Молодёжная общественная организация «МЫ» стала победителем первого грантового конкурса Президентского фонда культурных инициатив. Общественники получили 2,7 млн рублей на реализацию проекта, посвященного поиску «кода идентичности» Костромы. Корреспондент ИА REGNUM встретился с руководителем общественников Ильёй Конжиным и выяснил, почему городу важно сформулировать свой образ и как отсутствие осмысленных ответов на простые вопросы про отличия и пристрастия костромичей влияет на развитие туризма и благоустройство.

Пожарная каланча в Костроме
Пожарная каланча в Костроме
Наталья Диева © ИА REGNUM

Что следует понимать под словами «код идентичности» города?

Илья Конжин: Это то, как горожане воспринимают место с точки зрения смыслов — почему здесь поселились наши предки, почему мы здесь живём, почему не уехали, что здесь для нас важно и ценно? Из этого можно получить ответ на вопрос — кто такие костромичи, чем они отличаются от соседей? В процессе исследования мы выделим значимые для горожан события, рукотворные объекты, имена личностей. В том числе поговорим и про второй план. Уверен, в ТОП значимых зданий войдёт пожарная каланча, Ипатьевский монастырь, торговые ряды. А вот что они перечислят дальше — непонятно и очень интересно. То же самое и с личностями — костромичи назовут драматурга Александра Николаевича Островского, но скажут ли о Романовых? А о Снегурочке? Или для них она не личность, а образ? Видят ли они достойных внимания личностей в настоящем, а не только в прошлом? Что значимее — событие обретения Феодоровской иконы Божией Матери, или международный фестиваль фейерверков? На все эти вопросы мы и постараемся ответить. Это важно как ориентир для дальнейшего движения, работы с восприятием.

Предпринимались ли ранее попытки объединить исторические события, рукотворные памятники и имена известных людей города в единое целое и что из этого вышло?

Читайте также: В Костроме протестуют: Сусанин не должен опять встать на колени перед царем

Илья Конжин: С исследовательской работой у нас сложно все… Просматривались отдельные вещи, но чтобы в комплексе — нет. Эту непроговоренность можно заметить по тому, насколько часто в Костроме возникают конфликтные истории. Например, недавно обсуждалась тема возвращения на главную площадь областного центра памятника царю Михаилу Романову и крестьянину Ивану Сусанину. Об этом уже говорили в 1990-е годы. На волне возвращения к истокам идею приняли хорошо, но вопрос не был решён из-за нехватки денег. В 2020 году предложение вызвало очень много споров и конфликтов. По разные стороны баррикад разошлись доктора наук, ученые, историки. Такое чувство, что они не смогли договориться в тиши кабинетов или на кафедре. При этом чиновники искренне удивлялись — что же не устроило людей сейчас, если они были готовы видеть памятник в центре города в 1990-е? Но прошло уже 30 лет! Мировоззрение изменилось, а к решению задачи пытаются подступиться с позиции старых представлений и идей. Другими словами, у власти нет среза понимания, среза общественного мнения, ощущения.

Грубо говоря, власть не чувствует народ?

Илья Конжин: У них есть своя версия того, как человек должен думать с их точки зрения, но зачастую она далека от реальности. Это происходит на разных уровнях взаимодействия — в том числе в бизнесе, некоммерческих организациях. Приведу пример. Для костромичей крайне важна тема озеленения. Они остро реагируют, когда рубку деревьев проводят, не посоветовавшись с ними. При этом умом они понимают, что санитарная рубка необходима, иногда нужно что-то менять. Работая с этой темой абсолютно неделикатно, власть вторгается в эмоционально-ценностные сферы и получает на выходе конфликт. У людей создаётся ощущение, что их не уважают и не ценят, их мнение не берут в расчёт. Власти надо знать эти чувствительные точки и работать с ними гораздо мягче. При этом есть ряд вопросов, которые наименее значимы для горожан и которые можно решать, не информируя их.

А что вы скажете про попытку Артемия Лебедева создать логотип Костромы?

Читайте также: Взгляд москвича на Кострому — новый логотип города от Артемия Лебедева

Илья Конжин: Это не первая попытка брэндинга территории, но она имеет право на существование. Насколько он отражает Кострому — спорный вопрос. Однако то, что инициаторами его создания выступили костромские бизнесмены и этот логотип можно использовать — хорошо.

Можно ли сказать, что на сегодняшний момент образ Костромы не сформулирован? Как это влияет на позиционирование города, конфликты в обществе, развитие туризма, благоустройство?

Илья Конжин: Образ есть, но для каждого он свой. Нет обобщенного представления. Любопытная деталь: первый теплоход на главной городской набережной у нас встречает аниматор в халате, изображающий Островского, Снегурочка и танцующая корова. Для меня это трэш. Я не знаю, что должны туристы подумать о городе, где они видят такое. Про что он?

Что касается благоустройства пространств — отсутствие целостного представления лишает парки и скверы смысла. Очень часто при решении утилитарных задач забывают об истории. А иногда — перегибают палку. Поясню: при благоустройстве парка Берендеевка были споры. Общественники говорили — положить везде асфальт и поставить скамейки конечно здорово, но давайте подумаем про идею. Власти ответили: у парка не должно быть идеи, нужно чтобы там было просто приятно находиться. Не спорю, такие места нужны. Но зачем лишать истории то, что её уже имеет? Какое через энное количество лет у выросших костромичей будет объяснение названию парка? Потому что так называются ресторан и гостиница? Скорей всего, так как иных зацепок у них не будет. И они не смогут понять, почему для их бабушек и дедушек он был знаковым. На самом деле, чтобы «зашить» смыслы не нужно дополнительных денег, нужно просто подумать головой.

Сказочный городок «Берендеевка», построенный в Костроме для съёмок фильма «Снегурочка»
Сказочный городок «Берендеевка», построенный в Костроме для съёмок фильма «Снегурочка»
Серия открыток «Кострома» издательства «Правда», Москва, 1972 г. Фото А. Груздева и В. Дружкова

Читайте также: Костромичам показали концепцию благоустройства набережной Волги

А теперь про перегибы. Сейчас разрабатывается проект благоустройства набережной. Проектировщик предлагает вернуться к истории пространства 18−19 веков, хотя основная часть современной набережной была построена в 1950-х годах. Почему мы должны «закапываться» в невообразимую даль, для чего? 1950-е годы — это тоже история, и она тоже важна для людей. Разве она менее ценна? Либо нужно обосновать, почему 19 век приоритетнее, либо сказать честно: мы сделаем так, как нам нравится. Иначе знаковое пространство рискует стать непонятным для костромичей и туристов.

Если мы себя спозиционируем, то сможем зарабатывать на туризме?

Илья Конжин: Хуже точно не будет. Костроме и области важно найти своё лицо. Пока движения в этом направлении очень мало. Город золотого кольца — это уже не ниша. Раньше с этим можно было работать, но теперь надо двигаться дальше. Золотое кольцо развивается, туда добавляют новых участников. Соответственно, процент туристов будет дробиться. Наши ближайшие соседи — Ярославль и Иваново пытаются найти позиционирование. Иваново представляет себя как столица конструктивизма, промышленного туризма. Ярославцы развивают областной потенциал — создают связки между городами, чтобы туристы посещали не только столицу, но и периферийные города.

Ипатьевский монастырь в Костроме
Ипатьевский монастырь в Костроме
Наталья Диева © ИА REGNUM

Понятно, что у Костромской области своеобразная география, но искать себя нужно. Это поможет выделяться и зарабатывать. Я не уверен, что здесь сработает механика выделения нескольких брендов, как делается сейчас. Можно мыслить сквозными вещами и пересечениями, увязывая одно с другим. Снегурочку с Островским, природными местами, экологией, тему Леля — с коллективом нерехтских рожечников. У нас есть хорошие локальные активности — фестиваль фейерверков, ресторанная тема с привязкой к Островскому. Но они существуют сами по себе, не на генеральных линиях развития, диктуемых властями. И мало помогают друг-другу. Понимание лица позволило бы создать общую траекторию движения, и от этого всем было бы лучше.

Какие символы Костромы на данный момент можно назвать главными, ведь у нас много брендов — мы и «ювелирная столица России», и «Родина Снегурочки», и «сырная столица» и «колыбель династии Романовых» и т.п. Конфликтуют ли они между собой?

Илья Конжин: Могу говорить только за себя. Для меня это Волга, галерея торговых рядов, храмы, категория детских молодёжных движений, деревянные узоры и наличники — резное кружево.

Наличники
Наличники
Наталья Диева

Каким образом и с помощью каких инструментов будет вестись поиск «кода идентичности»? В какие сроки получится его сформулировать?

Илья Конжин: Исследовательская часть будет идти где-то до апреля 2022 года. Это будут опросы, интервью, фокус-группы, встречи. Потом все это будет сведено в общую аналитическую записку с выкладками и иллюстрациями. Естественно, все появится в свободном доступе.

На основе этого будет строиться «продуктовый» блок работы из трёх частей. Нам важно выразить знаковые объекты, личностей и символы в понятном для всех виде. Не в словах, а в художественных образах. Мы попросим фотографов, художников и других творческих людей все это оформить и сделаем выставку ко Дню города. Также создадим серию роликов, где будем рассказывать об известных всем объектах с неожиданных ракурсов, с комментариями историков и культурологов. И третий блок — попробуем разработать элементы городской айдентики, которые можно взять за образец для разработки стендов, туристических указателей и тому подобное.

Ярмарка в Костроме
Ярмарка в Костроме
© Наталья Диева

Согласны ли вы с тем, что историческое наследие города сейчас не играет ему на руку? Для молодого поколения Кострома воспринимается больше как город прошлого, чем будущего.

Илья Конжин: Все зависит от точки восприятия. Люди, которые приезжают в Кострому на фестиваль современного танца «Диверсия» думают, что у нас суперсовременный город. Так же думают посетители лесного терема в Асташево. Как я уже говорил, у нас есть точки роста, локальные активности — но они не являются трендом. Официальные версии развития города больше погружены в прошлое и отчасти поэтому являются нерабочими.

Читайте также: В Костроме в парке Победы открыт новый воинский мемориал

Большие вопросы вызывает работа с историей. Пять лет назад меня пригласили подумать над концепцией парка Победы. Я предлагал убрать всего одну букву, чтобы он назывался парком побед. Вроде бы мелочь, но тогда мы могли бы говорить не только про Великую Отечественную войну, но и про успехи в космосе, спорте. А нам говорят — вот мемориальное место, вы должны почтительно замереть и погрузиться именно в это воспоминание. Нет, так не работает. Молодёжь не воспринимает замершие формы. Их нужно максимально включать в процесс, создавать связки с настоящим, их личной историей.

Но я расстраиваюсь даже не из-за этого. В перечне озелененных территорий Костромы есть сквер имени Виталия Шабанова (уроженец Костромской губернии, заместитель министра обороны СССР по вооружению, участник Великой Отечественной войны, генерал, Герой Социалистического Труда — ИА REGNUM). Если прийти по указанному адресу, то вы увидите обычный небольшой сквер, без признаков благоустройства, ничем не отличающийся от территорий около других домов, не имеющих почетных наименований. И местные жители про него знать не знают. Каково Виталию Шабанову? Его земляки формально что-то ему назвали и даже табличку в этом месте не удосужились приколотить. Нельзя так ни с живыми, ни с мёртвыми! Нельзя так обращаться с памятью! Надо делать по-другому. Можно назвать его именем конкурс авиамоделистов, тогда хотя бы раз в год небольшая группа людей будет его вспоминать, а потом — смотреть на дипломы с его изображением. Пользы от этого будет больше.

Не боитесь ли вы, что результаты работы в рамках гранта могут лечь в стол? Вы даёте понимание, в каком направлении может двигаться город, но это может не найти отклика у властей.

Илья Конжин: Так обычно и происходит. Уверен, глава администрации Костромы Алексей Смирнов даже открывать этот текст не будет. Но бояться тут не нужно. Этот продукт будет гласным и в любом случае кому-то пригодится — не власти, так бизнесу, не бизнесу, так общественникам. Не им, так самим костромичам. Интересующихся историей и смыслами людей среди нас не так много, но они есть. На этом и держимся.

Читайте развитие сюжета: В Костромской области заметно подорожали санаторные и туристические услуги