«Не нужно раздувать пожар», «Стороны придут к компромиссу», «СМИ делают из мухи слона» — эксперты из Киргизии и Казахстана прокомментировали корреспонденту ИА REGNUM споры вокруг Таможенного кодекса Евразийского экономического союза и реакцию СМИ на текущие события.

Голова мухи
Голова мухи
ummahweb.net

Кубат Рахимов, независимый эксперт (Киргизия):

Текущие проблемы — результат непоследовательной политики России по синхронизации вступления стран «тройки» во Всемирную торговую организацию.

Условно либеральное крыло решило, что если Россия вступит в ВТО самостоятельно, то ничего страшного не произойдет. И это на фоне того, что Казахстан 20 с лишним лет ведет переговоры о членстве в торговой организации.

Контроль над ситуацией был утерян, это развязало руки Казахстану, который и так вынужден был принять Таможенный кодекс ЕАЭС, являющийся менее прогрессивным, чем тот, что у республики был до этого.

Ситуация такова: в рамках Евразийского союза заложено снижение таможенного коэффициента. Если рассматривать процесс в динамике, то получается, что таможенные ставки ВТО и ЕАЭС не совпадают.

Изначально конфигурация Евразийского альянса допускала «танцы с бубном», было очень много спорных моментов и деструктивных механизмов внутри экономического блока. Сейчас нужно устранять противоречия, благо есть переговорная площадка, которая доказала свою эффективность.

Сейчас нужно искать компромиссы, меньше ругаться, уметь прогнозировать деструктивные ситуации.

Искендер Шаршеев, бизнес-аналитик Foreign Investors Assosation, (Киргизия):

Реакция Казахстана вполне ожидаема. Ввод таможенной пошлины в размере 12% приведет к удорожанию товаров, а Казахстану, в условиях торговых войн, уже зачастую не удается провозить реэкспортный товар в Россию. Поток из России в Казахстан довольно внушительный, и у Астаны нет инструментов, чтобы его сдержать. Казахстан вынужден отвечать снижением пошлин на импорт вне ЕАЭС.

Текущие переговоры — один из способов защитить национальные интересы и своих бизнесменов. Это не торг, это попытка разрушить основную идею экономического союза, которая заключается в принятии единых ставок и единых границ — и ввести национальные ставки, границы и таможенные процедуры, встроив их в существующий Таможенный кодекс.

Если бы Киргизия прислушалась к голосу разума, то вполне реально последовала бы примеру Казахстана.

Айдархан Кусаинов, директор консалтинговой компании Almagest, (Казахстан):

В части политики импорта Казахстан является особенным членом ЕАЭС. И понятно, что все нормы и правила союза сильнее всего влияют на эту республику. Казахстан был наиболее открытым по части импорта автомобилей, фармацевтической продукции и по многим другим позициям. В принципе, Казахстан стимулировал импорт.

Поэтому вполне понятно стремление дотошно обсудить с партнерами все риски и возможности переходного периода. Думаю, такая позиция найдет понимание у стран-участников Евразийского экономического альянса, и они пойдут навстречу.

Сегодняшние переговоры — нормальный процесс. Никто не обещал, что все пройдет на ура. ЕАЭС — это проект экономического сотрудничества, где каждый участник будет руководствоваться, прежде всего, национальными интересами. ЕАЭС — это не политический союз, чтобы применять политические механизмы воздействия.

Это площадка для принятия коллективных решений, которые будут выгодны всем партнерам. Поэтому не нужно ждать, что какая-то республика будет действовать в ущерб своим интересам.

В Таможенном кодексе, вокруг которого ведутся переговоры, есть ряд важных позиций, которые отвечают интересам Казахстана. Мы будем их отстаивать.

Реакция СМИ и публикации материалов с громкими заголовками — это нагнетание ситуации. Тому есть несколько причин. Первая — природная склонность журналистов драматизировать текущие события. Вторая — наличие внутренней информационной борьбы в русскоязычном сегменте СМИ. Во всех странах есть противники ЕАЭС, которые готовы делать из мухи слона.

Эдуард Полетаев, руководитель ОФ «Мир Евразии» (Казахстан):

Позиция Казахстана в значительной степени продиктована тем, что к разработке проекта Таможенного кодекса в этой стране подключился бизнес, а его интересы весьма разнообразны. Отсюда и множество предложенных поправок.

К тому же, из-за того, что долгое время удерживался сильный курс казахского тенге по отношению к доллару и евро, а курс российского рубля упал, казахстанский бизнес пережил ряд сложных моментов, связанных с тем, что ряд его произведенных и/или продаваемых товаров стали неконкурентоспособными по цене относительно российских.

Но курсовая ситуация сейчас выровнялась, а казахстанскому бизнесу власти не раз говорили, что нужно учиться жить по новым правилам. Просто не все могут привыкнуть к ним.

Проблемы я вижу даже не в разногласиях по проекту кодекса, в конце концов, законодательные акты у нас часто принимаются ударными темпами, а в его правоприменении, когда могут возникнут некоторые огрехи, которые, впрочем, можно подправить.

Думаю также, что у разных положений Таможенного кодекса могут быть разные сроки внедрения. Но данный кодекс — документ продвинутый. Он должен облегчить реализацию совместных экономических проектов с третьими странами. Соглашение о создании зоны свободной торговли уже подписано ЕАЭС со Вьетнамом. 30 ноября президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил в послании народу Казахстана, что стране необходимо заключить соглашения о свободной торговле с соседними странами, «хорошо, если с Евразийским экономическим союзом и ключевыми региональными рынками». Он также поручил правительству и дипломатам проработать эти вопросы.

К тому же, Казахстан 30 ноября стал полноправным членом ВТО. В общем, в условиях низких мировых цен на импортируемые природные ресурсы, Казахстану, и не только, чтобы сохранить уровень развития экономики, надо ее либерализировать. Поэтому, я не думаю, что с принятием продвинутых документов, облегчающих торговлю, могут возникнуть значимые проблемы.