В пресс-центре REGNUM прошёл круглый стол «Археология Москвы — особенности и важность реформирования». В круглом столе приняли участие историки, археологи, общественные деятели и депутаты.

Круглый стол «Археология Москвы — особенности и важность реформирования»
Круглый стол «Археология Москвы — особенности и важность реформирования»
Василий Иванов © ИА REGNUM

Мнение о ситуации в археологии Москвы известный археолог, один из создателей первой в стране муниципальной археологической службы в Москве Игорь Кондратьев выразил так: «Дело дошло до того, что археологические разведки не находят вообще ничего, несмотря на то, что они проходили на самых важных археологических местах».

Депутат Мосгордумы Сергей Митрохин напомнил, что он разработал законопроект о возвращении Москве статуса исторического поселения в границах Камер-Коллежского вала, который Валерий Рашкин внёс на рассмотрение в Госдуму, но этот законопроект «теперь пылится».

«Лишение Москвы статуса исторического поселения только усилило поток археологического разграбления. Сейчас я разработал и буду вносить поправку о лишении Департамента культурного наследия монополии на определение статуса охраняемого объекта. Чтобы этот вопрос решал законодательный орган, а исполнительный орган вносил предложения в законодательный орган. Где малейший шанс на то, что предложения будут приняты? Ни малейшего шанса, я уверен, что все это будет заблокировано, я все равно буду вносить, просто чтобы поддерживать дискуссию по данному вопросу», — заявил Сергей Митрохин.

По мнению историка Натальи Самовер, в Москве существует негласная политика, направленная на то, чтобы не увеличивать количество объектов культурного наследия.

«Архитектура падает здесь жертвой, так же как и архитектура и любые виды наследия, которые своим существованием могут воспрепятствовать коммерческой деятельности, освоению земель на территории Москвы», — заявила она.

Слабость действующего законодательства в области ответственности за уничтожение археологических артефактов в ходе строительства подчеркнул координатор движения Архнадзор Георгий Саатчян: «Есть проблема повсеместного несоблюдения норм и правил в отношении выявленных памятников при благоустройстве территории. Подрядчику легче заплатить штрафы, чем останавливать работы».

Архитектор Александра Андреева считает, что нужно вводить новую форму охраны земель историко-культурного назначения. «Это должна быть новая структура, а не структура якобы новая, собранная из старых функционеров, что сейчас и хочет сделать министерство».

Одним из поводов для проведения круглого стола стали недавно опубликованные в СМИ фотографии разрушенного в ходе очередной застройки и выброшенного на свалку фундамента бывшей церкви Похвалы Пресвятой Богородицы.

Председатель ТСЖ «Дома на Ленивке», соседнего со стройкой, Андрей Мартиросов рассказал про многолетнюю историю борьбы со стройкой: «С 2006 года, 15 лет я борюсь с этим злом, которое несовместимо с центром Москвы и тем более с главным храмом России. Я написал 8 писем Путину, каждый раз я просил его вмешаться в этот вопрос, но от него всё время письма спускались Собянину. У меня огромная папка ответов и отписок от Собянина и его чиновников о том, что это строительство законное, о том, что у застройщика есть все разрешения. Но я никогда не спрашивал есть ли разрешения, я спрашивал, кто их дал?! Ведь это место является зоной регенерации, где невозможно новое строительство, то есть можно лишь восполнять утраченное, а именно церковь Похвалы Пресвятой Богородицы 1475 года постройки, она была гораздо старше храма Христа Спасителя. Когда строился этот злосчастный богонеугодный отель, самосвалами вывозили всё, что было в фундаменте, — и кирпич бывшей церкви, останки других бывших старинных строений, и никто даже не смотрел, что там вывозят. А ведь там было множество археологических ценностей».

«Вся система, происходящая у храма Христа Спасителя, — отметил Игорь Кондратьев, — корнями уходит в недостаточные усилия общества на самых ранних стадиях. Ещё тогда, когда только задумывалась эта постройка на Пречистенской набережной, 43, когда только начинались просчеты. Спорить с закройщиком на стадии работ экскаватора бессмысленно и бесполезно. Если бы мы захотели, никакой бы стройки на участке церкви не было. Мы просто этого недостаточно захотели. Можно только восхититься теми силами, которые вы вложили в это, а мы себе должны поставить двойку, потому что вовремя не оказали нужную помощь».

Но с ним не до конца согласился Сергей Митрохин: «Скандальность стройки настолько велика, что сохраняется шанс ещё что-то сделать. Надо ещё раз как-то обратиться к упомянутым Путину и Собянину, это два человека, от которых зависит решение. Но как обратиться? Мы уже пытались, когда был флешмоб по общению с президентом, мы записали ролик, жители стояли с плакатом, я тоже обратился к президенту, но никакой реакции вообще нет. В папочку, наверное, куда-то положили».

Слушатели на круглом столе также подискутировали о будущем построенного здания, некоторые, как и блогер Глеб Пьяных, предложили в качестве исторической справедливости как минимум разместить в нем Музей индустриального развития России, однако не все были солидарны с этим предложением. «У нас лишить собственности гражданина Российской Федерации можно только по решению суда, — заявил Игорь Кондратьев, — просто так этого сделать нельзя. Будет решение суда — можно сделать всё что угодно. Я думаю, что никакой суд не отберет это у гражданина, если она не построена с нарушением закона».

Наталья Самовер привела пример из практики: «Когда зашла речь, чтобы выкупить расстрельный дом на Никольской у собственника, нам сказали в мэрии что денежек нет, и теперь там бутик».

Георгий Саатчян: «Хочу отметить, что кроме прямого выкупа у мэрии есть другой инструмент — мэрия может обменять недвижимость и земельный участок, один на другой, заключив соответствующее соглашение с собственником. Такие возможности у мэрии есть. Обменять собственность на собственность всегда возможно по взаимному договору».

Кондратьев: «Ну вы понимаете, что тем самым вы поощряете бандитизм. Т. е. я вопреки всем законам строю в центре Москвы некую точку. А потом продаю её городу в 10 раз дороже. Я считаю, что такие вещи необходимо сносить. Нужно сносить и восстанавливать там церковь».