами, согласно утвержденной схеме, охватывает сельские поселения семи муниципальных районов (Калманский, Косихинский, Павловский, Первомайский, Ребрихинский, Тальменский, Троицкий) и двух городских округов — Барнаула и Новоалтайска. Капитальные затраты на строительство стационарных приемных пунктов вторичных материальных ресурсов (ВМР), приобретение мусоровозов, приобретение бункеровозов в ценах 2016 года составят почти миллиард рублей.

Интересно, что помимо информации о том, каким образом в регионе будет развиваться инфраструктура по сбору, накоплению, использованию, обезвреживанию, транспортировке и размещению бытовых отходов, в ней содержится много чего интересного. В документ, содержащий тысячи страниц, внесены, к примеру, не только сотни таблиц с указанием в них лишь широты и долготы каждого населенного пункта. Отдельно по каждому районы обозначены, к примеру, растительный покров, рельеф и даже количество дней с туманами.

Досмотр автомобилей при въезде на барнаульский полигон
Досмотр автомобилей при въезде на барнаульский полигон
Архив ОАО «ЭКО-Комплекс»

Туманным, по мнению директора одного из крупнейших мусороперерабатывающих предприятий Барнаула (ОАО «ЭКО-комплекс») Юрия Музюкина, представляется и срок, в который данная схема начнет работать. Ведь помимо миллиардных затрат и их нескорой окупаемости, старту «мусорной реформы» препятствуют и юридические пробелы. К примеру, законом определен обязательный выбор регионами «мусорного» оператора, но при этом не предусмотрено никаких обязательств в отношении непосредственных исполнителей. И таких казусов, по мнению Юрия Музюкина, в документе предостаточно.

Как пояснили ИА REGNUM в Главном управлении природных ресурсов и экологии Алтайского края, возможность принятия региональных нормативных актов находится в прямой зависимости от того, каким образом соответствующее направление деятельности будет регламентировано на федеральном уровне.

«Так, на сегодняшний день остаются не утвержденными на федеральном уровне основания, при которых цены на услуги по сбору и транспортированию ТКО для Регионального оператора формируются по результатам торгов, порядок проведения таких торгов; не определен Порядок транспортирования отходов и, самое главное, не установлены непосредственно Правила обращения с ТКО, от которых зависит в целом порядок осуществления региональным оператором деятельности в данном направлении.

Кроме этого, до настоящего времени ФАС России, являющейся уполномоченным органом в сфере тарифообразования, не утверждены Методические указания по расчету регулируемых тарифов в области обращения с ТКО и в частности не установлен порядок расчета приведенной стоимости услуги Регионального оператора», — отмечают в Главприроде.

«Чистый город»: предприятия разные — проблема одна

В Барнауле попытки навести порядок на рынке мусоропереработки и утилизации с переменным успехом предпринимают с 2008 года. Это сейчас столица Алтайского края удостаивается похвалы за чистоту даже от представителей других регионов, а вот в 2011 году приходилось и в чрезвычайном режиме работать.

Передел мусора
Передел мусора
Иван Шилов © ИА REGNUM

Заметим, что все акции созданного 3 года назад ОАО «ЭКО-Комплекс», которым руководит Юрий Музюкин, принадлежат муниципалитету. Предприятие это понадобилось, чтобы исправить ошибку: в 2008 году единственный в Барнауле полигон твердых бытовых отходов был передан в аренду частным коммерческим предприятиям, работавшим под маркой «Чистый город». Но со временем стало ясно, что коммерсанты мало того, что стали халтурить с вывозом мусора, не выполняя взятые на себя обязательства, так еще монополизировали полигон ТБО и превратили его в безобразную свалку. А потом и вовсе устроили провокацию, прекратив вывоз мусора и демонтировав свои мусорные контейнеры с улиц города.

Аналогичная ситуация сейчас наблюдается и в Ярославле. Причем в истории фигурирует компания с аналогичным названием. Местные власти тоже заявили о готовности вернуть своему предприятию вывоз мусора после того, как выяснилось, что «Чистый город» (совпадение?) стал нарушать графики вывоза мусора и нормативы его переработки. К тому же, несмотря на то, что в стоимость тарифа, который оплачивают потребители, заложена сортировка, переработка и утилизация мусора, по факту не происходит ничего из перечисленного.

Читайте также: Мэрия Ярославля хочет вернуть своему предприятию вывоз мусора

Также, как и Ярославль, где управляющие компании стали возить мусор сразу на полигон, минуя переработку, Барнаул тоже не спас построенный мусороперерабатывающий завод: 2 года назад он обанкротился.

«Кострома Mon Amour»

Судя по наблюдениям Юрия Музюкина, экономическая целесообразность строительства в России заводов для переработки и утилизации — вопрос требующий самого пристального изучения. Много лет мусороперерабатывающий завод был притчей во языцех у жителей Костромы. Разговоры о необходимости его строительства велись больше 10 лет: чиновники назвали разные сроки, но завод возводить так и не начинали. Точнее начинали, но законсервировали. В январе 2007 года местная администрация заявила, что считает необоснованным дальнейшее содержание дирекции по проектированию и строительству мусороперерабатывающего завода. Дело в том, что расходы по содержанию этой дирекции, состоящей из двух человек, в 2005 — 2006 годах превысили 900 тысяч рублей, тогда как никакие вопросы, связанные с производственно-хозяйственной деятельностью, так и не решились. Тогда же было заявлено, что целесообразность продолжения работ по достройке мусоросортировочного завода, по оценкам специалистов, не оправдана.

Читайте также: Администрация Костромы настаивает на ликвидации недостроенного мусороперерабатывающего завода

«Это жесткая позиция губернатора. В этом году мы должны решить проблему мусора», — заявлял в 2008 году тогдашний глава региона Игорь Слюняев во время посещения законсервированного объекта. Однако и с его уходом в 2012-м проблема не решилась. И вот спустя 8 лет о костромских заводах заговорили вновь. Правда, Барнаулу «признаться в любви» Костроме не удалось, — хотя и хотелось.

«В Костроме недавно анонсировали запуск первого в России мусороперерабатывающего завода, где разделение мусора выполняется в автоматическом режиме. Очень интересно было посмотреть своими глазами и оценить, но нам отказали. Будучи на выставке WASMA в Москве, разговаривали с коллегами об этом, и пришли к мнению, что проект этот — в некоторой степени — PR-акция. Представители инвестора заявляют, что они отбирают там сейчас 18 процентов полезных фракций, а в ближайшее время доведут до 25. Те, кто в России занимается подобными вещами, весьма скептически относятся к этой информации, так как в России отбор полезных фракций (без стекла) составляет всего 8−9%, а со стеклом — 11−12. Все остальное это — отходы, которые захоранивают», — отмечает Юрий Музюкин.

«Бедные страны мусор закапывают»

В пример того, что далеко не все страны могут себе позволить иметь высокотехнологичные процессы по переработке мусора, Юрий Музюкин привел интересную таблицу, позаимствованную в Финляндии.

Состояние обращения с отходами в странах Европы: фиолетовым выделен объем закапываемого мусора, желтым — сжигаемого
Состояние обращения с отходами в странах Европы: фиолетовым выделен объем закапываемого мусора, желтым — сжигаемого

«В этой таблице продемонстрировано состояние обращения с отходами в странах Европы. Так вот, только в единственной стране — Швейцарии — мусор не закапывают. Таблица эта наглядно показывает, что перерабатывать мусор могут позволить себе только богатейшие страны. Жители Норвегии, к примеру, где средняя заработная плата составляет 4 тыс. евро, просто помешаны на экологии. Там более 50 процентов всех отходов идет во вторичку (закапывают только в северных территориях). Мусоросжигательный завод тоже очень дорогое удовольствие. В 2012 году японцы построили суперсовременное производство мощностью 80 тыс. тонн. На тот момент стоимость проекта в российских рублях составляла 12 миллиардов. Сейчас, с учетом падения курса, это будет порядка 16 миллиардов. У нас годовой бюджет Барнаула — 8 миллиардов. А нам, минимум, целых два таких завода нужно. В богатых странах мира много мусоросжигательных заводов, всего около 2000 (из них в Японии 2/3). Или возьмем Македонию: в этой бедной маленькой балканской стране закапывают все. Когда меня спрашивают: где на этой таблице была бы Россия, — думаю, что наше место в начале второй ее половины — рядом с Польшей», — рассуждает Юрий Музюкин.

По его словам, и без того малую долю полезных фракций в российском мусоре «обедняют» бомжи.

«Есть такой факт: в Барнауле, как никаком другом крупном городе, система удаления отходов связана с системой мусорных камер. Практически во всех многоквартирных домах имеются мусоропроводы и доступ к ним, в отличие от мусорных площадок, объективно затруднен. Последние, как известно, все распределены по бомжам: эти люди весьма регулярно ходят по этому маршруту с четким графиком, «помогая» осуществлять раздельный сбор мусора. Вытаскивать же бутылки и жестянки из мусоропроводов затруднительно. Поэтому мусор в мусорокамерах и получается более обогащенный», — поделился Юрий Музюкин своим наблюдением, заметив: обанкротившийся барнаульский мусоросортировочный завод это обстоятельство не спасло.

«Мы тоже делаем попытки раздельного сбора, но не очень пока получается. И дело не только в культуре — у нас размер большинства кухонь не превышает 5−6 метров. Где в таком помещении поставить все емкости для раздельного мусора?», — замечает Юрий Музюкин.

Передел рынка. Начало

Если у бомжей все поделено, то у мусорных операторов, к сожалению, все по другому. На фоне нерешенных юридических вопросов, на рынке утилизации ТБО вполне ощутимо чувствуется передел.

В Татарии малый и средний бизнес, опасаясь монополизации рынка твердых коммунальных отходов при появлении региональных операторов в 2017 году, попросил закрепить за собой 15% «мусорного» рынка, — известил ресурсный центр малого предпринимательства. «Официальные полигоны исчерпали свои ресурсы и нуждаются в рекультивации. Татарстан одним из первых переходит на новую систему обращения с отходами, и это шанс за счет малого и среднего бизнеса оживить рынок», — заявил депутат Госдумы от РТ Александр Сидякин. По его мнению, в целях недопущения монополизации рынка коммунальных отходов Минстрой РФ вправе предусмотреть условие о проведении региональным оператором торгов, если в зоне его деятельности образуется более 30% рынка.

В Барнауле конфликт на рынке мусоровывозящих компаний имел место в июле 2016 года. По данным ИД «Алтапресс», вторая по величине в городе фирма «КомСервис» уличила недавно образованную компанию «ЭкоТрест» в перетягивании клиентов. «Новый оператор вышел на рынок в июне 2016 года и начал активно привлекать клиентов. По оценке директора «КомСервис» Романа Мусиенко, «ЭкоТрест» делает это «нечистоплотно». Он рассказывает: к конкуренту перешли несколько сотрудников «КомСервиса», и те говорят действующим клиентам своего бывшего работодателя о том, что компания якобы испытывает финансовые трудности и в связи с этим команда создала новую организацию, с которой необходимо срочно перезаключить договор — иначе нарушится график вывоза мусора. По словам Мусиенко, значительная часть клиентов, таким образом, перешла под обслуживание нового оператора. Так «КомСервис» потерял около 5 тыс. кубометров (почти четверть от общего ежемесячного объема)», — пишет ИД «Алтапресс».

В августе передел мусорного рынка криминальными методами начался в Перми. Местные СМИ сообщили, что 28 августа 2016 года в собственном автомобиле был убит один из представителей мусороперерабатывающего рынка. По данным «В курсе.ру», перед этим у него должна была состояться встреча с партнёром — одним из совладельцев компании «Чистый город», который специально приехал из Москвы, чтобы наладить в Перми бизнес по переработке автомобильных шин. Но 26 августа он пропал.

По всему выходит, что переработка мусора — прибыльный бизнес. К примеру, барнаульская ОАО «ЭКО-Комплекс» только одних дивидендов по итогам 2015 года выплатила более 300 тыс. рублей. Коммерческим предприятиям работается еще комфортнее: поскольку услуга пока не является коммунальной, то и тарифы по вывозу мусора предприниматели устанавливают такие, какие посчитают нужным. Весьма красноречиво об этом свидетельствует ответ на запрос ИА REGNUM в антимонопольные органы. Как сообщил руководитель УФАС по Алтайскому краю Степан Поспелов, в июле 2015 года незаконность повышения тарифа на вывоз твердых бытовых отходов удалось доказать в Бийске.

В ходе расследования выяснилось, что местная компания «Единая городская служба ТБО» является монополистом, но, несмотря на это, намеревалась с 1,077 руб./кв.м до 2,10 руб./кв.м повысить стоимость услуг по вывозу твердых бытовых отходов. Причем рост представленных затрат общества не соответствовал заявленному повышению. Это дело закончилось тем, что байское предприятие добровольно устранило нарушение антимонопольного законодательства путем снижения стоимости оказываемых услуг по вывозу бытовых отходов до 1,50 руб./ кв.м. В связи с чем, предписание не выдавалось. Этот случай в практике работы ФАС оказался только потому, что оно оказалось монополистом.

«Рынок сейчас насыщен в Барнауле. Очень много по бюджетам клиентов происходит аукционов — некоторые до неприличия роняют цены, чтобы получить лакомые куски. К примеру — вывоз мусора краевой больницы. А вот в частный сектор убирать мусор идти никто не желает. Когда в 2013 году мы зашли на рынок, была еще одна крупная компания — «ЭкоГрад» — она должна была вывозить мусор в Октябрьском и Железнодорожном районе, а мы взяли Центральный и Индустриальный. Они поработали — говорят — нет, частный сектор нам не выгодно ‑ и просто бросили его. С вводом регионального оператора есть опасения, что подобное повторится (так как объективно — обслуживание частного сектора — это наши прямые убытки — около 300 тыс. рублей ежемесячно мы тратим только на зачистку площадок) нарушится схема и вновь начнется коллапс», — считает Юрий Музюкин. На вопрос о том, чего сейчас не хватает в городе для нормального функционирования этой сферы, он ответил одним словом — «порядка».

"Введение регионального оператора — это как раз попытка упорядочить наше дело. Но упорядочить его революционно все равно невозможно. Мы упираемся в отсутствие кадров в муниципалитетах. Потому что говорят: нужно подать такие-то отчетные данные. Чтобы их подать, необходимо все обследовать и проанализировать, а не что-нибудь «с потолка» написать. Невозможно разработать столь серьезный документ за один месяц. По схеме обращения только я написал два десятка замечаний. Огорчает, что мы все делаем в гонке и спешке, — а это серьезнейшие вопросы», — подчеркнул Юрий Музюкин. При этом он не стал скрывать, что его предприятие будет претендовать на роль регионального оператора.

А дальше что?

В региональном управлении по тарифами ИА REGNUM ответили, что до завершения процедуры определения регионального оператора, утверждения нормативов накопления твердых коммунальных отходов преждевременно говорить об изменении тарифа на их вывоз. В этой сфере тоже есть много неурегулированных вопросов, поэтому на новые тарифы Алтайский край планирует перейти только к концу 2017 года.

«В настоящее время отсутствуют Методические указания по расчету регулируемых тарифов в области обращения с твердыми коммунальными отходами, поэтому установить единый тариф на услугу регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами, а также тарифы для операторов на обработку, обезвреживание, захоронение ТКО не представляется возможным. Согласно проекту данных методических рекомендаций, расчетный объем на очередной период регулирования возможно просчитать исходя из данных территориальной схемы или, при ее отсутствии, исходя из нормативов накопления твердых коммунальных отходов и заключенных договоров.

Управление по тарифам является уполномоченным органом по установлению нормативов накопления твердых бытовых отходов. Методическими рекомендациями по определению нормативов накопления установлены сроки проведения замеров твердых коммунальных отходов по сезонам года — осень, зима, весна, лето. Этими рекомендациями установлены требования к расчету нормативов накопления твердых коммунальных отходов на основании количественных показателей массы и объема по сезонам года. Таким образом, в целях корректного определения нормативов накопления твердых коммунальных отходов управлению по тарифам необходима информация о результатах замеров муниципальными образованиями Алтайского края в течение полного календарного года», — пояснили чиновники.

Также известно, что в Госдуму, как пишет «Коммерсант», уже внесен законопроект об отсрочке запуска нового механизма организации сбора и утилизации твердых коммунальных отходов (до 2018 года). Нового срока переноса не исключают и в Минфине. Ведь в аналогичных условиях оказался целый ряд регионов и в частности Нижегородская область.

Заместитель председателя комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии Владислав Жуков подчеркнул недавно, что территориальная схема по обращению с отходами — это сложный документ, поэтому он будет требовать «дальнейшего логического развития».

Читайте также: Деньги из мусора: ФАС интересуется нижегородскими тарифами на вывоз отходов

По словам Жукова, областные проблемы с отходами не являются эксклюзивными: «Мы в других субъектах видим аналогичные проблемы, и их нужно решать системно. Мы видим отсутствие в ряде субъектов отсутствие индустриальной системы переработки отходов, и Нижегородская область далеко не среди отстающих в этом плане».

Словом, регионы опасаются вершить революцию, предварительно разрушив до основания прежнюю схему вывоза и утилизации отходов. Какой бы несовершенной она ни была — она является действующей. «Мусор — видите какая штука — не впитывается и не испаряется — только накапливается. Поэтому его можно пока только возить и раскатывать, периодически пересыпая землей», — напомнил Юрий Музюкин.

Но пока вопрос стоит на месте, регионы продолжают зарастать свалками. И Алтайский край, увы не стал исключением. Вот, к примеру, как выглядит свалка в Ключевском районе Алтайского края.

Справка:

Согласно данным, представленным работниками Института водных и экологических проблем в утвержденной схеме, в настоящее время на всей территории Алтайского края сложилась сложная ситуация в сфере обращения с отходами производства и потребления. В 2015 году в Алтайском крае образовалось около 3,2 млн т отходов 670 видов, из которых использовано и обезврежено 41,56%

Основной объем образования отходов приходится на предприятия, относящиеся к таким видам экономической деятельности как сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство — около 0,857 млн. т (26,78%), обрабатывающие производства — 0,831 млн. т (25,97%), добыча полезных ископаемых — 0,797 млн. т (24,9%), электроэнергии, газа и воды — 0,576 млн. т (18%), что объясняется структурой хозяйственного комплекса края. За последние четыре года объем ежегодного образования промышленных отходов по списку отчитывающихся организаций практически остается на одном уровне, не смотря на рост объемов производства по отдельным видам экономической деятельности.

В целом существующее состояние системы обращения с отходами в Алтайском крае характеризуется ростом объемов образования и захоронения отходов производства и потребления.

В населенных пунктах края централизованно вывозится не более 40% отходов. Вывоз ТБО из микрорайонов индивидуальной застройки осуществляется преимущественно домохозяйствами самостоятельно, что зачастую способствует захламлению, как жилых территорий, так и прилегающих природных объектов.

В 47 муниципальных образованиях края осуществляют деятельность по сбору и вывозу ТКО 154 организации, в 23 муниципальных образованиях таких организаций не создано, работа по сбору и вывозу ТКО проводится силами администраций сельсоветов и населения. Всего в крае имеется 199 единиц транспортных средств для сбора, вывоза твердых отходов, из которых лишь 36 работают в сельской местности. Из общего количества транспортных средств функционирует 174 мусоровоза из минимально необходимых на 01.01.2016 г. 317 единиц. Захоронение отходов на свалках является основным методом их утилизации.

Система сбора вторичного сырья разработана только в 11 (16%) муниципальных образованиях. Утилизацию отходов осуществляют 28 организаций.

Придорожная свалка при въезде в село Шатобал (Солонешенский район)
Придорожная свалка при въезде в село Шатобал (Солонешенский район)
Светлана Шаповалова

Общей проблемой для муниципальных образований края остается несанкционированное размещение отходов. В основном они расположены вдоль транспортных путей, на окраинах районов и населенных пунктов, на территориях дачных и садоводческих кооперативов, в местах массового (организованного и неорганизованного) отдыха населения. Планомерно проводимая работа по выявлению несанкционированных свалок и привлечению виновных лиц к административной ответственности способствует улучшению положения дел в данной сфере, но не решает проблему в целом.

Читайте развитие сюжета: «А почему бы и нет?»: об отправке российского мусора в Швецию