Особенности внешней торговли союзной Белоруссии

Внешнеэкономическая деятельность Белоруссии, являющейся частью Союзного государства, позволяет сделать выводы не только о характере союзнических отношений с Россией, но и сущности «белорусской модели» социально-экономического развития

Восточно-Европейская редакция ИА REGNUM, 14 Марта 2016, 17:47 — REGNUM  

По данным Нацбанка Белоруссии, за январь 2016 года внешнеторговый оборот товаров и услуг республики сократился на 12,6% к уровню января 2015 года — до $3,8412 млрд: экспорт сократился на 18,5% до $1,976,2 млрд, импорт — на 5,2% до $1,865 млрд. В частности, экспорт белорусских товаров рухнул на 21,2% — до $1,5612 млрд. При этом совокупное сальдо внешней торговли товарами и услугами сформировалось положительным ($111,2 млн) и это единственная нотка позитива в драматической истории очередного белорусского кризиса, длящегося третий год.

Внешняя торговля Белоруссии по итогам 2015 года резко сократилась, что стало закономерным следствием кризиса, начавшегося в 2014 году. По данным Белстата, объём внешней торговли товарами Белоруссии за 2015 год рухнул на 25,6% до $56,9972 млрд. Белорусский экспорт упал до $26,6855 млрд (-26%),импорт — до $30,3117 млрд (-25,2%). Отрицательное сальдо внешней торговли товарами у Белоруссии уменьшилось до $3,6262 млрд, что формально улучшило общий баланс внешней торговли.

Особенно чувствительным было падение взаимной торговли с традиционными партнёрами. В частности, товарооборот с Россией за 2015 год упал на 26,3% до $27,5333 млрд: белорусский экспорт сократился почти на треть — до $10,3891 млрд (-31,6%),импорт — до $17,1442 млрд (-22,7%). Отрицательное сальдо торговли с Россией у Белоруссии уменьшилось (-$6,7551 млрд),однако данный показатель не свидетельствовал об успехах диверсификации внешней торговли.

С партнёрами по ЕАЭС товарооборот Белоруссии составил $28,2045 млрд (-26,7%) с отрицательным сальдо для белорусской стороны (-$6,2105 млрд). Взаимная торговля с Казахстаном и Киргизией упала почти в два раза, чем не упустили возможности воспользоваться критики Евразийского союза. На самом деле падение взаимной торговли могло быть гораздо большим, если бы не было интеграционного объединения хотя бы в той форме, в которой его успели создать в первый год существования.

Во взаимной торговле с Киргизией, Арменией и Казахстаном белорусский экспорт кратно превышал импорт. Оборот торговли Белоруссии с Казахстаном составил $576,3 млн ($966,8 млн в 2014 году). Белорусский экспорт в Казахстан упал почти в два раза — с $ 879,4 млн до $ 524,7 млн, импорт также резко снизился — с $87,4 млн до $ 51,6 млн. Во взаимной торговле Белоруссия получила положительное сальдо в сумме $ 473,1 млн ($792 млн по итогам 2014 года). Казахстан почти вдвое сократил поставки нефтепродуктов в Белоруссию — до 3,81 тысячи тонн (7,914 тысячи тонн в 2014 году),а Белоруссия поставила в Казахстан лишь 110,2 тысячи тонн нефтепродуктов (144,7 тысячи тонн в 2014 году). Кроме того, в 2015 году Белоруссия закупила в Казахстане 7,406 тысячи тонн сжиженного газа, во взаимной торговле за 2014 год не фигурировавшего. Примечательно: Казахстан активно импортировал из Белоруссии не только нефтепродукты, но также яблоки, груши и другую сельскохозяйственную продукцию, которая затем оказывалась на российском рынке.

Оборот взаимной торговли с Киргизией за 2015 год составил $59,4 млн ($95,3 млн в 2014 году),при этом белорусский экспорт сократился до $55,4 млн ($88,8 млн в 2014 году). Оборот взаимной торговли с Арменией упал не столь значительно — с $39,3 млн до $35,5 млн, при этом белорусский экспорт сократился до $27,8 млн (29,3 млн в 2014 году). Все партнёры Белоруссии по ЕАЭС сократили экспорт в Белоруссию, но именно с Арменией и Киргизией почти весь оборот взаимной торговли представлен белорусским экспортом. Удельный вес этих двух союзников Белоруссии в её внешней торговле был столь мал, что даже не получил отражения в публикациях официальной отчётности.

Со странами СНГ товарооборот Белоруссии упал также значительно, более чем на четверть — до $32,4174 млрд (-28,4%),приведя к отрицательному сальдо для белорусской стороны (-$4,2714 млрд). Товарооборот со странами Евросоюза сократился до $14,4328 млрд (-28,3%),сальдо для белорусской стороны традиционно сформировалось положительным и выросло до $2,7712 млрд. Подтвердился давний негативный прогноз экспертов о том, что в краткосрочной перспективе Белоруссия не сможет предложить зарубежным партнёрам нечто более привлекательно, чем нефтепродукты и калийные удобрения.

Внешнеторговый оборот товаров и услуг по итогам 2015 года (по методологии платежного баланса) составил $65,5597 млрд — на 24,7% меньше уровня 2014 года, проинформировал Нацбанк Белоруссии. При этом экспорт составил $32,8827 млрд млн (-24,1% к уровню 2014 года),импорт упал до $32,677 млрд (-25,4%).

Внешнеторговый оборот товаров (в ценах ФОБ) по итогам 2015 года упал на 25,8% до $54,5364 млрд. При этом белорусский экспорт рухнул на 26% до $26,2091 млрд, а импорт — на 25,6% до $28,3273 млрд. Внешнеторговый оборот услуг за 2015 год составил $11,0233 млрд (-19,1% к уровню 2014 года): экспорт упал на 15,4% до $6,6736 млрд (84,6%),а импорт — на 24,2% до $4,3497 млрд. Сальдо внешней торговли товарами сложилось отрицательным (-$2,1182 млрд),а сальдо внешней торговли услугами — положительным ($2,3239 млрд),общее сальдо внешней торговли товарами и услугами оказалось положительным ($205,7 млн).

Следствием падения внешней торговли стало сокращение отрицательного внешнеторгового сальдо. Госагитпроп постсоветской республики делал акцент на падение экспорта из-за снижения стоимостных характеристик, однако на самом деле по многим товарным группам произошло снижение поставок за рубеж и в физическом выражении. Так, в торговле с Россией заметный рост виден по поставкам продовольствия в физическом выражении при одновременном снижении стоимости поставок, тогда как по остальным позициям (машины и оборудование, тракторы, сельскохозяйственная техника, мебель и т.д.) прослеживалось снижение и объёмов, и стоимости по сравнению с аналогичным периодом 2014 года.

В структуре белорусского экспорта 67,9% пришлось на промежуточные товары, 21,2% — на потребительские товары, 8,5% — на инвестиционные товары и 2,4% — на прочие товары. В структуре белорусского импорта 63,6% пришлось на промежуточные товары, 23,7% — на потребительские товары, 11,3% — на инвестиционные товары и 1,4% — на прочие товары. Таким образом, официальная статистика прямо указывает основания борьбы с импортом на потребительском рынке.

Резкое падение мировых цен на нефть оказало сильное влияние на экономику Белоруссии в 2015 году. Экспорт нефтепродуктов, выработанных из импортируемой из России по «интеграционным» ценам нефти, является важнейшей статьёй экспорта постсоветской республики. В структуре доходов от экспорта почти половина приходится на минеральные продукты и продукцию химической промышленности. В доходную часть белорусского госбюджета включались также российские вывозные нефтепошлины, переданные белорусской стороне под предлогом компенсации за «большой налоговый манёвр» в российской нефтяной отрасли.

В 2015 году Белоруссия переработала 23 млн тонн российской нефти, а в 2016 году намерена переработать 24 млн тонн, причём весь объем будет поставлен трубопроводным транспортом. По данным Совмина Белоруссии, в 2015 г. поставки белорусского бензина в РФ планировались на уровне 1,8 млн тонн, а в 2016 году должны уменьшиться до 1 млн тонн. При этом поставки белорусских нефтепродуктов на российский рынок обусловлены белорусской стороной наличием большей выгоды, чем при экспорте на другие рынки (ЕС и Украина).

С учётом падения цен на углеводороды белорусские товары, привлекательность которых была во многом обусловлена не столько потребительскими, сколько стоимостными характеристиками, существенно снизилась. Белоруссия достигла значительных успехов в снижении энергоёмкости производства и росте производительности труда, но разрыв по этим и другим показателям с ведущими зарубежными конкурентами по-прежнему остаётся кратным. Вступление России и Казахстана в ВТО повысило конкуренцию на традиционных рынках сбыта белорусских товаров, ввозные пошлины не многим скрасили картину, поэтому в 2015 году Администрация президента и Совмин усиленно работали над диверсификацией экспорта.

В процессе освоения новых рынков сбыта выяснилось, что слухи о потенциально высоком спросе на белорусское продовольствие, продукцию машиностроения и других товаров оказались сильно преувеличенными. Статистика демонстрировала рост экспорта на рынки отдельных стран дальнего зарубежья в десятки и сотни процентов, но в денежном и физическом выражении рост выглядел совсем неприглядно, поэтому госагитпроп делал акцент на процентах. Некоторые «достижения» пока остаются на бумаге — как, например, итоги переговоров бывшего помощника президента Белоруссии Виктора Шеймана с бессменным руководителем Зимбабве Робертом Мугабе.

Не состоялись амбициозные планы в отношении отдельных постсоветских образований, отношениям с которыми официальный Минск придавал особое значение. Так, например, по итогам 2015 года товарооборот с Туркменией, развитию отношений с которой официальный Минск придаёт особое значение, упал почти в два раза к уровню предыдущего года. Лишь наращивание экспорта услуг позволило минимизировать падение двусторонней торговли с $256 млн в 2014 году до $193,5 млн в 2015 году. Однако и экспорт услуг прирастал, в основном, за счёт Минстройархитектуры, которое готовится в I полугодии 2016 года сдать туркменской стороне построенный «под ключ» Гарлыкский ГОК.

Наибольший удельный вес по итогам 2015 года в структуре белорусского экспорта заняли Россия (38,9%),Великобритания (11,2%),Украина (9,4%),Нидерланды (4,3%),Германия (4,1%),Литва (3,6%),Китай и Польша (по 2,9%),Латвия (2,2%),Казахстан и Бразилия (по 2%). ТОП-10 поставщиков импорта в Белоруссию обеспечили Россия (56,6%),Китай (7,9%),Германия (4,6%),Польша (3,6%),Украина (3,1%),Италия (2,1%),Турция (1,6%),США (1,5%),Франция (1,1%),Марокко (1%). При этом резко выросли поставки из Китая (обусловленность «связанными» китайскими кредитами),Турции (после введения Россией санкций),поставки из Марокко взлетели с 0,1% в 2014 году (в чём основная заслуга «белорусского продовольственного оффшора»).

Запуск с 1 января 2015 года механизмов Евразийского экономического союза (ЕАЭС) пришелся на период кризиса. Председательствующая в ЕАЭС Белоруссия стремительно сокращала внешнюю торговлю и экспорт, прежде всего это коснулось партнёров по новому союзу. К нему присоединились Армения и Киргизия — выросла ёмкость объединённых рынков, потенциал ВВП союза был оценён в $2,2 трлн. Однако радость расширения компенсировалась недовольством официального Минска наличием изъятий и ограничений во взаимной торговле (прежде всего, углеводородами) и демаршами Казахстана (то опасавшегося китайского импорта из Киргизии, то вдруг потребовавшего двух режимов ввоза импорта). В Белоруссии прозападная оппозиция пыталась подбить бизнесменов, торгующих импортом, на акции протеста, однако не особо преуспела в этом, ограничившись голословной критикой Евразийского союза. Власти постсоветской республики, в свою очередь, не акцентировали внимания на кратно больших потерях Белоруссии в случае, если бы ЕАЭС не было.

За 2015 год ЕАЭС не удалось прийти к соглашениям по многим важнейшим вопросам, однако удалось принять Основные направления промышленного сотрудничества союза, Концепцию формирования общего электроэнергетического рынка и конкретные решения по запуску с 1 января 2016 года единого рынка лекарственных средств и медицинских изделий. Ни единой промышленной политики, ни даже единой валюты лидеры союза в скором времени видеть не пожелали (иначе проявили бы политическую волю),ограничившись согласием на создание координационных органов министерств и ведомств.

21 декабря Александр Лукашенко, подводя итоги заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЕАЭС) на уровне глав государств, выразил общее мнение, заявив на расширенном заседании ВЕАЭС, что начало действия с 1 января 2016 года соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и Евросоюзом является вызовом для ЗСТ СНГ и угрозой для стран ЕАЭС. В итоге может случиться так, отметил он, что беспошлинный импорт из ЕС будет замещать украинские товары, что создаёт угрозу для рынков Евразийского союза. Возможно, что украинские товары будут выталкиваться на рынки ЕАЭС, но возможна также контрабанда товаров ЕС под видом украинских. Такое развитие событий «интеграционную пятёрку» и СНГ не радует, констатировал Лукашенко. Он сообщил также, что Казахстан и Белоруссия изучают и рассматривают возможность «поддержать нашу союзническую Россию» в непростой ситуации, сообщил Лукашенко. При этом он дал понять, что «белорусский продовольственный оффшор» обсуждению не подлежит, а это значит, что друзья и партнёры России по евразийской интеграции продолжат насыщать российский рынок товарами, к которым у Россельхознадзора имеются обоснованные претензии — и по качеству, и по формальному происхождению.

В 2015 году официальный Минск в контактах с ЕС, КНР и другими странами продолжал позиционировать себя как потенциальное «мост» между этими странами и ЕАЭС. Внешне это выглядело как попытка дистанцироваться от ЕАЭС и РФ, как намёк на вынужденный характер членства Белоруссии в одних интеграционных структурах с Россией.

План реализации согласованной промышленной политики в рамках Союзного государства был обсуждён 17 сентября председателями правительств России и Белоруссии в Сочи на II форуме регионов России и Белоруссии. Скептики сразу же обратили внимание на то, что ранее взятые на себя правительствами обязательства реализовать хотя бы пять «пилотных» интеграционных проектов в промышленной сфере не были исполнены. В марте Лукашенко чётко заявил, что госпредприятие ОАО «Минский завод колесных тягачей» останется в госсобствености, а в августе, посещая МЗКТ, сообщил, что Россия отказывается не только поставлять вооружение, но даже комплектующие, пытаясь оказать давление на руководителя постсоветской республики и «за бесценок» приобрести такие заводы, как МЗКТ, который производит шасси для ракетных установок.

«Нас пугают, что Россия, мол, изобретёт свои «сороконожки» и будет ядерные боеголовки перевозить на своих — и на здоровье! Если у них есть сегодня мозги и деньги, которых у них нет — пускай изобретают!», — заявил 14 августа руководитель постсоветской республики.

В итоге промышленная интеграция с Россией, как осторожно высказались многие эксперты, «пробуксовывала» и в 2015 году. Хорошим примером мог бы стать холдинг «Росбелавто» (объединение «КАМАЗ» и «МАЗ»),однако Лукашенко наложил вето на реализацию данного проекта и, как отметили некоторые менее политкорректные эксперты, руководитель постсоветской республики скорее доведёт госпредприятия до полного развала, чем согласится с констатацией неэффективности управления ими «талантливыми управленцами» и появлением новых собственников из России.

Более успешным было сотрудничество Белоруссии с Прибалтикой в сфере транзита. Долгое время порты Клайпеды, Вентспилса и Риги могли делать более выгодные предложения белорусским и российским компаниям, чем порты Ленинградской и Калининградской областей. После усиления санкций в отношении официального Минска и открытой поддержки прибалтийскими режимами радикальной прозападной оппозиции в Белоруссии, Александр Лукашенко озвучил угрозы переориентации белорусского транзита на российские порты, однако его заявления остались всего лишь словами.

Российские компании также не спешили загружать российские порты, помогая заработать на транзите друзьям и партнёрам из Белоруссии и Прибалтики. В 2015 году в Прибалтике проявляли активность казахстанские партнёры по ЕАЭС, однако фокус внимания был направлен именно на белорусские компании.

Белоруссия наращивала грузопоток через порт Клайпеды. По данным министерства сообщения Литвы, в I полугодии 2015 года перевезенные в Литву белорусские грузы составили 10,33 млн тонн — на 12% больше, чем за такой же период 2014 года. По итогам года совокупный оборот портов постсоветских прибалтийских республик оказался ниже уровня 2015 года, что вынудило операторов поработать над более интересными предложениями для своих клиентов. Тем не менее, позитивная статистика по российским портам не снимает ряда хронических проблем (тарифы РЖД и другое).

Ожидается, что в дальнейшем будет сопряжена деятельность логистических центров в Клайпеде и Минской области (КБИП «Великий камень»). Оба проекта ориентированы на продвижение товаров из Китая. При этом правительство КНР, следуя заветам Дэн Сяопина, создаёт конкурентную среду и стимулирует партнёров (в том числе «стратегических») бороться за возможность перевалки грузов на маршрутах КНР-ЕС.

Особое внимание транзитные партнёры уделяли контейнерным перевозкам. Помимо действующих проектов («Викинг», «Зубр», «Восточный вектор», «Балтийский ветер», «Катарина» и другие) в 2015 году отрабатывались новые проекты с участием Грузии и других новых партнёров. Реализация альтернативных маршрутов в обход России осложнена комплексом проблем, но решаема при участии Китая, подтвердившего готовность инвестировать в инфраструктуру «Экономического пояса Шелкового пути». Официальный Минск старался обосновать полезность своего участия в данных проектах, но он не был уникален в своих устремлениях. Например, Казахстан также активно поддержал китайскую инициативу и активно включился в проект «Транскаспийского транспортного маршрута», который реализуется с участием других постсоветских республик, помогающих Пекину проложить маршруты в обход территории России. Обоснование обходным маршрутам предоставила Экономическая комиссия ООН, которая учла пожелания ЕС, США и Турции ещё в начале 90-х. С тех пор появилось несколько новых механизмов отдаления постсоветских республик от РФ.

Торговые отношения с Украиной в 2015 году в целом выглядели неплохо, учитывая не только войну на Украине, но и недопущение эскалации торговых конфликтов между сторонами. Белорусские обыватели заметили, что в 2015 году ассортимент украинских товаров на белорусских прилавках заметно расширился, несмотря на особо трепетное отношение властей Белоруссии к протекционизму и «импортозамещению» в самых жестких формах.

Первое после государственного переворота на Украине заседание украинско-белорусской межправительственной смешанной группы по вопросам торгово-экономического сотрудничества прошло 23−24 июля в Чернигове и выявило взаимную заинтересованность сторон в реализации совместных проектов при организации сборочных производство и транзита.

«Нас очень интересует балтийско-черноморский транспортный коридор. Очень высокий потенциал сотрудничества мы видим в аграрном комплексе, переработке аграрной продукции, машиностроении, энергетической сфере и совместных логистических проектах», — заявил по итогам переговоров вице-премьер в правительстве новых властей Украины Геннадий Зубко. Он отметил: «Мы рассчитываем на выход белорусских грузопотоков в украинские порты». В свою очередь начальник управления евроинтеграции министерства энергетики и угольной промышленности Украины Михаил Бно-Айриян сообщил о намерении организовать поставки газа на Украину из литовского СПГ-терминала в Клайпеде транзитом через Белоруссию, что зафиксировано в протоколе, подписанном по итогам заседания межправкомиссии.

Постановление Совмина № 666 от 6 августа существенно осложнило отношения с Украиной. Согласно постановлению, импортируемые из соседней постсоветской республики продовольственные и непродовольственные товары подлежали обязательной сертификации — при том, что ранее достаточно было подтвердить её соответствие техрегламентам Таможенного союза. Поставщики украинского импорта немедленно пожаловались новым украинским властям на введение официальным Минском нетарифного заграждения и Киев инициировал ответные меры. В очередной раз наступив на грабли торговой войны, белорусские чиновники отступили.

Контакты между Киевом и Минском к концу года заметно интенсифицировались. Чиновники обсуждали вопросы взаимодействия в торговой, финансовой, транспортной и других сферах. При этом белорусская сторона искала возможности задействовать свой транзитный потенциал не только между Востоком и Западом, но также Севером и Югом континента. В ходе состоявшегося 1 октября во Львове заседания украино-белорусской рабочей группы по вопросам транспорта были обсуждены вопросы сотрудничества «Укрзализныци» и БЖД (маршруты, объёмы, тарифы) в 2016 году с учётом возможностей портов Украины и Прибалтики.

Особенно продуктивным был декабрь: стороны не только уладили старые конфликты, но и фактически договорились «дружить против» и лоббировать интересы друг друга в ЕАЭС и ЕС. Как и в случае с отказам официального Минска не размещать в Бобруйске российскую военную авиабазу, так и в случае с отказом применять к Украине дополнительные ограничения после введении таковых Россией, Москва изобразила внешнее равнодушие. На самом деле сохранение Белоруссией ЗСТ с Украиной после того, как Россия приостановила действие данного торгового режима накануне вступления в силу экономической части соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом, выглядело совсем недвусмысленно.

«Белорусский продовольственный оффшор» в 2015 году нарастил объёмы поставок контрабанды в Россию. При этом контрабандистами активно использовалась «казахстанская схема», позволявшая оформлять ложный транзит в страны ЕАЭС с фактической поставкой товаров ЕС на российский рынок. На прибыль контрабандистов повлияло падение цен, что вынуждало их наращивать объёмы и нести дополнительные издержки (разработка альтернативной логистики, приобретение поддельных документов и другое).

Кроме того, в начале 2015 года ещё не был завершен очередной торговый конфликт с Россией — «колбасная война», вылившаяся в открытый конфликт с Москвой. Лишь в марте появились позитивные новости об урегулировании очередной «торговой войны». Тем не менее, до конца года претензии к качеству белорусских продуктов питания у Россельхознадзора сохранялись.

«Между тем в текущем году из 59 отобранных образцов готовой мясной продукции, выработанной предприятиями Белоруссии, в 35 случаях была выявлена фальсификация», — проинформировал 5 ноября Россельхознадзор. «Поскольку подмена дорого мясного сырья более дешевым возможна только на предприятиях со слабой системой контроля, результаты мониторинга доведены до Ветеринарной службы Белоруссии», — говорилось в сообщении, в котором речь шла также и о белорусских госпредприятиях.

В 2015 году Россельхознадзор продолжил борьбу с продовольственной контрабандой из Белоруссии, однако в его сети попадала лишь малая часть таковой. Тем не менее, в отдельные дни российскому ведомству удавалось отчитываться о пресечении попыток незаконных поставок в РФ из формально союзной Белоруссии в огромных количествах. Так, 19 января из пункта «Красная горка» в Смоленской области было возвращено в Белоруссию более 130 тонн растительной продукции с незаверенными фитосанитарными сертификатами.

Специалисты Россельхознадзора 8 января на встрече с белорусскими коллегами представили подробный отчёт о нарушениях при ввозе продовольствия из Белоруссии, обратив внимание на проблему подделки сертификатов. Однако белорусская сторона не продемонстрировала желания решать проблему. Более того: на протяжении года росло количество случаев выявления поддельных документов, которыми сопровождались грузы из Белоруссии, в том числе бумаг, изготовленных в Белоруссии. Россельхознадзор неоднократно предлагал официальному Минску свои услуги в совместном контроле поставок импортной сельхозпродукции на границах ЕАЭС, но получал отказ. Москве не удалось убедить белорусских коллег в необходимости поставить надёжный заслон на пути контрабанды.

Подписанный 29 июля президентом России указ, а также постановление правительства РФ от 31 июля предписывали уничтожение ввозимой в Россию контрабанды. Реализация данной меры была эффективной. Аналогичное решение применялось ранее в борьбе с нелегальным оборотом чёрной икры, добывавшейся браконьерами. Заинтересованные в реализации преступных схем профинансировали деятельность «гражданских активистов», развернувших кампанию против уничтожения продовольствия, однако власти РФ были непреклонны.

Поддельная икра и другие недоброкачественные продукты белорусского производства поставлялись на российский рынок в больших объёмах на протяжении всего года. Эксперты затрудняются в определении масштабов контрабанды, поставлявшейся на российский рынок, сходясь во мнении. что Россельхознадзору удавалось выявить лишь небольшую часть таких поставок. Также обратило на себя внимание упоминание в перечнях недобросовестных производителей крупных государственных предприятий Белоруссии. При устранении выявленных российским ведомством недостатков белорусские предприятия получали разрешения на поставки в РФ без ограничений по ценам или объёмам. Однако сам факт выявления таких недостатков крайне болезненно воспринимался руководством постсоветской республики.

В августе Россельхознадзор нанёс ощутимый удар по «белорусскому продовольственному оффшору», запретив поставки на российский рынок рыбной продукции, выработанной из норвежского сырья. Поводом стал отказ норвежской стороны от инспекций Россельхознадзора. К тому времени Белоруссия стала крупнейшим импортёром норвежского лосося, поступающего на российский рынок как продукция белорусского «производства.

В целом по итогам 2015 года Минсельхозпрод и Совмин Белоруссии констатировали падение стоимостного выражения продовольственного экспорта с $5,6 млрд в 2014 году до $4,4 млрд в 2015 году. Остаётся много вопросов к реализации указания Александра Лукашенко о диверсификации экспорта, предполагающего переориентацию продовольствия с российского рынка, на который приходится почти весь объём поставок за рубеж. При этом поставлена цель треть экспорта сбывать в Евросоюзе, где белорусская продукция не только не сертифицирована (за исключением отдельных предприятий),но также неконкурентоспособна по цене. Не только себестоимость многих наименований белорусских продуктов питания выше, но также влияют многие другие факторы — например, лишение постсоветской республики режима наибольшего благоприятствования в торговле с ЕС, что стало следствием заявления МОТ о дискриминации белорусских независимых профсоюзов.

Сбыт молдавской и украинской сельхозпродукции в Россию через Белоруссию активизировался при активном личном участии Александра Лукашенко. Официальная делегация Молдавии во главе с президентом Николаем Тимофти 16−17 июля посетила Белоруссию. Во время состоявшихся 16 июля переговоров Лукашенко и Тимофти договорились совместно осваивать рынки ЕАЭС и ЕС. Президент Молдавии заявил: «Наличие молдавской продукции на восточном рынке можно реализовать с помощью белорусского государства. Таким же образом Молдавия может содействовать установлению для белорусских предприятий новых дополнительных экономических связей с государствами Европейского союза». Под «восточным рынком» у «восточных партнёров» Евросоюза подразумевается Россия.

Угроза поставкам из Калининграда чрез Белоруссию не теряла своей актуальности и в 2015 году. В конце 2014 года на литовско-белорусской границе были задержаны более 25 большегрузных фур из Калининградской области, которые везли в «большую Россию» сложную бытовую технику. Белорусская сторона заявила, что калининградские предприятия не производят технику — они, по словам начальника управления организации таможенного контроля Государственного таможенного комитета Андрея Ковальчука, легализуют в Таможенном союзе привезенный из Китая товар. Гродненский областной суд (вторая судебная инстанция) 20 января не принял доводы калининградской компании по производству электроники, указавшей на грубейшие процессуальные нарушения районного суда о наложении штрафа и конфискации телевизоров и микроволновых печей. Российские чиновники расписались в своём бессилии защитить калининградский бизнес, который был вынужден увеличить издержки на поставки через Прибалтику. Гендиректор калининградской компании «Телебалт» Виктор Борисенко обвинил власти Белоруссии в бандитских методах, назвав постсоветскую республику «пиратским государством» и «европейским Сомали», усмотрев в действиях официального Минска месть за деятельность Россельхознадзора.

По прогнозам независимых экспертов и финансовых организаций, Белоруссия не скоро восстановит утраченные во время нынешнего кризиса объёмы ВВП и внешней торговли. В частности, Sberbank CIB констатирует тенденцию снижения ВВП и в 2016 году, что будет сопровождаться сокращением реальных зарплат, оборота розничной торговли, инвестиций и экспорта на традиционные рынки, главным из которых по-прежнему остаётся российский.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.07.16
Украина подсчитала ущерб от «оккупации» Крыма
NB!
28.07.16
Трамп подвергся критике за слишком мягкое отношении к России
NB!
28.07.16
Google переименовал города Крыма в соответствии с «декоммунизацией»
NB!
27.07.16
ДНР платит зарплату сотрудникам украинской Донецкой железной дороги
NB!
27.07.16
Политический скандал в Свободном порту Ванино: суд наказал депутатов
NB!
27.07.16
Прокуратура проиграла — экс-соратник Ройзмана Маленкин покидает колонию
NB!
27.07.16
В Рыбинске Ярославской области хотят отменить выплаты многодетным семьям
NB!
27.07.16
Турецкое эхо в Средней Азии: угроза исламизации будет нарастать
NB!
27.07.16
Чиновники Петербурга взялись за нелегальных гидов, начав с китайских
NB!
27.07.16
Законопроект об отказе от наказания за побои по УК внесен в Госдуму
NB!
27.07.16
Их адрес не дом и не улица: дольщики Камчатки стали бомжами
NB!
27.07.16
«Все его участники будут распяты»: Как срывали Крестный ход мира на Украине
NB!
27.07.16
Врачебные ошибки: 12 иркутских врачей стали фигурантами уголовных дел
NB!
27.07.16
Рынок нефти: продавцы выглядят сильнее, чем покупатели
NB!
27.07.16
Рубль готов к коррекции в паре с долларом
NB!
26.07.16
СМИ Германии: Иван Грозный вместо Пикачу
NB!
26.07.16
Министр сельского хозяйства ФРГ надеется добиться в Москве отмены санкций
NB!
26.07.16
The Mirror: «Бах выбрал дружбу с Путиным, вместо правды»
NB!
26.07.16
Крестный ход в Киеве: Верующих прячут в автобусы, «иностранцев» не допустят
NB!
26.07.16
Украина задержала и может выдать Молдавии «разоблачителя» Плахотнюка
NB!
26.07.16
Росавиация проигнорировала вопрос – где льготные билеты Калининград-Москва?
NB!
26.07.16
«Уже и Гондурас нам не конкурент»: обзор экономики Украины