С начала 2016 года сферу ритуальных услуг раз за разом сотрясают громкие скандалы. В Костроме чиновник незаконно продавал муниципальную землю под захоронения. В Пятигорске неизвестные разбили около 40 надгробий. А в Москве 14 мая произошло настоящее побоище: на Хованском кладбище в результате вооружённого конфликта погибли три гражданина Таджикистана, 23 человека пострадали. В Барнауле директор крематория написал заявление правоохранителям, в котором указал на факт передачи информации об умершем третьим лицам. Все эти истории заставляют задуматься: что же на самом деле творится в сфере ритуальных услуг? Редакция ИА REGNUM (Алтайский край) выяснила, о чем молчат ее работники, и какие шокирующие тайны похоронных дел надежно скрыты от обывателей.

Похоронный бизнес в Атайском крае, коллаж
Похоронный бизнес в Атайском крае, коллаж

Миллионы уходят в тень

Годовой оборот похоронного рынка в Алтайском крае — это даже не не сотни тысяч, а миллионы рублей. Судите сами: в 2015 году в Алтайском крае умерли 33 тысячи 776 человек, а средняя стоимость одних похорон в регионе сложилась в размере 20 тыс. рублей.

Только за их организацию на барнаульских кладбищах, где в прошлом году упокоились 6 684 человека, горожане заплатили более 100 миллионов. Между тем налогов от всех 230 предприятий, которые по общероссийскому классификатору видов экономической деятельности занимаются организацией похорон и предоставлением связанных с ними услуг в Алтайском крае, поступило всего 15 млн 677 тыс. рублей (!). Об этом ИА REGNUM сообщила пресс-секретарь УФНС России по Алтайскому краю Екатерина Шакирова.

К тому же, далеко не все из учтенных предприятий платят налоги, а некоторые из них перешли на Единый налог на вмененный доход. «Примерно 10 млн рублей из общей налоговой суммы, сложившейся по отрасли, приходятся лишь на три похоронные фирмы. Остальные 237 предприятий заплатили в совокупности 5,6 млн рублей», — отмечают налоговики.

Михайловское кладбище в Барнауле
Михайловское кладбище в Барнауле
© ИА REGNUM

Аналогичная ситуация складывается во многих регионах. О том, что теневой оборот похоронного бизнеса исчисляется миллиардами рублей, общественники заговорили после того, как выяснилось, что, именно, передел зон влияния на рынке ритуальных услуг стал основной причиной вооруженных столкновений на Хованском кладбище в Москве. Руководитель МУП «Специализированная похоронная служба» Барнаула Виталий Иконников сомневается, что аналогичное может повторится в столице Алтайского края, но о недобросовестных «похоронщиках» он знает.

«Мы занимаемся оказанием похоронных ритуальных услуг. Конкурентных организаций и фирм в Барнауле, у которых (как у нас) есть свое помещение, транспорт, траурный зал, — единицы: крематорий, «Алтайская похоронная служба» и «Алтайский похоронный дом». Остальные — мелкие агенты и частные организации, которых насчитывается 25−30 человек. Они занимаются перекупкой: гроб в одном месте купили, венок — в другом, у нас копку могилы заказали. У таких своего ничего нет, но они берут заказ», — пояснил ИА REGNUM Виталий Иконников. Вместе с тем, он признался, что не готов сказать, насколько серьезно мешают рынку такие перекупщики, поскольку, как выяснилось, МУП сотрудничает со многими из них.

«С некоторыми ИП мы работаем — заключаем договор. Они делают реализацию по нашим ценам и берут себе 900 рублей за услуги агента. В штате у меня работают 8 муниципальных агентов, а еще с 15-ю заключены договорные отношения, они работают сами по себе. Но я про них не могу сказать, платят они налоги нет», — пояснил Виталий Иконников.

По итогам 2015 года его предприятие получило небольшую прибыль — 769 тыс. рублей. Правда, с числом умерших эта цифра никак не связана: смертность в Барнауле уменьшилась на 250 человек, — пояснил руководитель МУП «Специализированная похоронная служба» Барнаула.

«С нашим предприятием заключены 2 муниципальных контракта на содержание кладбищ и на доставку умерших в морг. Плюс наша коммерческая деятельность. Основной доход приносят траурный зал, катафалки и копка могил. Но прибыль появилась от экономии: в один год побольше потратили, в следующем — уменьшили затраты, применив ряд управленческих решений», — отметил Виталий Иконников.

Справка:

В 2016 году на мероприятия по благоустройству кладбищ из бюджета Алтайского края выделено 30 млн рублей, из них свыше 8,5 млн рублей направлено Барнаулу. С 2011 года к краевому центру относятся 18 кладбищ: 5 из них — городские и 13 — сельские и поселковые. В 2015 году, по данным органов ЗАГС, в Барнауле скончались 8 тыс. 261 человек, а похоронены на городских кладбищах 6 684 человека.

За счет этих средств МУП «Специализированная похоронная служба» Барнаула в текущем году планирует отремонтировать ограждения Булыгинско-Кировского городского кладбища и кладбища в п. Ерестной. Общая протяженность требующего ремонта ограждения составляет 430 погонных метров. На эти работы планируется потратить треть выделенной суммы.

Перехватить труп

Стоимость похорон многократно увеличивается, когда в дело вступают агенты-перекупщики. Судя по многочисленным сообщениям, для них законодательство о защите персональных данных — пустое место. «У соседа умерла жена в Тальменке ночью, а утром у порога уже стояли несколько представителей барнаульских фирм. Раскрутили на 30 тыс. рублей. Откуда узнают только?», — удивляется один из пользователей социальной сети.

О том, что некоторые похоронные бюро находятся в очень темных отношениях со многими больницами и сотрудниками правоохранительных органов, которые «по дружбе» и за несколько тысяч рублей «сливают» им свои базы и информацию о смерти, на правах анонимности сообщили ИА REGNUM насколько респондентов. Без таких «связей» похоронные агенты — перекупщики свою работу не представляют. А затраты на информаторов окупают на завышении похоронных услуг, навязываемых клиентам, убитым горем близких людей.

«За звонок врач получает строго установленную таксу — 1,5−2 тыс. руб. Поэтому чем больше агентов узнает об умершем, тем выгоднее информатору. Кстати, информатором может оказаться не только врач или полицейский, но в редких случаях и сотрудник «скорой помощи», морга или других служб. После того, как сообщение о смерти поступило к агентам, начинается гонка. На сленге ритуальщиков это называется перехватить труп», — об этом писала газета «Вечерний Барнаул» в 2014 году.

Бывший доктор, работавший на «скорой», подтвердил ИА REGNUM : «Не знаю как сейчас, но начиная с 95-го года, врачам «скорых» похоронные службы действительно платили за информацию о смерти на вызове. Все это было легализовано на уровне главврача. Нас собирали и говорили: будете звонить по таким-то телефонам, а их вознаграждение — это ваши премиальные за работу. Мой отец скончался в 2007 году, и несмотря на то, что бригада «скорой» меня знала, они все равно сообщили в похоронный сервис. Агент прибыл буквально за несколько минут до того, как я добрался до дома».

Вместе с тем, некоторые действующие работники «скорой» в Барнауле говорят, что после того, как в закон о персональных данных внесены поправки, медикам запретили сообщать похоронным агентам сведения об умерших. «Вплоть до увольнения», — сообщил один из медиков.

«Откуда появляется информация об умерших? Буквально на днях мне договорной агент пересказал историю своего клиента: человек умер в городской больнице №1. Больница об этой трагической новости родственникам еще не сообщила. Но звонит агент и некомпетентно оповещает о смерти. Мало того, что он оповестил некорректно, не имея навыков, и проявил безразличие. Он потом еще полночи названивал, навязывая свои услуги. Вот и думайте откуда: либо доктор сообщил, либо санитарка, либо тот, кто перевозил тело в морг. Ведь умершему вешается бирочка с фамилией, а узнав ФИО и возраст — смотрят по базам. Этой базы хоть и нет в свободном доступе, но все равно находят возможность — забить и посмотреть», — поделился наблюдениями руководитель МУП «Специализированная похоронная служба» Барнаула Виталий Иконников.

Но про своих агентов он заявил: «Мы информацию не покупаем, информация о МУП доступна во всех справочниках и в Интернете, но есть те, кто покупкой пользуется. Увы, но правоохранительные органы этими нарушениями не занимаются. Вот если бы за разглашение персональных данных ввели уголовное наказание, тогда, может быть, по другому относились к этим циничным людям», — подчеркнул Виталий Иконников.

Действительно, как пояснила руководитель пресс-службы ГУ МВД по Алтайскому краю Светлана Ляпунова, полицейским известно только об одной жалобе на передачу персональной информации об умершем третьим лицам. Написал ее директор барнаульского крематория Андрей Чумаченко.

«Конечно, информацию разглашают! Человек умер в реанимации, а через 20 минут к родственникам приезжает агент какой-нибудь службы. Как он узнает об этом, если к нему родственники не обращались? Из больницы. Это неоднократно было — постоянно люди жалуются, что не вызывали агентов, а они стоят на пороге. Я писал жалобу в ГУВД по Алтайскому краю о том, что в конце 2015 года произошло с моими клиентами: 2 декабря 2015 года гражданин П. скончался дома. В 8:00 его родственники позвонили в полицию и сообщили о факте смерти. Больше родные никому не сообщали и не звонили, однако уже в 8:20 (через 20 минут) на пороге квартиры появился похоронный агент и стал предлагать свои платные услуги. Меня по этому поводу вызвали в ГУВД, и я там написал объяснение. Пока писал — в полиции долго удивлялись — говорили, мол: «Да вы, что такого быть не может». Это было очень странно — вся страна знает о покупке информации, а наши правоохранители — не в курсе. На следующий день похожий случай произошел с другим клиентом. Через какое-то время перезваниваю начальнику оперативного отдела, спрашиваю, как продвигается расследование, а он мне и говорит: «Информацию передали в отдел собственной безопасности, но там не обязаны ни перед кем отчитываться», — пояснил ИА REGNUM Андрей Чумаченко. Позднее ему пришел официальный ответ: правоохранители заявили, что если его сведения подтвердятся — виновные будут наказаны. Но, вероятно, не нашли, не наказали.

Между тем, известны случаи, когда похоронный агент приезжал в больницу еще до того, как человек умер. «Происходит это от коррупции. На счет нас я точно знаю, что мы не пользуемся такими методами», — отмечает Андрей Чумаченко.

«Ага, реабилитолог»

Жительница Барнаула Ольга К. поведала ИА REGNUM об истории с похоронным агентом-оборотнем.

«Это произошло несколько лет назад в туберкулезный больнице Барнаула. «Мой бывший муж умирал от туберкулеза, и когда я узнала об этом, то бросалась там на каждый «белый халат» с просьбой посмотреть, что можно сделать, чтобы его спасти. Дело в том, что несмотря на ухудшение состояния, к мужу на обходах доктор уже месяц не подходил. И вот в такой момент наткнулась, как я поняла потом, на похоронного агента в халате доктора. «Вы точно хотите, чтобы я вам помог? Я, знаете ли, по другой части помогаю», — ответил мужчина, когда я заглянула в один из кабинетов. Интересно, по какой, — спрашиваю — «может вы реабилитацией занимаетесь?». Тут еще один доктор заходит «Ага, реабилитолог он», ‑ и смеется. А сам «реабилитолог» говорит, что он вряд ли чем-то помочь сможет. «Да не в деньгах дело, — мы свое всегда возьмем, — все у нас будут», — поясняет. «Ну и шуточки у вас», — только и смогла ответить на эти ухмылки. О том, что это не доктор, поняла позднее, сопоставив факты. Во-первых, через дверь кабинета я услышала, как этот «доктор» назвал несколько фамилий больных, в том числе и моего бывшего мужа, и попросил их ему отдать. Ну, думаю, хорошо, внимание обратили, на реабилитацию возьмут. Во-вторых, прошло несколько дней, а к мужу так никто и не подошел из врачей. Зато нам стал стал названивать младший медперсонал, интересовались, готовимся ли к смерти. «Когда труп закоченеет, руки придется выкручивать, ломать», — таким образом заранее денег просили на первичную подготовку тела к похоронам», — поделилась пережитым Ольга К.

«Ободрать человека»

Крематорий в Барнауле открылся всего год назад, но его сотрудники почти сразу столкнулись с фактами недобросовестной конкуренции.

«Конкуренты постоянно пытаются нас перед людьми в невыгодном свете представить. Потому что они понимают, что мы заберем ту часть рынка, на которую рассчитываем. Ведь пришли мы для того, чтобы поднять культуру погребения в Алтайском крае. А у похоронных агентов первая цель — ободрать человека. Заработать себе, заплатить за информацию — либо полицейским, либо «скорой». Такие у них первоочередные цели. А то, что мы делаем для людей — вызывает неприязнь. Но вы сами можете пройти посмотреть — какие у нас залы, какие условия для поминального обряда, магазин есть — все в комплексе. Информируем, разъясняем, приглашаем батюшку. Такого в регионе еще никто не делает. Буквально сегодня пришли люди, рассказали, как какой-то агент заявил, мол, «кремация обойдется в 70 тыс. рублей». Откуда такая сумма? Эконом-услуга стоит у нас 20 тыс. 700 рублей. И другие клиенты тоже часто говорят о переплатах. Мне называют сумму в районе 60 тысяч, а у нас человеку те же услуги обошлись бы максимум в 35 тысяч. И за эти эту сумму было бы оказано гораздо больше услуг», — поясняет директор барнаульского крематория Андрей Чумаченко.

Колумбарий в Барнауле
Колумбарий в Барнауле
© ИА REGNUM

Рассказал он и о способах манипуляций, к которым прибегают похоронные агенты.

«В начале говорят, все похороны вам обойдутся в 20 тыс. рублей. А потом, когда берут предоплату, начинают тянуть деньги на всякие непредвиденные расходы. Так набегает еще 5−10 тысяч. К тому же, агенты очень часто не рассказывают людям, что есть такая справка формы 33 — компенсация на погребение. Там хотя не великая сумма 6 тыс. 068 рублей, но для многих людей это нормальные деньги, которые помогают добрать сумму, недостающую на похороны. Правда, компенсация далеко не всегда доходит до родственников умершего: недобросовестные ритуальные агенты частенько самостоятельно получают и обналичивают эти справки, ни слова не говоря об этом своим клиентам», — отмечает директор барнаульского крематория.

Гроб в магазине барнаульского крематория
Гроб в магазине барнаульского крематория
© ИА REGNUM

В пример он привел и случай с клиенткой из Санкт-Петербурга. «Она позвонила, чтобы узнать про похоронного агента. Оказалось, что человек с названной фамилией у нас вообще не работает, но он уже начал оформлять документы и взял предоплату в 10 тыс. рублей. Мы его нашли — он сначала прятался, говорил, что не будет ничего отдавать. По просьбе клиентки съездили с ней в офис к этому недобросовестному агенту. Там он заявил, что уже сделал предоплату за услуги — за памятник, за гроб и оградку. Даже из морга какой-то чек предоставил. Но это — филькина грамота — на самом деле, там никто никогда никаких чеков не дает. В итоге документы агент вернул, но деньги себе оставил. Хотя даже за минусом этих потерянных денег, договор с нами клиентке значительно дешевле обошелся. Порядка 20−25 тыс. рублей получилось», — поясняет Андрей Чумаченко.

Он полагает, что проблему могло бы решить лицензирование.

«Предлагал властям, чтобы крематорий занялся безродными. Ведь когда их хоронят, на могилы потом никто не ходит, и они превращаются в свалку. Кремация помогла бы частично снять проблему с брошенными могилами и местом на кладбищах», — приводит довод Андрей Чумаченко.

Справка:

В Алтайском крае насчитывается 1526 действующих кладбищ. Официально закрытым является Власихинское (Барнаул). Там осуществляют только родственные подзахоронения. По данным МУП «Специализированная похоронная служба», летом эта услуга стоит 4,5 тыс. рублей, а зимой из-за промерзания почвы поднимается 10 тыс. 800 рублей.

Гарантийный перечень государственных услуг составляет 6 тыс. 068 рублей. Сюда входят предоставление гроба, доставка гроба с телом на кладбище и погребение. Но в среднем гробы заказывают за 3−5 тыс. рублей. Комплект белья стоит от 500 до 1 тыс. рублей. Еще 700 рублей обойдется родственникам доставка гроба из морга. Услуги катафалка, чтобы отвезти покойного на кладбище, составят 2 тыс. рублей. Могила (ручная копка, опускание, закопка) — 4 тыс. рублей. Венки покупают на сумму от 800 до 1,5 тыс. рублей. Автобус для перевозки похоронной процессии — 2,5 — 3 тыс. рублей. Еще от 1,700 тыс. до 3 тыс. рублей обойдется прощание с усопшим в похоронном зале. Кризис последних двух лет сократил эти покупки, в среднем на 1 тыс. рублей.

Недобросовестная конкуренция

Как видно из приведенных примеров, ритуальные агенты сплошь и рядом нарушают закон о добросовестной конкуренции. По идее, чтобы их привлечь, их коллеги должны подать жалобу в антимонопольную службу.

И действительно, как выяснило ИА REGNUM, алтайские антимонопольщики уже рассматривали подобные жалобы. Правда, за 2015 год управлением Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Алтайскому краю было рассмотрено всего 2 дела по факту нарушения ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» (недобросовестная конкуренция) на рынке похоронных услуг Алтайского края. И в обоих случаях фигурируют индивидуальные предприниматели, а не фирмы. Об этом в ответе на запрос редакции сообщил руководитель ведомства Степан Поспелов.

По его словам, первая жалоба рассматривалась в апреле: ООО «Обелиск-Сервис» (г. Змеиногорск) заявило, что некий индивидуальный предприниматель, также осуществляющий деятельность на рынке похоронных услуг, распространил в СМИ ложную и недостоверную информацию от «Обелиск-Сервис». Причем, данный факт подтвердился: произошло это после длительного расследования в ноябре 2015 года.

Вторая жалоба была зарегистрирована в июле 2015 года. ООО «Похоронный дом» (г. Рубцовск) заявило о недобросовестных действиях со стороны рубцовского предпринимателя, работающего на рынке похоронных услуг.

«В данном случае индивидуальный предприниматель использовал коммерческое обозначение «Похоронный дом» в рекламных статьях о своей деятельности, а также в качестве вывески по месту осуществления деятельности. Подобные действия, а именно, использование коммерческого обозначения «Похоронный дом», идентичное с наименованием Общества (ООО «Похоронный дом»), вводят в заблуждение потребителей о том, кто же в действительности осуществляет деятельность по оказанию похоронных услуг. В декабре 2015 года комиссия УФАС по Алтайскому краю признала действия индивидуального предпринимателя актом недобросовестной конкуренции, нарушением п.п. 2,4 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции», — пояснил Степан Поспелов.

За использование чужого бренда этот недобросовестный предприниматель заплатил штраф в 12 тыс. рублей. Впрочем, принимая во внимание внушительный оборот теневого похоронного рынка, убытки эти уже наверняка окупились.

Юрист из Барнаула Мария Доценко считает, что без лицензирования похоронного бизнеса не обойтись.

«Навести порядок в похоронном бизнесе, возможно путем лицензирования похоронной деятельности, которую отменили еще в 2002 году, а также путем контроля со стороны государства за уже существующими компаниями. Но только контроль не коррупционный, а законодательный — практический, действенный контроль, который отрегулировал бы все механизмы работы в этом бизнесе. Ну, и конечно, если бы у людей был выбор — низкой цены, качества услуг и оперативности действий — и все это было предложено государственными компаниями, это тоже было хорошо. А вот человеческий фактор, на мой взгляд, тут главнее, нужно руководствоваться здравым смыслом и обеспечить благоприятные условия для развития похоронной индустрии, так сказать, вывести из тени похоронный бизнес», — отмечает Мария Доценко.

По ее мнению, законодателям и бизнесменам уже давно следует сесть за стол переговоров и выработать единый план решения этой проблемы. «В свою очередь, государевы люди обеспечили бы законодательное подкрепление, а люди бизнеса — его безболезненное и практическое воплощение», — приводит довод барнаульский юрист.

Справка:

Согласно п.1 ч.1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести вред его деловой репутации. Распространением информации в данном случае следует считать любые действия, в результате которых информация стала известна третьим лицам (хотя бы одному). Ложными могут быть признаны сведения, которые полностью не соответствуют действительному положению дел.

Земельный вопрос

В Алтайском крае документы на кладбищенские земли оформляют муниципалитеты. И, судя по ответам руководителя МУП «Специализированная похоронная служба» Барнаула Виталия Иконникова, особого дефицита с ними в регионе не предвидится.

«Земель в крае много, но это земли сельхозназначения, и их очень сложно перевести в другую категорию. Но проблем с захоронениями, тем не менее, у нас не возникает. В ноябре 2015 года городской округ Барнаул зарегистрировал права на земельный участок 115 гектаров, предназначенный для Михайловского кладбища. Лет на 10 этого хватит. К тому же в столице края открылся крематорий: кремаций немного, но данная услуга востребована», — отмечает руководитель МУП.

Виталий Иконников говорит, что и с коррупцией в этой сфере получается бороться. За тот год, что он работает руководителем, на барнаульских кладбищах введена электронная талонная система на погребение.

«На случай, если какой-то родственник придет потом с претензией, что, мол, он не давал разрешения хоронить умершего в этом месте, в нашей системе указана информация об ответственном за погребение. Это значительно упрощает регистрацию захоронений. А талон выдается на конкретную могилу, что полностью исключило имевшее место приторговывание местами, более привлекательными для захоронения. С этой целью я, как стал руководителем, заменил также всех заведующих кладбищами», — пояснил Виталий Иконников.

По поводу инициативы Росстроя, который разрешил производить в могилах повторные захоронения, Иконников высказывается осторожно.

«Да, действительно, если могила старше 25 лет, мы вправе вывесить трафарет, и если в течение 5 лет на него никто не откликнулся, могилу можно использовать на общих основаниях. Но для этого потребуется дополнительное финансирование на кремацию или перезахоронение останков. К тому же, население морально не готово, чтобы мы выкапывали останки. Будет большой общественный резонанс, если мы начнем перезахоранивать. Хотя заброшенных могил на кладбище — около 10%. Но это только в Москве нормально — выкопать заброшенную могилу и продать это место. У нас в Барнауле существует культура, и такой беспредел с землей отсутствует. Участки в Барнауле передаются безвозмездно — даже под создание семейных захоронений земля предоставляем бесплатно. В Москве уже продают с аукциона. И цены доходят от 50 тыс. рублей и выше», — отмечает руководитель МУП «Специализированная похоронная служба» Барнаула Виталий Иконников.

По его словам, «аренда торговых мест на кладбище в Барнауле проводится цивилизовано». «Объявляется открытый аукцион — начальная стоимость от 2 тыс. рублей — все публично и открыто. Поэтому наши арендаторы, осуществляющие торговлю на кладбище, на погромы и криминальный передел рынка не способны», — резюмирует руководитель МУП.

Как уже сообщало ИА REGNUM, 14 мая на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка с применением огнестрельного оружия. В криминальных разборках приняли участия порядка двухсот человек: трое погибли, а двадцать получили травмы различной степени тяжести.

Эту массовую перестрелку депутаты и эксперты, опрошенные корреспондентами редакции, назвали «переделом рынка», «возвратом лихих 90-х», «итогом бесконтрольной миграции», а также — «непродуманным и неудачным демаршем армии наемников», «законодательным провалом» и «черной дырой в безопасности столицы». Одни видят выход в спровоцировавшем последнее время острые дискуссии предложении по введению визового режима с рядом соседних стран, другие — в возврате государственного контроля и отказе от саморегулирования.

По словам руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме Андрея Клычкова, к возможности для такого наглого «передела собственности» привел отказ городских властей от функций надзора в сфере ритуальных услуг. Ведь «золотое дно», которое сулит похоронный бизнес, просто не могло остаться без внимания криминалитета.

Между тем, Минстрой решил пока отказаться от идеи лицензирования деятельности по оказанию ритуальных услуг.

«Лицензировать или нет — всегда был вопрос открытый. На данном этапе пришли к выводу, что это не решит ключевых проблем рынка. Сейчас рассматриваются другие альтернативные варианты — в частности, синтез различных форм, предполагающий бланки строгой отчетности, обязательное образование, обязательные допуски по системе включения предприятия в реестр, которые предполагают определенные требования», — отмечал в середине апреля 2016 года руководитель аппарата президента Союза похоронных организаций и крематориев, член экспертного совета Минстроя России по совершенствованию закона «О погребении и похоронном деле» Павел Уланов.

Читайте ранее в этом сюжете: Выдвинута новая версия причин драки на Хованском кладбище

Читайте развитие сюжета: Перехватить труп: в Приангарье решено бороться с недобросовестным бизнесом