Приватизация по-белорусски: кому достанется белорусский «металлолом»

По всей видимости, экономический кризис, который продолжает набирать свои обороты в Белоруссии, все-таки заставил руководство республики пересмотреть свое отношение к имеющимся у него государственным активам

Николай Радов, 3 Марта 2016, 22:14 — REGNUM  

В свое время заставить Александра Лукашенко сделать это не смогли ни Евросоюз, ни Россия. Сегодня же в Минске сами пришли к выводу о том, что при катастрофической нехватке средств вопрос о возможной распродаже государственной собственности становится вполне актуальным. Хотя официально все это преподносится как процесс «привлечения иностранных инвестиций и выход акций белорусских акционерных обществ на международные рынки капитала».

Как стало известно, по итогам недавнего обсуждения проектов указов по развитию финансового рынка страны президент Белоруссии одобрил проект указа о выпуске и обращении акций с использованием иностранных депозитарных расписок. Это означает, что у предприятий теоретически появится возможность выпускать через иностранные депозитарные расписки до 25% акций. Предполагается, что эмитентом этих расписок выступят крупные банки или компании, которые, покупая акции предприятий, будут выставлять их на зарубежных финансовых рынках. Проще говоря, государство официально готово открыть доступ к четверти своих активов для иностранных инвесторов.

Казалось бы, ситуация довольно проста и понятна. Белоруссии как воздух необходимы деньги, взять которые пока неоткуда. Даже ведущиеся сегодня дискуссии о возможном выделении республике кредита со стороны Евразийского фонда стабилизации и развития пока остаются разговорами, и реальных действий в данном направлении не наблюдается. Такая же ситуация характерна и в отношении переговоров с МВФ, где требования к белорусским властям куда жестче, чем со стороны России и финансовых структур ЕАЭС. Однако если вспомнить, насколько прочно белорусские власти всегда держались за свое «фамильное серебро», то можно с определенной долей уверенности говорить, что нынешняя затея Минска имеет двойной смысл и вряд ли ориентирована на успех.

О том, что руководство республики так и не поменяло своего отношения к государственным активам, говорит тот факт, что, соглашаясь на проект вышеназванного указа, Александр Лукашенко потребовал оценить имеющиеся при реализации предложенных мер риски и поинтересовался, что это даст предприятиям и стране, а также возрастет ли приток иностранных инвестиций. Это означает, что для главы государства этот вопрос находится не столько в области экономики, сколько политики, так как в случае даже частичного успеха выхода белорусских предприятий на международный рынок акций страну могут ждать значительные перемены, начиная от роста безработицы и заканчивая изменением структуры социально-экономической модели. Впрочем, до последнего ситуация вряд ли дойдет, так как сегодня большинство экспертов крайне скептично относятся к возможности белорусов продать хоть что-то из своих активов, чему есть вполне объяснимые причины.

Во-первых, это устаревшие производственные мощности большинства из белорусских предприятий. Сегодня ни для кого не секрет, что процесс модернизации «по-белорусски» практически провалился. Даже гиганты местной промышленности, такие как МАЗ или БелАЗ, в итоге оказались заложниками нынешней государственной политики, когда их оборотные средства полностью вымываются на содержание избыточного количества работников, социальные обязательства в виде детсадов, колхозов и санаториев, или попросту изымаются государством в какой-нибудь «Фонд национального развития». Достаточно вспомнить случаи, когда БелАЗ или «Беларуськалий» брали якобы для себя коммерческие кредиты в размере $1 млрд, но так и не видели этих денег, которые сразу же уходили со счетов в ЗВР страны или на иные расходы, известные только руководству республики. Именно из-за такой политики государства последних десятилетий белорусские предприятия вряд ли станут объектом интереса со стороны иностранных инвесторов, которые если и готовы покупать убыточные заводы и фабрики, то только полностью и за копейки. 25% акций предприятия в стране, где в любой момент может быть введено правило «золотой акции» или изменено законодательство не в пользу собственника, вряд ли заинтересуют кого-либо за рубежом.

Во-вторых, для того чтобы выходить на международные рынки, белорусам необходимо иметь полностью прозрачную и открытую отчетность, которая будет соответствовать мировым стандартам. В настоящее время именно с этим у белорусских госпредприятий серьезные проблемы. В республике известны множественные случаи, когда инвестор, проведя перед покупкой все необходимые проверки, через некоторое время оказывался вынужден выплачивать многомиллиардные долги, возникшие из ниоткуда. Вместе с тем желающие продавать свои акции предприятия должны будут проходить и комплексную оценку независимыми экспертами, взгляды на цену которых практически всегда далеки от того, сколько хотят за свое «добро» белорусские власти. Все это также не будет способствовать успеху заявленной сегодня «малой» приватизации в Белоруссии.

В-третьих, вполне можно ожидать, что, помимо высокой цены за устаревшие предприятия, белорусское руководство предъявит потенциальным инвесторам какие-либо дополнительные требования, которые, как известно, не меняются уже долгие годы. Это, как правило, необходимость сохранения всех социальных обязательств, мораторий на сокращение работников, обязательные инвестиции в инфраструктуру и модернизацию предприятия, а также сохранение приоритета государственных интересов перед интересами иных собственников. Самым ярким примером того, что на такие условия вряд ли кто-то согласится, является ситуация с ОАО «Гродно Азот», 25% акций которого государство пытается продать с 2014 года. По условиям, покупатель должен располагать «собственными ресурсами или гарантиями поставщика газа на заключение с ним контракта на поставку природного газа в объеме, обеспечивающем полную загрузку мощностей предприятия и нового азотного комплекса на протяжении не менее 10 лет». Цена на газ должна обеспечивать рентабельную работу предприятия с нормой прибыли, которая бы гарантировала его текущую деятельность и исполнение всех кредитных обязательств. Дополнительно к этому требуется заключить с государством инвестиционный договор на сумму около $1,2 млрд о строительстве нового азотного комплекса при обеспечении его финансирования до 31 декабря 2019 года с использованием при реализации проекта действующей инфраструктуры «Гродно Азот». И это еще не полный список требований к инвестору, которые по аналогии могут быть предъявлены и другим желающим заработать на белорусской распродаже.

В условиях, когда реальные перспективы продать свое «фамильное серебро» у белорусов весьма туманны, возникает закономерный вопрос: на что действительно рассчитывают в Минске? Вряд ли в белорусской столице не понимают, что если и найдутся покупатели на белорусский металлолом, то цена за него будет предложена крайне низкая. А значит и выручить достаточное количество денег для того, чтобы удержать экономику на плаву и продолжить содержать оставшиеся убыточные предприятия страны, не получится. Поэтому действия белорусских властей, скорее всего, продиктованы совершенно иными причинами.

В данном случае вполне вероятно, что нынешний проект указа является всего лишь попыткой продемонстрировать МВФ и иным финансовым структурам, что Белоруссия в надежде на новую кредитную программу готова идти на определенные уступки и реформы. Более того, учитывая то, что интерес к белорусским предприятиям вряд ли будет высок на Западе, вполне вероятно, что их акции будут предложены российским инвесторам, с которыми Минск рассчитывает в случае необходимости договориться, в том числе и через руководство России. Не случайно разговоры о новом указе были возобновлены после последнего заседания Высшего государственного совета Союзного государства, хотя проект документа вносился на рассмотрение главы государства еще в ноябре 2012 года, но тогда принят не был. В Минске уже начали готовиться к торгам с Россией, при этом рассчитывая получить в качестве дополнительного козыря свободное обращение акций своих предприятий на международных рынках.

Таким образом, можно констатировать, что нынешний проект указа о возможном выходе на международные финансовые рынки акций белорусских предприятий является по большей части популизмом. Он рассчитан на поиск «недальновидных» инвесторов, готовых пополнить за свой счет оборотный капитал белорусских государственных компаний. Дополнительно в Минске надеются получить в свои руки еще один инструмент для ведения переговоров как с ЕС, так и Россией. Ни о каком реформировании белорусской экономики речи сегодня не идет, а значит, и ждать значительных результатов от заявленной «приватизации» белорусам абсолютно не приходится. В лучшем случае часть активов перекочует от государства в руки местных чиновников или российских олигархов, а в худшем — предприятия так и останутся никому не нужным металлоломом и продолжат влачить свое существование до тех пор, пока у руководства страны будут на это средства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.09.16
На выставке в Москве облили краской фотографии солдат ВСУ
NB!
29.09.16
Сильнее жизни и инквизиции: второй Микеланджело
NB!
29.09.16
Руководство Белоруссии обеспокоено финансовой необязательностью Туркмении
NB!
28.09.16
Единственным беби-боксом в Калининграде с 2013 года никто не воспользовался
NB!
28.09.16
Николас Мадуро и Джон Керри приятно провели время
NB!
28.09.16
Россия запретит ввоз фруктов и ягод из ЦАР и Буркина-Фасо через Белоруссию
NB!
28.09.16
Экс-президент Израиля Шимон Перес после смерти стал донором глазной ткани
NB!
28.09.16
Армия Ливии просит Россию о поставках оружия и военной операции — СМИ
NB!
28.09.16
Крупным вузам США выделены гранты на изучение России
NB!
28.09.16
Рубль начнёт сдавать позиции
NB!
28.09.16
Впервые родился ребенок «от трех родителей»
NB!
28.09.16
Вашингтон может ужесточить финансовые санкции против РФ