Подписание 6 октября Стратегического Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) вновь разбудило дебаты о другом готовящемся к заключению пакте — Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве между США и Евросоюзом (ТТИП). Дискуссия о взаимодействии через Атлантику должна была, по мысли авторов проекта, начавших его раскрутку еще в 2011 г. завершиться через три года после старта годами позже подписанием договора, однако с каждым днем одну из сторон будущего соглашения гложут все более сильные сомнения в успешности (для нее именно) данного предприятия. Начавшиеся на этой неделе переговоры в Майами — уже одиннадцатый раунд процесса, конца-края которому пока не видно.

Валентин Серов. «Похищение Европы». 1910 г
Валентин Серов. «Похищение Европы». 1910 г

Разрабатываемое соглашение поначалу казалось панацеей от кризиса, манной небесной для его участников и мощным оружием в борьбе с конкурентами на рынке. Расчетные цифры рисовали фантастически блестящие перспективы, обещавшие пышный расцвет экономики для обеих сторон-участниц: когда заключенное соглашение начнет действовать и таможенные барьеры между государствами, подписавшими его, падут, ВВП обеих сторон полезет вверх легко и быстро, как гимнаст по шведской стенке. По одним данным, полученным в виде утечки из конфиденциальных источников, объем внутреннего валового продукта ЕС за 10 лет увеличится на 5%, а США — на 13%. И это — дополнительно, то есть, не считая «обычного» прироста ВВП, получаемого за счет естественного внутреннего развития производства. Встречались, правда, и другие цифры, в полтора-два раза скромнее. Некоторые СМИ утверждают, что обнародованы они были английским правительством, однако не приводят при этом никаких выходных данных прессы, публиковавшей это: ВВП Евросоюза каждый год будет вырастать на 150 миллиардов долларов, а США — на 120 млрд $.

Германское правительство считало (и, возможно, продолжает считать), что экспортная сфера получит такой толчок в развитии, что придется создать 400 тысяч новых рабочих мест. Испанское руководство уверено, что каждый год работы ТТИП обернется для страны открытием 84 тысяч рабочих мест и ростом для среднего испанца заработной платы на 0,72% в год.

В общем, картина была красивой до невозможности. Видимо, это и послужило причиной торможения процесса доведения соглашения до ума.

Переговоры по содержанию договора ведутся в обстановке строгой секретности. Даже в момент, когда несколько еврочиновников, непосредственно занимающихся этим вопросом, рискнули показать текст семи европарламентариям, последних предупредили о запрете что-либо записывать, копировать и фотографировать. Так что цифры, если какие-то и утекают в прессу, то по определению официально ничем не могут быть подтверждены.

Такая скрытность может свидетельствовать только об одном: в характеристике ТТИП как взаимовыгодного соглашения приставка «взаимо» — явно лишняя и действительности не соответствующая. На эти мысли наводят расчеты американского экономиста Иеронимо Капалдо, представляющего Институт глобального развития и защиты окружающей среды при Университете Тафтса в Массачусетсе.

Сжато резюме аналитика можно выразить так: «ТТИП — союз, заключаемый двумя сторонами на благо третьей». Европейские страны, по расчетам специалиста, потеряют около 600 тысяч рабочих мест только в первые пять лет его функционирования, что в основном будет связано со снижением объема экспорта. ВВП ЕС ожидает не рост, а падение: в северных странах (Швеция, Дания, Нидерланды, Финляндия) оно может составить 2,7%, Германии — 1,4%, Великобритании — почти 1%. Однако, все проигранное Европой выиграют вовсе не Штаты, как логично было бы предположить (хотя они-то в плюсе будут, это несомненно), а крупнейшие транснациональные компании, зарегистрированные на территории США.

Сегодня ленинское определение «Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы» актуальности и правоты не утратило, но возможно, нуждается в коррекции: американское государство есть машина, создаваемая в интересах финансово-промышленной элиты, ею управляемая и единственной целью имеющая защиту этих самых интересов. Если раньше капиталу нужно было государство, для того, чтобы работать под его «крышей», то теперь ситуация изменилась и уже капитал крышует государство, используя его для рейдерских захватов целых стран и отжимая лакомые куски там, где целое захватить не удается.

В вопросе о ТТИП все очень легко укладывается в эту схему. Может, конечно, показаться странным и нелогичным поведение стран ЕС, если согласиться с Капалдо и считать, что Европа добровольно идет на заклание самое себя, подписывая ТТИП. Но если «посмотреть вооруженным глазом», то становится ясно, что ведущими государствами Старого Света фактически правят не их коренные элиты, а транснациональные компании, прописанные в США. В момент понимания этого удивление от позиции европейцев исчезает. Коренная элита — суть уполномоченные заокеанских властителей мира, наделенные некоторыми правами, за которые должны нести огромный объем обязанностей.

Реальной целью ТТИП, о чем свидетельствуют утекшие в прессу цитаты из обсуждаемого текста договора, является не только фактическое, но и формально-юридическое закрепление примата крупнейших корпораций над государствами.

В рамках нескольких статей, посвященных общим принципам инвестирования, прописаны правила, ставящие национальные законодательства на позицию вторичных, подчиненных тем, что устанавливаются ТТИП: «запрещается правительствам прямо или косвенно национализировать и экспроприировать» что-либо, созданное в рамках этого трактата. Национализация или экспроприация имеет шанс состояться только в случае выплаты «справедливой рыночной компенсации», размеры которой, понятное дело, будут означать никакую не национализацию-экспроприацию, а элементарную сделку купли-продажи. Причем по завышенной для государств-инициаторов цене. «Справедливая сумма компенсации» у каждой из сторон будет своя, причем, обоснованная реальными экономическими раскладами, сведениями о перспективах доходов и т.д. Если уже сейчас существуют два диаметрально противоположных расчета относительно возможного процветания (увядания) Евросоюза с помощью ТТИП, то почему в будущем не может быть, как минимум, двух разных точек зрения? Хотя, по правде говоря, одна из них (государства-экспроприатора) никакой роли играть не будет.

Оспаривать размер «справедливой компенсации», как и собственно сделку (а что это как не сделка, если так можно выразиться, насильственной продажи некоего продукта?), можно будет только в ISDS (Investor-State Dispute Settlement), специально создаваемом наднациональном органе, которому предстоит исполнять функции арбитража. Не независимого третейского судьи, а открыто ангажированного арбитра, всегда принимающего сторону инвестора, права которого, как ему кажется, в какой-то момент оказались ущемлены законами государства-акцептора инвестиций.

Таким образом, крупнейшие компании будут «ходить в Тулу» (читай: в Европу) не только со своим самоваром, но еще и диктовать хозяевам, как этим самоваром следует пользоваться и какой именно чай из него пить. Это — не предположение, это — вывод, основанный на конкретных примерах. По такому принципу уже сработала недавно корпорация Philip Morris: заявившая, что заключаемое между Австралией и Гонконгом Двустороннее соглашение о поддержке и защите инвестиций и инвестируемые в соответствии с ним азиатским государством капиталы в табачную промышленность, может причинить ущерб интересам американского предприятия. И потому Австралия должна изменить свои законы, касающиеся табачной отрасли. Аналогичная ситуация возникала с «ущемлением прав» транснациональных нефтедобывающих компаний в Эквадоре.

Оказаться в положении Эквадора в ЕС устраивает далеко не всех, и чем дальше, тем меньше. Представители правительств Германии и Франции уже указывают на то, что появление ISDS «покончит с суверенитетом европейских государств».

Американского, кстати, тоже, но на этом никто внимания не заостряет, поскольку за океаном уже давно воплощен в жизнь тезис «Государство — это мы», где под «мы» подразумеваются крупнейшие корпорации.

Защита инвестора и инвестиций при действующих ТТИП и ISDS будет фактически означать смерть профсоюзов и похоронит все права трудящихся: длительность рабочего дня, продолжительность рабочей недели, размер заработной платы и прочие вопросы будут регулироваться в свете «защиты прав инвестора». А значит, права неприоритетной фигуры, то есть наемного работника станут рассматриваться лишь во вторую, то есть никакую очередь. Это — к разговорам, ведущимся на Западе на любимую там тему о правах человека.

10 октября в Брюсселе, Берлине, Мадриде прошли массовые манифестации против подписания ТТИП. В одной только германской столице число протестующих доходило по разным оценкам, до 250 тысяч. 17 октября прошла новая волна протестных акций. На этой неделе переговоры по ТТИП возобновляются. Протестные акции, по-видимому, тоже.

Читайте также: Почему католики выступают против Транстихоокеанского торгового партнерства