В Тбилиси завершился культурно просветительский проект «Встречи за круглым столом». Его третьим участником стала филолог, доктор искусствоведения и филологических наук Татьяна Марченко. О своих впечатлениях она рассказала корреспонденту ИА REGNUM.

Татьяна Марченко
Татьяна Марченко
Из личного архива

ИА REGNUM: Татьяна Вячеславовна, совсем недавно Вы вернулись из Грузии. Какие впечатления?

Переполняют. Никак не могу отойти… Поездка в Грузию произвела на меня впечатление встречи с другой планетой, с которой мы как будто разлетались и к которой вдруг снова приблизились. Даже от своих многочисленных поездок в Европу я не помню таких сильных впечатлений, как от этой поездки в Грузию. Я до Грузии и я после Грузии — это два разных человека.

ИА REGNUM: Вы сейчас говорите о городе, о стране, о своем участии в проекте «Творческие встречи», об аудитории?

Сразу обо всем. И о двух городах — Тбилиси и Батуми, и о стране, конечно — когда долго едешь в поезде, все время смотришь в окно и все время ощущаешь людей рядом с тобой — людей на улице, в ресторанах, в гостинице. Так интересно узнать — какие они, люди в Грузии, что там сейчас происходит? Узнать, глядя в лица.

ИА REGNUM: Вы впервые были в Грузии?

Если считать, что раньше только 35 лет назад, то можно сказать, что впервые. Тогда это было «глубокое советское время», 1986 год. Так что можно сказать, что впервые… Но все же 35 лет назад мне и моим подругами, например, очень повезло на экскурсии в Свтицховели услышать грандиозное мужское многоголосие. Я помню, как мы стояли, еще очень молодые, и слушали эти голоса, и это было ошарашивающе прекрасно. И, конечно, я видела слияние Волги и Оки, это очень красиво, но слияние Арагвы и Куры, на которое ты смотришь сверху, из Джвари, да еще через Лермонтова и Пушкина — это невероятно.

ИА REGNUM: Давайте вернемся к аудитории…

Аудитория тоже потрясла. Потому что я не ожидала, что будет такое количество людей. Это был не очень удобный день, своеобразная «черная пятница», пробки на дорогах. А в аудитории — полной аудитории! — были не только люди из Тбилиси. И полная аудитория, подчеркну, что уже давно не собирается в Москве — здесь это стало редкостью. А в Батуми тем более — собралась аудитория преподавателей русского языка и литературы, а ведь в Батумском университете русский язык уже не преподают, и это серьезная ошибка. Он там нужен, он там затребован. И это курорт, международный курорт. И там вообще живут представители очень многих национальностей. И мне было очевидно, что многим из моих слушателей очень хотелось общаться. Я бы даже сказала — «потрогать своими руками» настоящего русского человека, который живет и работает в России. Который такой же, который ничем не отличается от жителей Грузии. И потом, люди же вообще не меняются, только живут отрезано друг от друга. И невероятно хочется преодолеть эту пропасть, разделение… Это очень чувствовалось.

Мы посетили Грузию вместе с мужем, а мы очень разные по темпераменту, иногда очень разные во взглядах на мир. И многие спрашивали меня: «А каковы впечатления мужа?» Удивительно, что они, как говорится, «под копирку» такие же, как и у меня. Он тоже в первый и единственный раз был в Грузии 35 лет назад. А впечатления такие же яркие. И очевидно, что поездка в Грузию была очень эмоциональной, очень сильной.

ИА REGNUM: Как, с Вашей точки зрения, следует развивать научные и культурные связи между Грузией и Россией?

Должна отметить, что для исследователей, для преподавателей необходимость взаимоотношения с Грузией очевидны. Почему, например, мы — Россия и Грузия — сотрудничаем с одним и тем же польским университетом и при этом не сотрудничаем напрямую? Когда понимаешь, что отношения между грузинами и русскими восстанавливают поляки — это нечто совершенно невероятное. А зачем? И так будем любить наших коллег — поляков, но почему мы не можем сотрудничать напрямую?

Проект «Творческие встречи» осуществляет

Международный культурно-просветительский союз «Русский клуб»

при поддержке Фонда «Русский мир».

Информационная поддержка — Sputnik Georgia и ИА «Regnum».

ИА REGNUM: Еще раз, вернемся к Тбилиси… Каковы Ваши впечатления от города?

Два дня мы гуляли по Тбилиси в сопровождении Александра Сватикова, главного редактора журнала «Русский клуб», и великолепного фотоблогера. Он прошел с нами весь город, рассказывая о каждой улице, о каждом балконе. Сейчас у меня такое ощущение, что я и сама теперь могу водить экскурсии по Тбилиси.

И еще Александр ездил вместе с нами во Мцхета, показал нам этот невероятный храмовый комплекс. Когда видишь такое — понимаешь: пора всем прийти в себя, «очухаться» и как-то жить дальше вместе.

Мы были в театре кукол Резо Габриадзе на предпремьерном показе спектакля «Альфред и Виолетта». И, казалось бы, это чисто грузинский театр, но тебе дают наушники и ты прекрасно слышишь этот текст на русском. К тому же этот спектакль сейчас полностью переделан, его события перенесены в 1991 год. Сначала я немного скучала и думала, насколько это все-таки не моя эстетика. Но потом ты втягиваешься и понимаешь, насколько сильным был этот перенос в новейшую историю. Ты видишь, как важны эти отсылки к тому, что не стало страны, которая была когда-то нашей общей.

ИА REGNUM: О чем была Ваша лекция в Тбилиси, Татьяна Вячеславовна?

Когда мы задумывали нашу поездку — я так понимала, что я в проекте «Разговоры за круглым столом» буду единственной, кто представляет «научный мир»… Но, поскольку я филолог, все это важно — литература, культура… Так вот, с моей аудиторией мы говорили, конечно, о Достоевском. При этом надо помнить, что я не специалист в чистом виде по Фёдору Достоевскому. Мне необходимо было повернуть тему моей лекции к писателям русского зарубежья. С прошлого года я с интересом занимаюсь темой, которая очень разрастается, — темой творчества Ивана Бунина. Конечно, Достоевский и Бунин — писатели, кажущиеся невероятно разными. И Бунин все время открещивался от Достоевского. И недавно мои коллеги, достоевсковеды, согласились со мной в том, что, когда идет такое сильное отторжение, утверждения, что Достоевский — иногда даже не писатель… Но когда идет такое яркое отторжение, то любому писателю надо «отвести глаза», чтобы никто не заметил, как ты «вырастаешь» из этого самого Достоевского. Но здесь мы имеем все же две темы. С одной стороны — Достоевский, а с другой — «достоевщина», жизнь, которая очень хорошо отражается им в его произведениях. Так бывает у Достоевского, конечно, а в особенности — у Бунина с его яркой, буйной личной жизнью. В Тбилиси аудитория была очень подготовленная, читали Достоевского, «Братьев Карамазовых», знакомы с «Бесами», рассказывали, что преподают литературу русского зарубежья. На этих встречах были даже студенты. Это невероятно, но они там были.

То есть мы понимаем, что все это необходимо — обмен лекциями, совместные семинары, совместная работа… Они вызрели, как та хурма, которая висит сейчас на деревьях в Грузии.

ИА REGNUM: Расскажите о Ваших впечатлениях от Батуми, пожалуйста.

Не посмотреть на Батуми — было бы преступлением против самих себя. Он такой огромный! И это субтропики! И никого нет! И он так волшебно ложится вокруг тебя, и ты понимаешь, что здесь уже наступила зима и вся она будет такой. И даже те фотографии, которые я снимала, навели меня на мысль: «Вот всё, что тебе нужно знать о зиме в субтропиках…» Эти удивительные краски, капли повисшего дождя и грохот моря — был невероятный шторм… И ты все время слышишь этот гул моря, слышишь, как о берег бьются эти огромные волны… Условный «Новый город» выстроен прекрасно, это Лас-Вегас на берегу Чёрного моря. В старом городе отремонтировано всё, что было достойно реставрации. И это роскошная эклектика, невероятно привлекательная, практически европейская. И тебе хочется все это посмотреть, снять, гулять там — чистое наслаждение, чистый восторг.

Очень широкий, красивейший пляж — и днем, и вечером это «выпадение в сказку», оно невероятно привлекательно. Меня разорвали на работе с вопросами о моих впечатлениях. Оказалось, что все давно хотят в Грузию, все спрашивали, как там и что. Конечно, очевидно, что, когда будут прямые рейсы — а, насколько я знаю, работы в этом направлении ведутся, — весь туристический поток, который сейчас летит в Сочи, перенаправится в Батуми и вообще на грузинское побережье Чёрного моря. У меня осталось более тысячи фотографий, но никакие фотографии не способны передать реального впечатления от Батуми. Когда приезжаешь на вокзал и видишь вдали этот мыс — это вроде бы обычный приморский город. Но когда дальше ты въезжаешь уже в сам Батуми, ты понимаешь, что сейчас ты в это все вцепишься и не отпустишь. И он тебя тоже никогда не отпустит.

ИА REGNUM: В Грузии в каждом регионе, в каждом городе сохранились старинные храмы разных конфессий, памятники архитектуры. Мне кажется, это очень формирует сознание грузинской молодежи и очень впечатляет гостей страны…

Грузия вообще удивительная страна в части сохранения своей истории. Александр Сватиков отвез нас во Мцхета и ежевичник, где была молельня Святой Нино. И пусть этот ежевичник уже пятьсот раз переродился, но аура этого места сохранилась. Или когда нам показывают храм во Мцхета и через несколько часов — крест Святой Нино, который сохранен в Сионском соборе, и это тот самый, настоящий крест, который она сделала из виноградной лозы и пряди собственных волос.

«Русский клуб» подарил нам свои брошюры из серии «Русские в Грузии», они очень содержательны и интересны. И когда читаешь о том, как грузинская интеллигенция обращалась ко Льву Толстому, говоря о том, что только он, как великий писатель, может понять, как трудно живется маленькому страдающему народу, так и хочется спросить: Господи, с чего же он страдал? Но потом понимаешь, что имеются в виду не в чистом виде страдания, а это ощущение народа, который очень хорошо понимает свою историю. И когда народ представляет тебе свои реликвии, свои святыни, сохраненные на том же месте, на той же земле, ты понимаешь, что это и есть история. И ты понимаешь, что грузинский народ — ничем не хуже, не ниже, чем российский, раньше принявший христианство, и когда он живет рядом с таким громадным народом, как русский, нуждается не в помощи, а именно в самостоянии. И тогда начинаешь лучше понимать многие события нашей совместной истории.

Иногда во время поездки меня посещало ощущение, которое прекрасно выражено словами классика: «печаль моя светла». Да, печально, что сейчас мы врозь. Но надежда на «не врозь» уже тоже есть. Это будет другое «не врозь», конечно, к власти пришли другие люди и силы, но и те силы, и те люди, которые хотят не потерять Россию в Грузии, тоже есть, и они тоже очень важны.

Читайте также: «Что продлевает жизнь? Театр, город, горы». Интервью о Грузии; Грузия. «Что еще нужно для счастья?»