На телеканале «Россия 24» вышел пятидесятиминутный документальный фильм журналистки Ольги Курлаевой «Приказано выжечь». Он посвящен последним событиям в Донбассе, связанным с непрекращающейся восьмой год войной, которую развязала Украина против дончан и луганчан.

Фильм Ольги Кулаевой «Приказано выжечь»
Фильм Ольги Кулаевой «Приказано выжечь»

ВИДЕО ФИЛЬМА ЗДЕСЬ

Картину тематически можно разделить на четыре части.

Первая рассказывает о работе на территории ЛНР судмедэкспертов, которые извлекают останки жителей ДНР и ЛНР в местах массовых захоронений военного 2014 года.

Вторая — о сегодняшних протестах дончан, которые разбили палатки рядом с миссией ОБСЕ, обосновавшейся в донецкой гостинице Park Inn. Люди протестуют против бездействия ее представителей в связи с похищением украинцами на линии соприкосновения луганского офицера Андрея Косюка. Он работал в миссии ОБСЕ.

Третья — о перманентной гуманитарной катастрофе в ДНР, связанной с постоянными обстрелами украинскими военными электроподстанций. Из-за этого света и тепла лишаются мирные жители, живущие на линии соприкосновения. Страдают и детские учреждения, детишкам приходится время от времени прятаться от украинских снарядов в подвалах.

Четвертая часть — разговор журналистки с двумя украинскими пленными, которые осуждены в ДНР и отбывают наказание в Макеевском исправительном учреждении.

Первая часть самая страшная. Ее очень тяжело смотреть. Камера показывает раскопанные людьми в белой спецодежде могильники. В них кости и черепа со следами насильственной смерти. Это останки убитых украинскими военными мирных луганчан.

По словам замминистра иностранных дел ЛНР Анны Сороки, на территории республики найдено 10 подобных мест массовых захоронений на отрезке в 300 км. В самом большом из них более 80 останков. В основном они находятся в местах сильных боев. В частности, под Первомайском и под Краснодоном.

Мы видим, как судмедэксперты извлекают кости и черепа из земли, отбирают образцы ДНК, пакуют останки в специальные пластиковые пакеты и с почестями их хоронят. На могилах ставят кресты и устанавливают в местах захоронения памятные знаки, таблички на которых объясняют, как чудовищно погибли эти люди. Много безымянных могил. Работы по извлечению останков ведутся уже 7 лет. Как рассказывают в фильме очевидцы, зачастую массовые захоронения обнаруживают благодаря стаям собак, которые, чуя мертвечину, приходят на то или иное место.

По фактам обнаружения могильников заводят уголовные дела, опрашиваются возможные свидетели, проводятся необходимые следственные действия. Сергей Белов, секретарь межведомственной рабочей группы по розыску захоронений жертв украинской агрессии, говорит, что в ООН, куда отсылали эти страшные материалы, закрывают на все эти преступления глаза. По его словам, для тех, кто раскапывает все эти могилы, самое страшное — найти там мертвых детей. Такое страшно и трудно психологически вынести. Слава Богу, говорит Сергей, пока еще не находили.

В рассказах судмедэкспертов часто звучат зловещие слова «Айдар» и «айдаровцы». Это печально знаменитый украинский добровольческий карательный батальон, бойцы которого и убивали мирных луганчан.

Интересен рассказ женщины-судмедэксперта Светланы Коноплевой, как она везла два гроба с погибшими луганчанами. Женщина была задержана айдаровцами, так как ее имя значилось на сайте «Миротворец» за участие в захвате Луганской ОГА. Каратели приговорили ее к смерти. Приставили к голове пистолет и выстрелили… Раздался глухой щелчок — в обойме не было патронов… Это так айдаровцы шутили…

Светлану некоторое время спустя обменяли на пленного украинского солдата. С тех пор она и работает судмедэкспертом.

Ольга Кобцева, депутат Народного совета ЛНР и луганский омбудсмен, рядом с памятником погибшим детям, плача, рассказывает историю, как 19-летний парень во время минометного обстрела накрыл своим телом маленького ребенка. Сам погиб, а малыш остался жив.

Во второй части Ольга Курлаева беседует с главой ДНР Денисом Пушилиным о деятельности миссии ОБСЕ в Донбассе, который не скрывает своего разочарования работой этой организации в республике:

«ОБСЕ в предыдущие периоды занимала более активную позицию в фиксации преступлений и нарушений на линии соприкосновения и на минской площадке. Сейчас мы видим шаги назад. Нет активной позиции. Нет четкой фиксации режима нарушения огня, что подталкивает и развязывает руки Украине».

Как бы в подтверждение этих слов следуют кадры недавнего обстрела Куйбышевского района Донецка, в частности завода металлоконструкций, от которого почти ничего не осталось.

Глава ДНР продолжает:

«На линии соприкосновения не было тихо никогда. Был подписан документ «Некоторые меры по прекращению огня». Месяц или чуть больше было тихо, опять же относительно (использовалось только стрелковое оружие). Сегодня ночью опять стреляли, но, слава Богу, нет ни погибших, ни раненых, но тем не менее мины и снаряды к нам прилетают».

И добавляет:

«Техники (у украинцев — прим.), запрещенной Минскими соглашениями, на линии соприкосновения очень много. Разведка говорит: Украина в любой момент может повести себя нелогично даже во вред себе (намек на военные действия — прим.). Такое уже бывало, поэтому нашим подразделениям надо быть готовыми ко всему».

Рассказывает Пушилин и о неоднократных намерениях украинских властей лишить жителей ДНР воды. Она поставляется в Донецк и другие города по водному каналу из Северского Донца. Перекрыть канал Киев не может, так как тогда воды лишится и Мариуполь, который находится под контролем украинских военных.

Попытки украинцев построить обводной канал, иронично замечает Пушилин, все время завершаются ничем, так как выделяемые из бюджета деньги разворовываются.

Очень тяжело смотреть кадры из Ясиноватского интерната. Его маленькие обитатели знают, что если звучат подряд четыре звонка, то это сигнал не на урок или на перемену, а сигнал о начале артиллерийского обстрела. Поэтому надо срочно бежать с воспитательницами и учителями в подвал.

Примечательны эпизоды разговоров журналистки с двумя украинскими пленными: полтавчанином Станиславом Панченко и ровенчанином Андреем Кочеринским. Оба говорят на сельском суржике. Чувствуется, что у товарищей невысокий интеллект.

Первый вел себя во время съемок очень нагло и вызывающе. Россию постоянно называл оккупантом. Так себя обычно ведут, когда ничего не боятся. Панченко знает, что его никто не будет бить или истязать в плену. Очень комично рассказывает, что попал в плен по пьянке. Пошел в магазин за очередной бутылкой. Спьяну перепутал позиции и вышел к окопам Народной милиции ДНР. В итоге плен. Надеется на обмен пленными, но бедолага не в курсе, что это будет нескоро: Киев заблокировал процесс обмена.

Ему дали 17 лет. Сидит. Камера показывает, как он играет на открытом воздухе в шахматы.

Второй, Андрей Кочеринский, рассказывает, что в плену не работает, так как здоровье не позволяет. Зато оно в свое время позволило ему записаться добровольцем в ВСУ, пройти обучение у иностранных инструкторов. В месяц он получал 7 тысяч гривен. Плюс премия за «боевые заслуги» в 10 тысяч гривен…

В общем, фильм Ольги Кулаевой достаточно информативный и показательный. Он стоит того, чтобы потратить на него свое время.

Александр Шален

Читайте развитие сюжета: Глава ЛНР заявил об усилении украинских обстрелов. «ОБСЕ, вы где?»