Михаил Манжетный. Воспоминания русского полковника китайской армии. М.: Кучково поле, Издательский центр «Воевода», 2019
Михаил Манжетный. Воспоминания русского полковника китайской армии. М.: Кучково поле, Издательский центр «Воевода», 2019

Михаил Манжетный. Воспоминания русского полковника китайской армии. М.: Кучково поле, Издательский центр «Воевода», 2019

Одной из малоизученных тем раннего периода Русского зарубежья является участие эмигрантов в войнах и вооруженных конфликтах 1920−1930-х гг. До сих пор нет исчерпывающей статистики по белогвардейцам и их потомкам, в прямом смысле сражавшимся по обе стороны баррикад в гражданской войне в Испании. Не ясна до конца и роль русских контрреволюционеров в охваченном огнем Китае, где на внутреннюю смуту вскоре наложилась японская интервенция. Поэтому публикацию мемуаров Михаила Манжетного (1887−1958), охватывающих ранний период китайской «гражданки» (1927−1933), нельзя не приветствовать.

Солдаты Национально-революционной армии. 1930-е
Солдаты Национально-революционной армии. 1930-е

Впрочем, воспоминания не ограничиваются лишь «чужой» войной. Полковник повествует о своем детстве в Царстве Польском и в Саратове, где он учился в школе (реальном училище) откуда он перевелся в Воронежский кадетский корпус. Верный своей мечте стать военным, он затем закончил Елисаветградское кавалерийское училище. Правда, карьера в Императорской армии у нашего героя не состоялась — он служил по линии Отдельного корпуса жандармов (последняя должность: адъютант Пермского жандармского полицейского управления железной дороги).

Зато Манжетному пришлось сполна повоевать в годы Гражданской войны. Сначала в партизанском отряде генерал-майора Иннокентия Смолина, а в дальнейшем командиром конно-егерского дивизиона 18-й Сибирской дивизии. Так жандармский ротмистр дослужился до полковника, ветерана Великого Сибирского ледяного похода.

О революции мемуарист говорил довольно резко, видя ее причины в популярности левых идей у элит общества («слюнявой интеллигенции»). Как следствие, после установления пролетарской диктатуры «нашей… «слизи», именующейся интеллигенцией, поделом та собачья жизнь, которую она теперь влачит под пятой ГПУ».

Победоносные войска коммунистов на марше. 1930-е
Победоносные войска коммунистов на марше. 1930-е

В эмиграции, в отличие от многих офицеров, переквалифицировавшихся в шоферов или таперов в ресторанах, Манжетный стал служить в русском отряде генерал-лейтенанта Константина Нечаева («главного кавалериста Каппеля», как его называли современники) в 1-й армии генерала Чжан Цзолиня (Юйтиня). Последний, несмотря на бурную молодость (будущий генерал учился на ветеринара, но вскоре стал бандитом), придерживался умеренных политических взглядов. Какое-то время надеялся на реставрацию цинской династии, а затем сражался с вооруженными отрядами Гоминьдана, бывшего для него слишком левой партией. Так что борьба с революционными идеями для Михаила Манжетного продолжилась. Будто Гражданская война и не окончилась.