Ярославский бизнес-омбудсмен: Не надо сдирать с людей последнюю шкуру

Институт уполномоченного по защите прав предпринимателей отметил трехлетие своей работы

Ярославль, 10 октября 2016, 11:58 — REGNUM  Ярославский бизнес-омбудсмен Альфир Бакиров рассказал корреспонденту ИА REGNUM о том, чего удалось добиться за время работы, об основных проблемах предпринимательского сообщества региона и о своем взгляде на принципы благоприятного развития бизнес-процессов в Ярославской области.

ИА REGNUM: Альфир Фидаевич, три года — срок небольшой для серьезных изменений во взаимоотношениях бизнеса и власти, но, с другой стороны, достаточный, чтобы делать выводы об успешности работы института уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ярославской области. Как удалось выстроить работу аппарата бизнес-омбудсмена?

Становление института шло тяжело, но сегодня аппарат бизнес-омбудсмена входит в пятерку лучших в стране. Мы изначально ставили себе задачи, что по каждому направлению у нас должны работать высокопрофессиональные специалисты. В результате мы сформировали мощную юридическую службу, которая может работать абсолютно по всем вопросам, будь то госзакупки, защита интересов предпринимателей в судах, правовая оценка, законодательная инициатива и так далее. Кроме того, мы привлекаем и специалистов со стороны для оказания бесплатных юридических услуг предпринимателям. Каждый год в рамках этого проекта с нами работают 10−15 юристов, которые, в свою очередь, получают от нас соответствующий сертификат и дополнительную имиджевую составляющую.

За три года мы выступили с 70-ю законодательными инициативами — это лучший результат в стране. Наши специалисты дают квалифицированную правовую оценку любому законодательному акту федерального, областного или муниципального значения, затрагивающего интересы предпринимателей, в случае необходимости — предлагают поправки. А ведь еще пять лет назад в Ярославской области профильных юристов в этой сфере не было.

В итоге если в одном из соседних регионов количество обращений к уполномоченному составляет порядка 80 в год, а число реализованных дел ограничивается 15−16, то у нас — более 3000 человек за три года, и реализация — 45−47%.

ИА REGNUM: По сути, для чиновников институт бизнес-омбудсмена — это дополнительная проблема. Какое отношение вы чувствуете со стороны власти?

Могу с гордостью сказать, что к нам стали относиться как к авторитетной инстанции, с мнением которой считаются. Но первый год работы был жарким. Было немало столкновений с юристами мэрии Ярославля по вопросам размещения рекламных конструкций. Это был неприятный опыт — на меня написали жалобы во все надзорные органы, включая ФСБ и антикоррупционное управление Администрации Президента России. Меня год проверяли и ничего не нашли.

ИА REGNUM: Как менялась в течение этих трех лет карта проблем ярославского предпринимательства?

В числе основных проблем выделю вопросы арендных отношений, которые достаточно волновали предпринимателей первые два года нашей работы. Лишь в этом году страсти поутихли — мы стали жестко наблюдать за процессом заключения и соблюдения договоров, и власти это поняли. Актуальны проблемы в области земельно-ресурсных отношений, где предприниматели постоянно сталкиваются с нарушениями. Например, проведение общественных слушаний. Раньше любой чиновник мог обеспечить нужные ему результат с помощью так называемых «квакеров» — на слушания приглашались люди, которым была поставлена задача голосовать определенным образом. Предприниматели взяли идею на вооружение — и теперь привозят своих коллег. Также остро стоят вопросы бюджетных расчетов с подрядчиками по госконтрактам — об этом мы много говорили. Периодически возникают проблемы в сфере организации пассажирских перевозок, размещения нестационарных торговых объектов и рекламных конструкций и, в связи с этим, принятия нормативных актов, затрагивающих интересы предпринимателей.

Отдельно хочу выделить проблемы, связанные с ведением бизнеса в лесном хозяйстве. Как выяснилось, у нас в области осталось всего 10 переработчиков леса. При этом все лесные территории захвачены организациями из других регионов и даже стран — москвичи, вологодцы, ивановцы, прибалты. Берут леса в аренду на 50 лет. К нам в этом году приехали лесники из Углича — у них срок аренды истекал в августе, и продлить его можно было только через конкурс. А там жесткий демпинг — и лес уходит другим людям, которые потом пересдают участки нашим же предпринимателям. Эту проблему я ставил перед прежним руководством области, поскольку здесь речь идет о добросовестном восстановлении лесного фонда. Вложения в это — долговременные, посадка растет минимум 30 лет. А зачем предпринимателю вкладывать немалые средства в ее восстановление, если через несколько лет аренда закончится?

Парадоксальная ситуация и по госзакупкам. Мы сталкиваемся, в частности, с тем, что многие чиновники не могут правильно составить конкурсную документацию и технические задания. Например, по документации площадь здания одна, а на деле — оказывается больше. Закрывать разницу предприниматель, получается, должен за свой счет? Это говорит о низкой квалификации специалистов! В Тюмени за такие вещи чиновников сразу увольняют. У нас пока не уволили никого. Может быть, при новом губернаторе эта практика изменится.

Вообще же карта проблем достаточно стабильна — за исключением случаев, когда чиновники принимают волюнтаристские решения. Более того, могу отметить, что большинство проблем порождаются сознательно самими чиновниками.

ИА REGNUM: Яркий пример — баталии вокруг размещения нестационарных торговых объектов.

Совершенно верно. Если бы действия мэрии были более адекватными, мы бы не получили волны недовольства по проблеме ликвидации киосков. Зачем надо было их трогать в такое сложное время? Начался кризис, люди еле сводят концы с концами и цепляются за любую работу ‑ и тут мэрия объявляет, что киоски были установлены незаконно. В 2008—2009 годах в период больших сокращений на заводах мэр Ярославля Виктор Волончунас принял правильное и логичное решение: чтобы люди не вышли на улицы, дать им землю под торговые места — и они будут самозанятыми. Таких киосков установили почти 1,5 тысячи, подписали договоры аренды на 5−7 лет. Вдруг мэрия хватается за голову: на дворе 2015 год, а закон не выполнен и схема размещения НТО не принята. Начинают спешно делать. Сначала туда вошли все объекты, но потом из-за воли отдельных чиновников все затягивается на долгое время, и схема значительно пустеет. Забираете одни участки, предоставьте тогда людям другие! Не захотели — и получили проблему. Схему приняли лишь в феврале 2016 года, и мы совместно с региональным отделением «ОПОРЫ РОССИИ» отстояли позицию предпринимательского сообщества — более 70% НТО в нее были включены. Если говорить честно: кому мешает хлебный ларек неподалеку от дома? Или фруктовый киоск на автобусной остановке? Безопасность? Так бордюры стройте, а скопление людей на остановке бывает потому, что они транспорт ждут, а не потому, что у ларька стоят. Я и сам в ларьке покупаю фрукты, изюм, орехи. Пусть чуть дороже — зато всегда свежее. И рядом с домом.

ИА REGNUM: Неоднократно руководство страны поднимало вопрос административного давления на бизнес. Ситуация как-то меняется?

Удивительно, но даже несмотря на запреты Президента административное давление на бизнес продолжает расти. Мы в 2014 году обратили внимание, что количество проверок растёт. Чиновники из проверяющих структур приспосабливаются и начинают искать причины, чтобы прийти к предпринимателям. Почему бы не воспользоваться советской практикой — после первой проверки выписывалось предупреждение: выявляются недостатки, составляется план их исправления, за предпринимателем закрепляется куратор из власти, который следит за процессом. В итоге через год этих недостатков уже нет. А сейчас сразу выписывают штрафы. Например, на управляющую компанию — 250 тысяч рублей и на директора 50. Из каких средств все это выплачивать? Не из своего же кармана? Правильно — из карманов жителей. Поэтому вопрос профилактики должен быть главенствующим.

ИА REGNUM: Но ведь все равно нарушают! Как быть тогда?

Все дело в привычке исполнять требования закона. Он должен быть единственным руководством и для бизнеса, и для чиновников, и для правоохранителей. Недавно на совещании обсуждали вопрос ограничения торговли алкоголем по определенным праздникам. Считаю, что это не приведет ни к чему хорошему. В США, к примеру, нельзя продавать алкоголь несовершеннолетним до 21 года. Дочь Рейгана за покупку банки пива получила в наказание исправительные работы — и подметала улицы. А тот, кто это пиво ей продал, получил уголовную статью. У нас вы можете представить такую ситуацию? Поэтому сначала надо научиться исполнять закон и вводить это умение в культурную парадигму.

ИА REGNUM: А как быть, если интересы предпринимателей идут вразрез с интересами населения?

У любого бизнеса есть социальный аспект. Например, в советских аптеках было невозможно достать некоторые препараты. Когда появились первые коммерческие аптеки, к ним относились настороженно, но они освоили рынок быстрее ‑ и полки были завалены нужными лекарствами. Один недостаток есть — дешевые препараты вытесняются. Но это вопрос спроса. Другое дело — соблюдение правил игры. В Европе все рестораны расположены на первых этажах в жилых кварталах — и все закрываются в десять часов вечера. Ни у кого это не вызывает недовольства. Таксисты получают бешеные штрафы за то, что не включили счетчик, водители автобусов — за безбилетных пассажиров и т.д. Все дело в неотвратимости наказания. А у нас — нет таксомоторного счетчика, нет того, нет другого — и все жалуются. Но если все делать по закону, интересы бизнеса и социума не будут вступать в противоречия. Это вопрос законности и культуры!

ИА REGNUM: Но многое зависит и от личного уровня предпринимателя. Люди согласятся на продуктовый ларек рядом с домом, но выступят против, если там по ночам будут продавать алкоголь или он будет уродовать и замусоривать окружающую территорию.

Согласен. Кто-то в бизнес приходит прямиком из-за автомобильной баранки — и остается с мышлением водителя. Кстати, именно такие люди считают, что во всех их проблемах виновато государство, но не они сами. При этом работать от зари до зари, как это делают предприниматели в Европе, например, не хотят, хотят только получать. Поэтому не надо обвинять государство — надо начинать с себя. Впрочем, много и обратных примеров. Например, бывшая медсестра смогла достичь определенных высот и уже открыла сеть медцентров. Вопрос образования в этом случае становится очень важным. Человек повышает свой профессионализм — и у него меняется образ мышления. Тогда ему не всегда нужна моя защита — у него есть свои юристы, он сам умеет выстраивать и защищать свое дело.

ИА REGNUM: Вы постоянно транслируете недовольство и жалобы предпринимателей. Однако все ли так плохо? Неужели они ничего не получают от государства?

Сейчас государство дает предпринимателям немало льгот — налоговые каникулы, понижающий коэффициент, патентная система и прочее. Но все это не имеет системного характера. Для меня положительным примером в этом плане является Татарстан — там любой зарегистрированный предприниматель платит минимальный налог. В результате ежегодный прирост предпринимателей 15−20%. А в Тюменской области пошли обратным путем: за счет бюджета поддерживают консолидированные проекты, и получают прирост валового регионального продукта. В результате в области ежегодно открывается 25 новых крупных предприятий, каждое из которых курирует определенный чиновник. А сколько новых предприятий появилось за последние годы в Ярославской области? Все, что открылись — проекты, начатые при Вахрукове. А новых — пока ни одного.

Между тем, региональные власти тоже стараются поддержать предпринимательское сообщество. 18 октября мы подписываем антикоррупционное соглашение с прокуратурой и главами муниципальных образований о том, что все инициативы власти, касающиеся предпринимательской сферы, должны проходить оценку регулирующего воздействия. То есть, перед тем, как принять решение, глава должен посоветоваться с бизнес-сообществом.

ИА REGNUM: Как удается выживать предпринимателям в условиях кризиса и санкций?

Санкции — это проблема для крупных предприятий и для государства. Малый и средний бизнес волнует только изменение курса доллара, повышение цен и тарифов. Но даже таких условиях предприниматели находят возможность идти навстречу клиентуре — чтобы сохранить ее. Например, снижая процент рентабельности, стараются держать старые цены. В целом же предприниматели выживают сами, уже не надеясь на государство.

Зачем было одновременно вводить новые имущественные налоги и торговые сборы? Когда государство пухло от денег — эти выплаты никого не интересовали. Когда прижало — стали из людей «вынимать». Рациональное зерно должно быть в любом процессе! Когда встал вопрос об имущественном налоге, в областной Думе точку зрения бизнеса услышали и установили ставку в 0,3%. Считаю, что власть должна понимать — не надо сдирать с людей последнюю шкуру: сегодня удастся заработать, а завтра — уже не получится, просто не на ком будет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail