Приближается юбилей Гильдии актеров кино России (ГАКР), большого профессионального объединения в структуре Союза кинематографистов России, всегда стоящего на страже интересов исполнителей и оказывающего самую разнообразную помощь российским киноактерам в их работе и жизненных обстоятельствах.

Сергей Никоненко
Сергей Никоненко
Василий Иванов (с) ИА REGNUM

Об истории Гильдии, ее трудностях в период пандемии и планах на развитие корреспонденту ИА REGNUM рассказал ее президент, актер, режиссер, народный артист России Сергей Никоненко.

ИА REGNUM: Сергей Петрович, в следующем году мы будем отмечать 35-летие Гильдии актеров кино России. Гильдия прошла вместе со страной очень трудный путь — перестройку, стихийную экономику 90-х, застой в кинопроизводстве и полное его преображение в начале XXI века. Что было самым трудным за эти годы?

Сергей Никоненко: Я руковожу Гильдией актеров кино России уже почти семь лет. Очевидно, что у актеров, особенно у пожилых, есть социальные проблемы, и это вопросы социального неравенства. Но что поделаешь, если у нас такие мизерные пенсии. Если бы они были бы чуть побольше — не было бы этих социальных проблем. Но я всегда считал, что Гильдия актеров кино должна заниматься еще и творчеством. В частности, обеспечивать актеров работой. А работой мы могли бы обеспечивать только тогда, когда бы у нас была сложная и мощная система. Раньше, при Советском Союзе, были крупные киностудии, при них были творческие студии, и тогда можно было бы организовать творческие объединения. И сейчас такие объединения могли бы заниматься в том числе и трудоустройством актеров. Писались бы сценарии для актеров — членов Гильдии, заботились бы о том, чтобы в фильмах снимались актеры, на которых, что говорится, «идет зритель». И на производство выделялись бы деньги, и возвращались бы потом, в первую очередь — актерам, и еще больше — на другое, следующее производство.

Пример в этом деле — американцы. Они всё просчитали, всё умеют. С чего начала студия Metro Goldwyn Mayer в Голливуде? Они создавали звезд, на которые обязательно придет зритель.

ИА REGNUM: Насколько мне известно, Американская гильдия киноактеров организована и работает почти как профсоюз. Там существует прогрессивная система членских взносов, Гильдия пристально следит за соблюдением квотирования — чтобы в фильмах, вплоть до массовки, были заняты не менее определенного процента ее членов?

Сергей Никоненко: Да. И если «звезда» отдает большой процент своего гонорара в Гильдию, то это потом всё всем возвращается. Поэтому они никогда не жалеют, что вступили в свою Гильдию.

ИА REGNUM: То есть эта сумма может быть использована для решения проблем других членов Гильдии актеров кино США, для поддержки на случай простоя или, не дай Бог, болезни?

Сергей Никоненко: Несомненно. Мы тоже пытаемся так делать. Еще 15−20 лет назад успешные, востребованные актеры приносили в Гильдию актеров кино России деньги, сами, своими руками, и помогали старшим коллегам, как могли, поскольку актерская профессия «скользкая». Но это была такая, «стихийная помощь».

Я же благодарю Бога, что продержался на плаву 60 лет, был востребован. Подстраховался тем, что заинтересовался режиссурой и занимался режиссурой, снял один сериал и 15 полнометражных фильмов.

ИА REGNUM: Пандемия COVID-19 привнесла изменения во все сферы общественной жизни и экономики, в том числе и в процесс кинопроизводства. При этом Гильдия актеров кино, несмотря на тяжелейшую ситуацию, продолжает помогать членам ГАКР, как и все 33 года с момента ее создания…

Сергей Никоненко: Верно, но дело ведь не только в пандемии. Многие актеры просто в принципе перестали сниматься. А в чем сниматься? Я за 60 лет в профессии сыграл 227 ролей. А то, что сейчас мне предлагают — это такая гадость для меня… Я уже не говорю о том, что предлагаемые произведения часто неталантливы. Мне говорят: «Но ведь надо зарабатывать деньги!» Ответ: «Так создавайте талантливые предложения, и будут деньги!» Пишите, как Островский, пишите, как Вампилов. У вас есть талантливая драматургия? Более-менее талантливых драматургов перетянуло телевидение, они теперь пишут для сериалов. А драматургов для кино не осталось. Это самая большая беда, это корень всех бед. Не будет драматургии — не будет хороших фильмов, не будет хороших режиссеров, не будет выдающихся актерских работ.

Иногда, когда на творческих встречах разговариваешь со зрителями, они спрашивают: «Почему у нас нет таких хороших актерских работ, как были раньше?» Да потому что нет драматургии. Такой вот заколдованный круг.

ИА REGNUM: А что создает предпосылки для качественной кинодраматургии?

Сергей Никоненко: Возьмем, например, прекрасного сценариста Алексея Тимма, у которого более 70 успешных киносценариев, таких как «Менялы», «Дети понедельника», «Фортуна», «Фаталисты», «Next» и другие. Почему бы Министерству культуры не сказать: «Уважаемый Алексей, вот есть артисты — такой-то, такой-то и такая-то. Для них надо написать сценарий. Подумайте, и через неделю принесите заявку». Предположим, через неделю Алексей Тимм приносит заявку, и ему выплачивают гонорар, и он начинает работать. И этот гонорар будет потрачен намного интереснее, чем на какого-то конкретного режиссера.

Я часто вспоминаю о том, как начал создаваться фильм «Ватерлоо». Как продюсер Дино де Лаурентис — а у этого итальянца есть чему поучиться! — опросил своих помощников о том, какая тема сейчас может быть модной, на какую тему можно было бы снять картину? Ему ответили: «Давно не снимали о Наполеоне. В частности, о трагедии, о крахе Наполеона. О его возвращении с Эльбы и о его поражении в 1815 году, ссылке и кончине на острове Святой Елены». Тогда Дино де Лаурентис спросил, кто бы мог сыграть? Ему ответили — сейчас очень в моде Род Стайгер. Тогда начинают договариваться со Стайгером, пишут ему официальное письмо, объявляют гонорар, спрашивают, согласен ли он. Он отвечает, что согласен, и только после этого пишется сценарий. То есть происходит не просто самореализация сценаристов и продюсеров, а реализация «под запрос». Вторая стадия: «А кто может поставить?» Предлагали многим, но многие и отказывались. И вдруг возникла мысль: «А ведь совсем недавно «Оскара» получил советский режиссер Сергей Бондарчук». А тема та же, почти та же война. Ведутся переговоры с Сергеем Бондарчуком, и они удачны — он прочел сценарий и «дал добро». Встал вопрос, где снимать. И очевидно, что дешевле будет снимать в СССР, в Мукачево, в Закарпатье — там большое лето, много света, длинный съемочный день… И это только пример, как следовало бы выстраивать киноиндустрию в России.

Я бы возобновил отдельный кинодепартамент в стране. Он мог бы быть, например, при Министерстве культуры, но как-то автономно. Тем более сейчас помещения бывшего Госкино в Гнездниковском переулке занято именно под Министерство культуры. А ведь всё было, и всё было справедливо. Просто надо возобновить саму систему.

ИА REGNUM: И всё же, чем раньше было легче не только организационно, а и в производственном процессе?

Сергей Никоненко: Раньше я мог принести свою заявку на сценарий, например, Владимиру Меньшову. Он мог мне ответить, мол, это не наша тема. Тогда я взял бы, и пошел к Карену Шахназарову или к другому режиссеру. Ведь совсем еще недавно они руководили творческими объединениями. И я нашел бы режиссера, которому это было бы интересно. И тогда к моей заявке прикрепили бы редактора. Так начинается написание сценария. Если мне самому трудно работать над сценарием — я мог бы легко обратиться к Эдуарду Володарскому, например. А как сейчас действует эта система? Я не знаю. Семь лет назад я снимал уже третий мой фильм по рассказам Василия Шукшина — «Охота жить». До этого были «Елки-Палки» и «А по утру они проснулись». Только начали снимать, и в первый же съемочный день приезжает продюсер, и говорит: «У нас восемь миллионов рублей зависло в банке». Так вот он меня обрадовал. Я: «Так как же снимать? Надо закрывать картину!» А он мне: «Нет, будем снимать, только надо сократить несколько позиций». А через два дня он приехал на новом Audi, и ровно за восемь миллионов. Конечно, картину мы сняли, на такие копейки, что вспомнить страшно. Я сумел рассчитаться со всеми артистами, я сам обращался к людям, которые могли чуть-чуть помочь в этом — с прекрасными артистами — Виктором Бариновым, Ниной Усатовой, Вячеславом Любшиным, Екатериной Ворониной.

Я получил призы за эту картину на шести фестивалях: на Международном благотворительном фестивале «Лучезарный ангел», приз зрительских на международном фестивале «Литература и кино» в Гатчине, «Золотого сарматского льва» на международном фестивале «Восток-Запад» в Оренбурге, получил «Золотой Феникс» с сапфирами на фестивале «Актеры — режиссеры» — для актеров, которые сами снимают кино — в Смоленске, «Малахитовую чашу» на Урале.

Но где моя картина «Охота жить»? В каком кинотеатре ее можно посмотреть? Для меня это гораздо важнее, чем все эти награды. Призы — это очень приятная штука, они неплохо стоят дома и радуют глаз, у меня их вообще больше 30. Но меня как режиссера волнует другое. Вот я снял фильм. Вот он идет в кинотеатре «Художественный». Я иду туда, покупаю билет, кепочку пониже, никто меня не узнает, и я сижу в зрительном зале. Мне важно понять, как же зритель фильм принимает? Угадываю ли я? Потому что когда снимаешь кино, ты должен понять, насколько волнует работа, которую ты сделал, то, чем ты хочешь поделиться… Правильно ли ты нашел литературный материал? Правильно ли ты сделал сценарий, правильно ли снял фильм? Очень хочется услышать, созвучна ли аудитории эта тема, эти проблемы… А этого не происходит. Поэтому сегодня я отказываюсь снимать кино. Или я должен иметь гарантию, что это кино будет в прокате.

Но должен отметить, что десять лет назад, еще до начала моей работы в качестве президента, Гильдия актеров кино России вручила мне самый уважаемый актерами приз — «За выдающийся вклад в профессию». А это значит, что коллеги ценят мой вклад в отечественное кино.

СПРАВКА:

Гильдия актеров советского кино (ГАСК) была зарегистрирована в 1988 году. Первый президент — народный артист России, Лауреат Государственной премии Евгений Жариков (1988−2000 гг.).

В 1991 г. ГАСК перерегистрирована в Межрегиональную общественную организацию «Гильдия актеров кино России».

С 2000 по 2004 гг. Гильдию актеров кино России возглавлял заслуженный артист России, продюсер Сергей Жигунов.

С 2004 по 2005 гг. — заслуженный артист России, режиссер, продюсер, телеведущий Борис Галкин.

Деятельность Гильдии актеров кино России:

· Участие актеров кино в благотворительных мероприятиях Фондов регионального и федерального значения

· Организация и проведение: кинофестивалей творческих и юбилейных вечеров, кинопремьер, творческих встреч, спектаклей с участием актеров кино

· Выдвижение членов Гильдии на присвоение Государственных почетных званий, наград, премий, выдвижение актеров для участия в кинофестивалях

· Индивидуальная работа с актерами в регионах России

· Подбор актеров из числа членов Гильдии для съемок в кинопроектах

· Проведение семинаров, мастер-классов для актеров — членов СК РФ и не членов СК РФ

· Участие в разработке Этической Хартии кинематографистов

· Принятие Меморандума актеров кино России

· Издание энциклопедии «Актеры отечественного кино»

· Взаимодействие с актерским факультетом ВГИК

· Творческие контакты с театрами, художественными вузами, Домом актера, ЦДРИ и др.

· C 1989 года проводится Международный фестиваль актеров кино «Созвездие» в городах России