Деревня Азаполье на реке Мезени вошла в историю самосожжением ее жителей в 1724 году. Деревня была старообрядческая, по губернии рыскали соглядатаи и воинские команды. 29 декабря 1724 года такая команда пришла в Азаполье, вести следствие сопровождавшееся арестами и дознаниями с пристрастием. Зима на дворе, все сидели полными семьями в избах, на беду в деревне оказался и старообрядческий «учитель». «Учитель» внушал людям выход из страшного тупика через огненное вознесение.

Азаполье на левом берегу Мезени, дорога — на правом, и старт переправе в знаменитую мрачной славой деревню дается в Мелогоре
Азаполье на левом берегу Мезени, дорога — на правом, и старт переправе в знаменитую мрачной славой деревню дается в Мелогоре
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
По пути, особенно на закатном солнце, можно полюбоваться обрывистым берегом-щельей Мелогоры
Единственная переправа в Азаполье — моторка
По пути, особенно на закатном солнце, можно полюбоваться обрывистым берегом-щельей Мелогоры
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Единственная переправа в Азаполье — моторка
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Мрачное настроение после закатной Мелогоры создает высокий черный берег Азаполья
Мрачное настроение после закатной Мелогоры создает высокий черный берег Азаполья
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

По одним сведениям, 109 жителей Азаполья заперлись в избе Прокопия Михеева, по сообщениям нынешних жителей деревни — в амбаре. Все самосожжения происходили по одному, страшному сценарию. Вряд ли в Азаполье было по-другому. Солдат обгоняла молва, к их приходу в избу стащили солому и смолу, приготовили факелы и огниво. Когда солдаты вошли в деревню изба была крепко заперта, изнутри слышалось пение. Иеромонах, пришедший с солдатской командой, пытался увещевать запершихся, но слова ни к чему не привели, пытающихся выйти из избы свои же не выпускали, вдруг появилось пламя. «Учитель» в сутолоке пожара выбрался из избы и ушел в сторону леса. Солдаты пытались гасить пламя, рубили топорами двери и ставни на окнах, но огонь разгорелся и пожрал дом и кто был внутри за считанные минуты.

На самом берегу начинаются старинные амбары, бани, кресты добавляющие настроения
На самом берегу начинаются старинные амбары, бани, кресты добавляющие настроения
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Амбаров на берегу десятки, видно, жители тесно связаны с рыбалкой и речными делами
Зато центральная улица вечером светлая и прямая до края села
Амбаров на берегу десятки, видно, жители тесно связаны с рыбалкой и речными делами
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Зато центральная улица вечером светлая и прямая до края села
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
По ней разгуливают братья наши меньшие
По ней разгуливают братья наши меньшие
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Мрачная слава Азаполья не помешала ему веками считаться зажиточным селом, чему способствовали строгие нравы старообрядцев. При советской власти здешний колхоз считался крепким, половина ушедших на фронт жителей села пали, защищая Родину в Великой Отечественной. В их память на центральной улице стоит не обычный памятник, а скульптуры солдата и женщины. В Азаполье почему-то не сделали обычного на Мезени общего мемориала — с именами погибших чуть не с Бородинского сражения до репрессий 1937 года. Только погибшие в Великой Отечественной. Где-то в середине села деревянный поклонный крест и надпись на валуне, что установлен он с помощью старообрядцев в 2011 году в память о сгоревших почти триста лет назад людях.

Мемориал павшим в Великой Отечественной редкий для этих мест — здесь установлены скульптуры солдата и женщины
Мемориал павшим в Великой Отечественной редкий для этих мест — здесь установлены скульптуры солдата и женщины
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Таблички на домах сообщают, что, например, «здесь жил создатель комсомольской ячейки деревни Азаполье»
Таблички на домах сообщают, что, например, «здесь жил создатель комсомольской ячейки деревни Азаполье»
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
В середине села — памятный крест, оградка и валун с надписью в память о старообрядцах, сжегших себя заживо в декабре 1724 года
На месте креста стояла изба Прокопия Михеева, в которой заперлись от солдат и сгорели старообрядцы
В середине села — памятный крест, оградка и валун с надписью в память о старообрядцах, сжегших себя заживо в декабре 1724 года
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
На месте креста стояла изба Прокопия Михеева, в которой заперлись от солдат и сгорели старообрядцы
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Недалеко православная часовня, она заперта, по словам местных, священник служит в ней очень редко
Недалеко православная часовня, она заперта, по словам местных, священник служит в ней очень редко
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
На берегу в верхнем конце деревни еще один памятный крест
На берегу в верхнем конце деревни еще один памятный крест
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Много сил и средств потрачено на колодец в центре села
В Азаполье единственный виденный мной на Мезени пункт раздачи навоза
Много сил и средств потрачено на колодец в центре села
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
В Азаполье единственный виденный мной на Мезени пункт раздачи навоза
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Рядом с крестом — качели, здесь на забывают и развлечения
Рядом с крестом — качели, здесь на забывают и развлечения
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Дома в Азаполье одноэтажные, средних размеров, без «архитектурных излишеств»,
Дома в Азаполье одноэтажные, средних размеров, без «архитектурных излишеств»,
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

В Азаполье много интересного — амбарный городок за околицей, несколько памятных крестов в разных концах села, единственный в мезенских деревнях пункт раздачи навоза, музей в одном из домов на окраине, где живет старая его хозяйка, таблички на домах о комсомольцах и героях войны, живших когда-то в них, и много чего еще… Но везде, куда бы ни вели ноги, в лучах закатного солнца и черных тенях изб, крестов и амбаров, в черных тенях уходящего обрывистого берега Азаполья казалось таилась сажа от сгоревших людей и ужас их последних минут земной жизни…

Пожарный колокол свернут из листа железа
Пожарный колокол свернут из листа железа
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Народный музей в Азаполье в дальнем конце села, его хозяйка весьма пожилая женщина
Народный музей в Азаполье в дальнем конце села, его хозяйка весьма пожилая женщина
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Ее шили из тонких досок и ветвей ивы, а узкий корпус хорош на отмелях и перекатах Мезени
Ее шили из тонких досок и ветвей ивы, а узкий корпус хорош на отмелях и перекатах Мезени
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Лодка-мезенка, основной транспорт в Азаполье последние сотни лет
Охотничьи лыжи и инвентарь – стоят прямо у дверей музея
Лодка-мезенка, основной транспорт в Азаполье последние сотни лет
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Охотничьи лыжи и инвентарь – стоят прямо у дверей музея
Владимир Станулевич © ИА REGNUM
Еще один памятный крест провожает путешественников на берегу Мезени
Еще один памятный крест провожает путешественников на берегу Мезени
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Читайте ранее в этом сюжете: Сон Кирилла Белозерского: «Иди на Белое озеро — там я уготовила тебе место»

Читайте развитие сюжета: На забытой пинежской родине Семена Дежнёва гибнет церковь