В рамках МКФ «Золотой Витязь» в День славянской письменности и культуры, 24 мая 2022 года, в Севастопольском сквере возле Театра им. Луначарского гости кинофестиваля сажали фруктовые деревья и казачий можжевельник. Среди участников мероприятия был художественный руководитель Луганского академического украинского музыкально-драматического театра на Оборонной, народный артист Украинской ССР и ЛНР, почетный гражданин Луганщины Михаил Васильевич Голубович. В 2017 году он давал эксклюзивное интервью для читателей ИА REGNUM, поэтому очень интересно было снова с ним встретиться, поговорить и узнать, как изменилась жизнь в Луганске за истекшие 5 лет.

Народный артист Украинской ССР и ЛНР Михаил Голубович сажает казачий можжевельник в Севастополе
Народный артист Украинской ССР и ЛНР Михаил Голубович сажает казачий можжевельник в Севастополе
© Людмила Лис

Михаил Голубович: В ЛНР и ДНР уже 8 лет идет война, но многие и на Украине, и в России, а тем более в странах дальнего зарубежья даже ничего о ней не слышали. Да и не хотят слышать. Так уж устроен этот мир, что если самого человека какие-то проблемы не касаются, то ему и дела до них нет. Многие не видят дальше своего носа, живут только делами и заботами о своей семье. Когда в 2014 году в Киеве в результате Майдана произошел госпереворот, то жители Донбасса с ним не согласились. Все здравомыслящие люди понимали, что этот Майдан готовился извне и готовился давно. Многие грезили евроинтеграцией, мечтали о безвизе, однако были и те, кто поверил в законность и справедливость происходящего. Часто это были люди неравнодушные, жаждущие правды, но они не понимали, что их просто использовали.

Народный артист Украинской ССР и ЛНР Михаил Голубович сажает казачий можжевельник в Севастополе
Народный артист Украинской ССР и ЛНР Михаил Голубович сажает казачий можжевельник в Севастополе
© Людмила Лис
Народный артист Украинской ССР и ЛНР Михаил Голубович сажает казачий можжевельник в Севастополе
Народный артист Украинской ССР и ЛНР Михаил Голубович сажает казачий можжевельник в Севастополе
© Людмила Лис

Людмила Лис: Почему Донбасс не поддержал госпереворот на Украине? Почему не смирился?

Михаил Голубович: На Донбассе, я считаю, живут необычные люди: сильные, смелые и волевые. Здесь в давние времена селились свободолюбивые беглые крестьяне с Левобережья и Южной России. Здесь добывали свинцовую руду и варили соль физически сильные люди — запорожские и донские казаки. Они обзаводились семьями, научились выживать в любых условиях. Они любили землю, которая их кормила, и привили эту любовь своим детям. Вот потомки этих людей и не согласились с переворотом, и тогда те, кто незаконно пришел к власти в Киеве, начали войну, начали собственный народ бомбить, но почти никого в остальной Украине это не волновало. Конечно, были здравомыслящие люди, которые понимали, что случилась беда. Но их голос никто не услышал. Но сегодня люди начинают просыпаться, потому что эта беда теперь касается каждого на Украине. Даже те, кто сегодня одурманен украинской пропагандой, понимают теперь, что фашизм и неофашизм — это беда. Фашизм — это даже не феномен западной цивилизации, он может возникнуть и проявиться в любой нации, но это настоящая трагедия для того народа и той страны, где он возник.

Людмила Лис: Как изменилась жизнь Луганска с начала спецоперации?

Михаил Голубович: Луганчане очень мужественно переносят все происходящие сегодня события. Сейчас становится все меньше обстрелов самого Луганска, хотя иногда в город проникают диверсионно-разведывательные группы врага. Пенсионерам стало легче. Раньше они выезжали на Украину, чтобы получать свои пенсии, а это было связано с очень большими осложнениями и рисками. Инвалидам тяжело было передвигаться. И если бы украинская власть действительно заботилась о своих гражданах в подтверждение того, что Донбасс — это Украина, а жители Донбасса — украинцы, как они всегда декларировали, то такого бы безобразия не было. В самом деле, если это ваши граждане, почему вы в них стреляете, почему вы издеваетесь над ними? Сегодня Россия протянула руку помощи нашим людям, пенсии и пособия стали платить в рублях. Также и многие братские народы бывшего Советского Союза — армяне, грузины, узбеки, и многие другие — стали помогать. Комок в горле встает, когда говорю об этом. Больше всего, конечно, Россия помогает. Со всех регионов присылают россияне гумпомощь, стройматериалы. Кроме того, происходит приобщение к общественной и культурной жизни. Особенно это важно для подрастающего поколения. Но ведь еще живы ветераны Великой Отечественной войны и дети той войны. Они уже в возрасте, часто больны и слабы физически, но сильны духом. Они вместе с нынешней молодежью проходят испытания новой войны. Каждый из них мечтает о том, чтобы побыстрее наступил мир. Побыстрее!

Сейчас мало хороших учебников по истории, и для правильного понимания происходящих в мире процессов связь поколений очень важна. История переписывается, и в Европе, и во всем мире будто бы уже и забыли, что во Второй мировой войне Россия сыграла решающую роль в освобождении мира от фашизма. Хотя, как выяснилось теперь, фашизм до конца не искоренили, он вновь поднимает голову, и не только на украинской земле. Фашистский режим на Украине поддерживается многими странами Европы и мировым жандармом — США.

Людмила Лис: А что происходит теперь в Луганском театре на Оборонной? По-прежнему идут пьесы на украинском языке или вы перешли на русский?

Михаил Голубович: Когда началась спецоперация, в первый же день, мои коллеги — артисты, более 30 человек — ушли на фронт защищать ЛНР и ДНР. Их никто не уговаривал, они сами пошли в военкомат: и актеры, и балет, и музыканты, и часть технических работников. А вместе с ними главный режиссер и главный дирижер. 8 человек уже ранены. И никто никаких отсрочек не просил, потому что все прекрасно понимают, что воюют за Родину. А мы им помогаем, чем можем.

Мы иногда ездим на передовую и очень часто ездим на освобожденные территории с концертами и гуманитарной помощью. Я там встречаюсь с местными жителями. Нам помогают ветераны Афганской войны саратовского «Боевого братства». Конечно, мы встречаемся с разными оценками, с разным восприятием происходящего. И это понятно, это естественный процесс, потому что многие люди остались без крова, многие потеряли своих близких, многие лишились всего, что имели, и жителям Донбасса реально тяжело. Но при этом все понимают, что если бы не началась эта спецоперация, то Донбасса бы уже не было, его бы стерли с лица земли. Когда я приезжаю туда, то диву даюсь, какие за 8 лет украинцы настроили многокилометровые траншеи, подземные бетонные укрепления, блиндажи. Это что-то страшное. Все это готовилось для уничтожения Донбасса и людей, живущих на этой земле.

Возвращаясь к театру… Коллектив театра у нас очень дружный. Хотя сейчас в театре остались в основном одни женщины, артистки балета и несколько возрастных актеров-мужчин, которым уже перевалило за 70 лет. В нашем репертуаре теперь остались спектакли, где есть либо одна мужская роль, либо две. Играем комедию Натальи Коваль «Мои милые бандитки» — одна мужская роль, пьесу «Антракт» — две мужские роли. Еще есть программа «Мы всё прошли и победили». Надеюсь, театр будет жить. Театр украинский, никто не запрещал его. Играем спектакли на украинском, иногда на русском. Язык ни при чем.

В общем, наши женщины просто молодцы. Они все вывозят на своих плечах, стойко переносят все трудности жизни и работы в прифронтовом городе. При этом они переживают за своих коллег на передовой, собирают им посылки с продуктами питания и предметами гигиены, регулярно отправляют все это на фронт. У наших ребят и экипировка плохая, снаряжения не хватает, да и военной подготовки никакой не было, когда они пошли воевать.

В Советском Союзе в школах преподавали НВП — начальную военную подготовку, позднее на Донбассе это было отменено. Когда началась война в 2014 году, пацанам, которые сегодня ушли на фронт, тогда было 12–14 лет, как и ребятам на той стороне. Вот только на Украине им все время вбивали в голову идеи фашизма и неофашизма, их готовили к войне. А мы здесь даже стрелять свою молодежь не научили. Не приучили к трудностям окопной жизни, не закаливали физически. Обмундирования у них порой даже нет. Куда оно все подевалось, ведь должно было быть, кто его знает. Но ребята не теряют надежды на лучшее, хотя им очень тяжело. Даже тем, кто имеет боевой опыт, трудно, что уж говорить о мальчишках.

Незадолго до начала спецоперации к нам в театр пришёл молодой парнишка, пацаненок совсем, девятнадцатый год ему. И он пошел на фронт со всеми. Я ему говорю: «Куда ты? Не торопись пока, подожди!». А он мне отвечает: «А как я буду в глаза смотреть всем остальным ребятам?». Откуда в нем такая твердость, такой характер? Я сам был удивлен. Дети всегда смотрят на родителей, на старших братьев. Хорошее воспитание приносит плоды в сердце ребенка так же, как и плохое. Значит, этот парень, молодой актёр, видел больше хорошего в своем окружении. Он любит своих родителей, свой театр, свою землю, любит людей, готов умереть за них.

Сейчас выскажу свою точку зрения, а я подчеркиваю, что каждый человек имеет право на свое видение происходящего. Я считаю, что мои неопытные ребята — артисты, лучше бы они занимались тем, что умеют делать хорошо. Лучше бы они поднимали боевой дух опытных бойцов на позициях, выступали бы перед фронтовиками, а также выполняли бы необходимую работу на второй и третьей линиях, на освобожденных территориях. Этому учит история нашего театра, ведь Театр на Оборонной был создан по распоряжению советского правительства 15 августа 1941 года. Труппа нового театра в то время, когда фашисты уже подбирались к Москве, была отправлена с концертами на корабли для поднятия боевого духа Черноморского флота. Нужно исходить из того, что каждый человек должен приносить максимальную пользу для общего дела.

Людмила Лис: Как Вы думаете, что делать с оболваненными украинской пропагандой на той стороне людьми?

Михаил Голубович: Надо доносить правду, учить их думать и рассуждать. Из-за многолетнего психологического давления и навязанного искаженного взгляда на исторические события у них атрофировались даже зачатки критического мышления. Не нужно даже политиком быть, чтобы начать анализировать ситуацию в мире. Где в дело вмешиваются США, там везде беда. Как можно этого не видеть? Вьетнам, Афганистан, Ирак, Сирия, Сербия. Везде они находят людей, готовых за деньги родину продать. Такие люди в любой стране есть. И вот внешний враг опирается на таких беспринципных людей. Их воспитывают в ненависти, выращивают предателей, вкладывают в их головы выгодную для своих интересов информацию, идеологию. Когда таких людей становится много, а общество в целом привыкает к их лозунгам, неизменно начинается война. Так и на Украине произошло. Сначала народ не обращал внимания на факельные шествия, потом испугался их масштабности, потом смирился и уже не заметил, как стал их частью. Вот это надо разъяснять, взывать к логике.

Кроме того, своим примером учить надо. С нашей стороны я вижу такой подход. Я сам видел, как наши бойцы выносили с поля боя раненых украинских солдат, брошенных своими. Их лечат в госпиталях, с ними обращаются гуманно. И мои знакомые военкоры тоже подтверждают это. Это не единичный случай. Ну и отдельный разговор о страдающих мирных жителях. Я больше всего сочувствую сейчас тем людям, которые находятся в зоне боевых действий. Но вы поймите, что идет спецоперация. Она идет не против людей, она идет против фашизма и неофашизма, против идеологии, навязанной обществу украинской властью. И тех украинцев, кто сегодня сложил оружие, никто не расстреливает. А противная сторона, используя террористические методы, прикрывается мирными гражданами. Я сам это видел, я разговаривал с людьми, это правда. Мы много ездим по недавно освобожденным территориям, помогаем. У меня есть друг Василий Леонов, еще и Павел Константинович Бойченко и многие другие. Для них самое главное — это помочь человеку в нужде. Они обычные гражданские люди. Вася Леонов сам сколотил несколько десятков почтовых ящиков, наполнил их необходимыми предметами личной гигиены, одежды, продуктами, выбрал участок фронта и послал эти ящики фронтовикам. Он начал оказывать помощь еще в 2014 году, когда шли тяжелые бои. Обо всех военных вроде бы в то время помнили, им помогали. Но о санитарках в больницах позабыли. А у них ведь какой тяжелый труд, ведь много было раненых! Василий договорился с ректором медицинского университета Александром Торбой, и каждой санитарочке тогда сделали личный подарок, да еще и выплатили по 10 тысяч рублей. Это немного, конечно, но он это сделал из своих средств. И это обыкновенный человек, не политик, не олигарх. И таких у нас много. Все помогают, все сплотились.

Людмила Лис: Чего Вы больше всего в жизни хотите?

Михаил Голубович: Хотелось бы Победы, и чтобы войны больше никогда не было. Пусть все солдаты вернутся живыми домой к своим матерям.