Правительство признало Россию пустыней. Для кого же оно так старается?

Правительство в лице Минприроды в разы занижает возможности нашей природы поглощать парниковые газы и одновременно толкает Россию к подписанию Парижских соглашений по климату, в которых эти возможности имеют огромное значение. Зачем? Чтобы Россия в будущем платила триллионы заокеанским «партнерам»?

Москва, 8 Февраля 2016, 02:00 — REGNUM  На Парижской конференции по климату в декабре 2015 года чиновники подписали предварительное соглашение по введению глобального углеродного налога. Странным образом в этом соглашении способность российской природы к поглощению углекислого газа была вообще не учтена. Как будто у нас в стране вообще нет ничего, что может поглощать углекислый газ.

Уже навязанные России и навязываемые в настоящее время соглашения «в защиту экологии» проанализировал эксперт в области расчета углеродного баланса, постоянный автор ИА REGNUM Виктор Потапов.

Так вот, зачем вообще нужен углеродный баланс и почему так важно, участвуя в международных климатических соглашениях, точно определить поглотительную способность нашей природы?

Всё просто. Например, известный Киотский протокол, как и менее известная рамочная Конвенция ООН об изменении климата, лежащая в основе Парижского соглашения, якобы направлены на защиту планеты от глобального потепления, которое происходит якобы потому, что промышленность планеты слишком много выбрасывает в атмосферу углекислоты.

«Якобы» — потому что не доказано ни то, что глобальное потепление происходит, ни тем более то, что оно (даже если происходит) как-то связано с выбросами в атмосферу углекислого газа. Именно это послужило основой решения Президиума РАН 2005 года о научной необоснованности Киотского протокола (следовательно, и рамочная Конвенция ООН об изменении климата, и Парижское соглашение точно так же не имеют никакого научного обоснования).

Тем не менее, Киотский процесс (и все остальные «процессы» в защиту экологии) исходит из этих ненаучных (а может, и антинаучных) предположений.

Дальше логика такова: раз промышленные выбросы углекислоты вредны для планеты, надо их сокращать, а если нельзя сократить — то надо платить штраф или налог за нанесенный планете «ущерб». Деньги, заплаченные за «ущерб», должны идти якобы на природоохранные мероприятия.

А как сократить вредные выбросы? Очень просто — нужно сократить промышленность, либо заменить «вредную» старую промышленность на «безвредную» новую, которая, по странному совпадению, на порядки дороже «старой» промышленности. То есть опять же надо заплатить.

А сколько надо платить? Ну, в случае замены «вредной» промышленности на «полезную» — это стоимость новых высокотехнологичных производств. А в случае штрафа… это зависит от страны. Потому что страны разные. Некоторые из них имеют не только промышленность, которая загрязняет атмосферу, но и леса, которые ее, наоборот, очищают. А некоторые страны имеют леса, но не имеют промышленности, а другие — имеют только промышленность, без лесов.

Дальше вроде бы, чтобы все было «по справедливости», надо бы рассчитывать «углеродный баланс», и уже на его основе платить или не платить штраф (налог) за нанесенный планете ущерб.

Что такое «углеродный баланс»? Это тоже очень просто: промышленность выбрасывает «вредный» CO2, который портит атмосферу, если не поглощается растениями — то есть всем тем, что владеет фотосинтезом (помните, в школе проходили? — когда из углекислого газа получается кислород). Это любая зелень — леса, парки, болота (там тоже растения), тундра, степи и пр. и др. Если промышленность вместе с потребителями выбрасывает больше углекислоты, чем может поглотить вся зелень страны, то углеродный баланс отрицательный — значит, страна должна заплатить за то, что она «портит воздух» всему миру. Если же промышленность выбрасывает углекислоты меньше, чем могут поглотить ее зеленые насаждения, — значит, наоборот, ей должны заплатить за очистку атмосферы.

Итак: углеродный баланс — это определение того, что больше — совокупные выбросы всех промышленных предприятий или совокупная поглощающая способность всей биоты (зелени) страны.

То есть все просто — если у вас нет лесов и другой зелени, то вы либо не должны иметь «грязной» промышленности, либо должны платить большие штрафы за то, что «ваш» СО2 будут поглощать леса чужих стран, либо… вы можете не ратифицировать в своей стране экологические соглашения — правда, это возможно, только если у вас есть достаточное количество «грязных» авианосцев, которые смогут отстоять ваше решение в глазах мира. Но зато если у вас есть леса и другая зелень в избытке, то вы можете завести очень много промышленности, потому что ваши леса поглотят весь тот СО2, который эта промышленность произведет.

Если бы экологические соглашения вели отсчет от углеродного баланса, это было бы еще туда-сюда… Но не тут-то было! Дальше в «процессах» происходит шулерский фокус, который вскрывает истинную цель этих якобы природохранных соглашений, а на деле — соглашений по НЕразвитию развивающихся стран.

Фокус состоит в следующем: выбросы нужно считать по странам, а вот поглотительный запас — разный у разных стран — объявлен мировым достоянием, поэтому по странам не учитывается. То есть «загрязняют» атмосферу конкретные страны, а очищают… мировые леса, которые по странам не учитываются. А вместо поглотительной способности природы каждой страны засчитывается результаты изменения объемов поглощения. На практике это означает, что если мы в России осушили болото или вырубили гектар леса, то мы снизили свою поглощающую способность и нанесли экологии непоправимый урон. Если же мы высадили гектар нового леса, то мы ничего практически не изменили, потому что поглощающая способность наших лесов от этого гектара увеличится незначительно. А вот если высадить гектар деревьев в пустыне — там изменение будет заметно.

Таким образом, все действующие международные экологические соглашения создают условия, в которых Россия обязана нести расходы по содержанию территорий поглощения (поддерживать необъятные леса, не осушать болота и пр., что необходимо для промышленного развития территорий), а страны ОЭСР, которые давно вырубили свои леса и осушили свои болота, будут продолжать осуществлять выбросы, которые будут поглощать наши территории, охраняемые нами от промышленного развития. То есть страны ОЭСР будут развивать промышленность за счет того, что Россия (и другие подобные страны) развиваться не будут.

Именно это — НЕразвитие и деиндустриализация России (как и других развивающихся стран) и есть главная цель Киотского протокола. Это же — цель и Парижского климатического соглашения, которое нас призывают подписать и ратифицировать, хотя оно противоречит нашим национальным интересам. Доказать это просто: при нынешнем технологическом укладе объёмы потребления ископаемого топлива и, соответственно, выбросов парниковых газов находятся в прямой зависимости с развитием как таковым. Есть выбросы — есть развитие, а нет — и развития нет! И если надо обнулить развитие, значит, нужно снижать объёмы выбросов. Именно этого и хочет Запад, что не удивительно.

Удивительно, что этого же, судя по всему, хотят в нашем «деиндустриализационном» либеральном правительстве. И, понимая, что для успешного решения этой антироссийской задачи тема баланса выбросов и поглощения парниковых газов природой России — взрывоопасна, правительство в лице министра природных ресурсов Сергея Донского идет на откровенный подлог, дезинформацию.

Минприроды занижает поглощающую способность нашей природы примерно в четыре раза, росчерком пера признав все наши зеленые богатства (кроме тайги) практически к пустыне. И тем самым подставляет Россию под необходимость в будущем нести колоссальные издержки и практически остановить развитие. Оно нам надо?

В настоящее время не без участия нашего правительства и конкретно Минприроды разворачивается кампания за подписание и ратификацию Россией Парижского соглашения, которое является продолжением Киотского процесса. Россию в очередной раз загоняют в прокрустово ложе выбора между плохим и очень плохим. Не участвовать в Парижском соглашении — это потеря престижа страны в хорошо раскрученной дезинформационной кампании на международном уровне. Участвовать — значит и далее мириться с внешним управлением нашими громадными экологическими ресурсами в интересах других стран и соглашаться на остановку развития.

Каким образом мы собираемся выиграть или хотя бы выжить в этой нечестной игре, в которой правительство России играет на стороне противника?

А между тем выход есть…

Подробности читайте здесь: Россия — климатическая колония, и её колонизаторы в Москве

Все статьи автора: Виктор Потапов

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.09.16
WADA представило русскую версию доклада Макларена
NB!
27.09.16
Трамп: Ядерный арсенал России мощнее, чем у США
NB!
27.09.16
Си Цзиньпин: Китай продолжит развивать ракетные войска
NB!
27.09.16
«Шесть жизней» главаря «Боко харам»
NB!
27.09.16
Госдеп США предупреждает о возможных терактах вблизи базы «Инджирлик»
NB!
26.09.16
Песков: Кремлю ничего не известно об отставке Бастрыкина
NB!
26.09.16
Рыба из Балтийского моря признана опасной для здоровья
NB!
26.09.16
Минобороны РФ напомнило, как Украина сбила Ту-154 над Черным морем
NB!
26.09.16
МИД Казахстана выступил в защиту ислама
NB!
26.09.16
Дебаты Трамп — Клинтон: Стоит ожидать «политической крови»?
NB!
26.09.16
Лавров: Видимо, военные США не слишком слушаются Обаму
NB!
26.09.16
Москвич подал иск на McDonald’s: показатель несвежести выше нормы в 60 раз