В Пермском театре «У Моста» состоялась очередная премьера — спектакль «Пиковая дама» по одноименной повести Александра Пушкина. Постановка была создана московским режиссёром Аллой Чепиногой. Это уже третье её сотрудничество с пермским учреждением культуры. Корреспонденту ИА REGNUM удалось взять интервью.

Алла Чепинога
Алла Чепинога
© Эмиль Матвеев

ИА REGNUM: Недавно у Вас состоялась премьера спектакля «Пиковая дама» в пермском театре «У Моста», и это не первая Ваша постановка на его подмостках. Достаточно будет вспомнить музыкальную мелодраму «Гранатовый браслет» (2015 г.) и оперетту «Женихи» (2018 г.), до сих пор с успехом идущие в театре «У Моста». В чем секрет такого достаточно долгого (по театральным меркам) и плодотворного творческого сотрудничества с коллективом и труппой пермского театра?

Чепинога А. Ю.: Театр «У Моста» уникальный по своей природе. На мой взгляд, он отличается от других театров не только своей мистической энергией, но и скрупулезным и честным отношением к профессии. Само внутреннее устройство театра сконструировано главным режиссером и основателем театра Сергеем Федотовым таким образом, что не только актеры ежедневно находятся в тренинге и непрерывном познании нового, но и все сотрудники, и даже стены театра. Когда каждое утро начинается с упражнений по сценической речи, пластике, вокалу, то весь актерский состав мобилизован и готов к выполнению любых, даже самых рискованных и авантюрных, задач на сцене. Наш тандем с Сергеем Федотовым (я режиссер, он художник) строится на взаимопонимании человеческих ценностей. Для нас очень важны гуманизм и традиции русского художественного театра и литературы. Подробная работа над деталями: будь то характер героя, элемент реквизита или звучание музыки — всему придается особое внимание. А работа с актерским ансамблем — это отдельная система в театре «У Моста». Задумывая новый спектакль, всегда думаем об актерах, о перспективах их развития. Спектакли живут, обогащаются новыми исполнителями и рождаются каждый раз заново.

ИА REGNUM: Планируете ли и в будущем осуществлять творческие проекты с театром «У Моста»?

Чепинога А. Ю.: Я люблю этот театр и надеюсь на долгое творческое сотрудничество. А какое оно сложится — время покажет.

ИА REGNUM: На сколько трудно, возможно, и легко, будучи режиссером-постановщиком музыкального театра, работать с драматическими артистами, с пермской труппой?

Алла Чепинога
Алла Чепинога
© Эмиль Матвеев

Чепинога А. Ю.: В основном я привыкла работать с музыкальной драматургией, которая очень строга, диктует свои правила. Время, характеры, атмосфера — это все заложено композитором, и надо уметь расшифровывать этот авторский язык. Ты вынужден существовать в очень четких рамках. С одной стороны, это просто, а с другой — невероятно сложно раскрыться внутри этих рамок. В драматическом же театре этого нет. Ты свободен. И свобода эта заманчива и опасна. Ты сам творец формы, стиля и содержания и сам решаешь, где та грань, за которую не стоит переходить, чтобы соблюсти баланс и создать свой уникальный спектакль. Работа с актерами драмы для меня всегда вызов и возможность совершенствовать свои профессиональные навыки, играя на «чужом поле».

ИА REGNUM: В Перми, по крайней мере, есть ещё два музыкальных театра: Академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского и Театр-Театр, который тяготеет к музыкальным жанрам. Как Вы оцениваете профессиональный уровень пермских театров, могут ли они посоревноваться со столичными в выборе материала, который точно попадает в нерв времени?

Чепинога А. Ю.: Пермь — уникальный город с уникальной театральной публикой. Мало кто из региональных театров может похвастаться такой знающей, любящей познавать новое публикой. Во время войны Мариинский, в то время Кировский театр был в эвакуации в Перми и заложил традиции. Балетная труппа театра им П. И. Чайковского высочайшего мирового уровня. А Театр «У Моста» открыл всей нашей стране драматургию Макдонаха.

ИА REGNUM: И вновь возвращаясь к недавно прошедшей премьере «Пиковой дамы». Известно, что жанр спектакля — это угол зрения режиссера на ту или иную тему. Хотелось уточнить, почему Вы выбрали именно этот жанр для постановки — хоррор-опера?

Спектакль «Пиковая дама». Пермский театр «У Моста»
Спектакль «Пиковая дама». Пермский театр «У Моста»
© Виктория Усцова

Чепинога А. Ю.: Спектакль «Пиковая дама» для меня абсолютное счастье, так как я впервые выступала в роли не только режиссера, но и автором инсценировки. Это не просто инсценировка, а как бы пьеса в пьесе. Спектакль о жизни и смерти Петра Ильича Чайковского, о том, как во времена эпидемии он сочинял свою «Пиковую даму». Хоррор — это ужас перед сверхъестественным. А сверхъестественное и необъяснимое возникает, когда у тебя появляется возможность наблюдать, прислушиваться, вглядываться в знаки судьбы. Во время карантина мы все испытали нечто подобное тому, что много лет назад испытал Александр Сергеевич Пушкин, оказавшись на карантине в Болдино, где в период его «Болдинской осени» и была написана «Пиковая дама», а во время рождения одноименной оперы Петра Чайковского бушевала эпидемия холеры в Санкт-Петербурге. Все тексты, которые звучат из уст персонажей, подлинные и найдены в архивах (письмах, дневниках, газетных статьях), что придает спектаклю силу. Ведь мистика никуда не исчезает. Она всегда с нами, повсюду, во все времена. Стоит только внимательно посмотреть вокруг.

ИА REGNUM: Какова с Вашей точки зрения миссия искусства, театрального в частности? Должно ли оно как-то трансформировать человека, сделать лучше?

Чепинога А. Ю.: Для меня миссия искусства, которым я занимаюсь, искусство театра в первую очередь, носит познавательно-образовательный характер. Все истины, заложенные в драматургии, впервые встречаются в Священных Писаниях, а интерпретация десяти заповедей может быть облечена в различную форму. Моя задача — сделать интересным разговор со зрителем на эти вечные темы.

ИА REGNUM: Существует точка зрения, что отечественное театральное искусство во многом отходит от традиций, заложенных великими отечественными режиссерами рубежа XIX—XX веков и советского периода, и тяготеет в сторону западных постмодернистских тенденций, являя российским зрителям подражательность и вторичность. Так ли это? Если Вы согласны, то как Вы это оцениваете.

Алла Чепинога
Алла Чепинога
© Эмиль Матвеев

Чепинога А. Ю.: Это очень коварный вопрос, думаю, на эти темы лучше размышлять театроведам, а я практик театра и в своих научных трудах анализирую практическую сторону создания того или иного спектакля или творческого метода. Могу сказать лишь одно, что театр должен быть понятным, интересным, и, как говорил Иммануил Кант, — прекрасное должно нравиться всем.

ИА REGNUM: С моей точки зрения, современное искусство, которое в первую очередь идет к нам из «передовых» стран Запада, пропагандирует нигилизм, отрицает порожденные некогда ими самими ценности гуманизма и просвещения. Согласны ли Вы с этим? Если да, то почему так происходит? Может ли быть это признаком заката западной цивилизации?

Чепинога А. Ю.: К сожалению, театральное искусство родилось и очень долго развивалось не в России и пришло к нам в страну уже как сформированный вид искусства. Конечно, у России во всем свой путь, и мы страна уникальная, а великая и самобытная школа русского театра возникла и развивалась своим путем, на мой взгляд, благодаря великой литературе и музыке. Музыка и литература формируют личность с самого рождения, и, соответственно, театр должен соответствовать своим зрителям и предлагать их вниманию те ценности, которые заложены в нашем сознании и генетической памяти.

ИА REGNUM: В одной из своих публикаций Вы анализировали спектакль «Сон в летнюю ночь», может, я не прав, но мне показалось, что проблема этого произведения в том, что оно не может быть отнесено к настоящему искусству, а является его профанацией. В связи с этим вопрос. Несмотря на то, что я не являюсь поклонником современного искусства в плане заложенных в него смыслов, я все-таки признаю за такими мэтрами, как Терзопулос, Кастеллуччи, Уилсон, высокую степень одаренности. Но есть и такие «мастера», которые используют ту же тематику (смерть, перверсии и тому подобное) в своих произведениях, а потом представляют это как творческий акт. Как отличить обывателю настоящее искусство от подделки?

Теодорос Терзопулос
Теодорос Терзопулос
Марина Александрова © ИА REGNUM

Чепинога А. Ю.: Как приятно, когда интервьюер знаком с моей книгой «Диалог режиссера с оперной партитурой». Я тронута, большое спасибо за внимание. Понимаете, каждый спектакль индивидуален, как человек в какое-то мгновение своей жизни. Ведь театр — это миг. В каждом конкретном случае надо прислушиваться к самому себе и делать выводы только на основании собственных впечатлений, а не общественного мнения. Верьте своему сердцу и все.

ИА REGNUM: Как мне кажется, искусство почти всегда так или иначе связано с политикой. Хорошо ли это?

Чепинога А. Ю.: Вся наша жизнь — это политика. Хорошо ли это или плохо, не знаю. Так устроен мир. Даже внутри каждой семьи существует внутренняя и внешняя политика. Политика повсюду. Другой вопрос, решения, которые принимаются, — они исходят от разума или от сердца. Так и в театре что-то от разума, а что-то от сердца, и каждый выбирает сам, что ему ближе.

ИА REGNUM: Больше спасибо и новых творческих достижений!