***

Протопресвитер Александр Шмеман. Основы русской культуры: Беседы, 1970–1971. М.: Русский путь; Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2021.
Протопресвитер Александр Шмеман. Основы русской культуры: Беседы, 1970–1971. М.: Русский путь; Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2021.

Протопресвитер Александр Шмеман. Основы русской культуры: Беседы, 1970–1971. М.: Русский путь; Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2021.

Парадокс отечественного общества: многие великие творения доходили до читателей по частям. Первое издание в Советском Союзе «Мастера и Маргариты» было купировано цензурой. А у издателей в русском зарубежье при публикации не оказалось всей рукописи романа «Мы» Евгения Замятина.

Но, как известно, рукописи не горят. И сейчас мы имеем без каких-либо сокращений — и «закатный роман» Булгакова, и программный роман Замятина.

Не стал исключением в этом ряду и протопресвитер Александр Шмеман (1921–1983). В 1970–1971 гг. он записал на радиостанции «Свобода» (СМИ, выполняющее функции иностранного агента) цикл лекций. В архиве радио они не сохранились, и первоначальные публикации (сначала в Ежегоднике дома русского зарубежья, а затем отдельным изданием, о котором писалось тут) делались по сохранившимся фрагментам, отложившимся в частных архивах друзей священника, с которыми он делился текстом. Нынешнее первое полное издание «Основ русской культуры» позволяет вновь поразмышлять об одном из программных сочинений знаменитого богослова.

Для Шмемана культура является базовым понятием, воплощением вечности, так как именно она преодолевает раздробленность и временное. Лежащие в ее основе христианские ценности в отечественной истории изначально воспринимались интуитивно, а в дальнейшем нередко сквозь призму секулярных практик. Но при этом сохранялась их сущность (даже при внешнем атеистическом или богоборческом отрицании). Как подчеркивал автор, «в русской культуре на всем ее протяжении мы не найдем хулы на мир, на человека, на жизнь» (ведь критике подвергались конкретные люди или явления).

Отец Александр рассматривал различные, как правило, взаимно противоположные тенденции, характерные для отечественного социума: тягу к минимализму и стремление к максимализму, прагматизм и утопические настроения. Среди них он особенно выделял такие вопросы, как наука, вопросы социального устройства общества, и религию.

Впрочем, в восприятии мыслителя эти противоречия не были критичными. Возможность их преодоления священник видел в еще одной тенденции, характерной для русской культуры — стремлении к всеединству.

Тем самым Шмеман возвращал современную ему культуру к идеям русского религиозного возрождения. В итоге получилось то ли новое «вечное возвращение» в традиции Ницше, то ли не менее новый вариант «всемирной отзывчивости» Достоевского. Думается, любой из этих вариантов более чем достоин.