В Архангельске открыли памятник Федору Абрамову. Его проект был выбран конкурсной комиссией из нескольких проектов художников и скульпторов. Памятник установлен рядом с Архангельской областной научной библиотекой имени Добролюбова и представляет собой бюст писателя. Рядом с ним очень удачно стоит настоящая береза. Автор Надежда Шек сообщила, что это ее первый памятник за 40 лет творческой деятельности, раньше она работала с «малыми формами». Надежда Капитоновна рассказала, что 40 лет назад они с мужем выбирали распределение в Архангельск или во Владимирскую область. Решили ехать за вдохновением к монастырям Русского Севера — Соловкам, Сие, Веркола. Надежда Капитоновна лично Абрамова не знала, но тщательно ознакомилась с его творчеством — первыми были «Пелагея и Алька», «Деревянные кони». Главное в Абрамове, по мнению Шек, целостность личности.

Открытие памятника Детям войны в Архангельске, установленном РВИО. Фото с сайта РВИО
Открытие памятника Детям войны в Архангельске, установленном РВИО. Фото с сайта РВИО
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Недавно заговорили о работе Абрамова в СМЕРШе, об участии в гонениях «по партийной линии» в Ленинградском университете. Надежда Шек помнит, что «в культурных учреждениях писатель не всегда вел себя корректно». Но все это перекрывается значением творчества писателя.

Надежда Капитоновна призналась, что «пробиться» к заказам на памятники в Архангельске очень непросто. Большинство из них последнее время выполняет художник Сергей Сюхин, также участник конкурса. Надежда считает, что ее проект памятника победил не только потому, что она прочитала все абрамовские книги и постаралась передать характер писателя, но и потому, что ее вариант — самый бюджетный, в виде бюста.

Проект памятника Ф. Абрамову Сергея Сюхина занял второе место. Сергей Никандрович изобразил Федора Александровича стоящим в задумчивости. Художник считает, что его вариант более соответствовал конкурсу, но решение комиссии оспаривать не собирается. Он будет ставить «своего» Абрамова в аэропорту Архангельска, которому в прошлом году присвоено имя Федора Александровича. По мнению С. Сюхина, бюст работы Н. Шек получил первое место еще и потому, что в кабинетах витает мысль поставить у библиотеки целый ряд бюстов северных писателей. Сергей Никандрович сообщил, что другой участник конкурса также будет ставить свой вариант памятника Абрамову в Карпогорах — районном центре Пинежского района, на малой родине писателя.

В юбилейный, сотый, год со дня рождения писателя, интерес к нему поддержал 31-летний кинорежиссер Теймураз Эсадзе, снявший сериал «Две зимы и три лета». В интервью «АиФ в Архангельске» на вопрос «откуда в последнее время появился такой большой интерес к Фёдору Абрамову?» он ответил: «Вы знаете, у меня совершенно противоположное ощущение… всё это проходит, будто только в разряде Архангельской области. Я больше скажу, бывший министр культуры не постеснялся произнести фразу относительно региональности писателя Фёдора Александровича Абрамова… всё делается для того, чтобы Абрамова максимально замолчать. Потому что он — острый человек, острый писатель. И всё его творчество касается сегодняшнего дня. Точно так же постепенно вытравливается из нашей духовной жизни Распутин, а с Астафьевым у меня вообще ощущение, будто его и не было. Классическая формула «забвения»… нельзя без Абрамова, без Астафьева, без Белова… которые сегодня вычеркнуты из контекста».

Памятник Федору Абрамову работы Надежды Шек открытый в августе 2020 года
Памятник Федору Абрамову работы Надежды Шек открытый в августе 2020 года
Владимир Станулевич © ИА REGNUM

Теймураз Эсадзе в фейсбуке резко высказался по памятникам Архангельска: «Что это за зверинец псевдопамятников на Чумбаровке?! Неужели кич с Сеней Малиной, оседлавшем рыбу-член или аттракционный (гениальный) Писахов с затертым носом алкоголика — истинный мещанский удел наследников поморов (сразу вспоминаю зверушек Церетели на Манежной площади и дегенеративный парк Зарядье напротив Кремля)? Чумбаровка сегодня выглядит удручающе именно потому, что количество безвкусицы, несоответствия, пугающей культурной неразборчивости неминуемо перешло в качество. Потому уже не удивителен маргинальный контекст набережной, где даже выдающийся антокольский Петр на постаменте, безобразно замазанном цементом, растерянно смотрит и не узнает свой город».

Соглашаясь с режиссером, что архитектурные формы нельзя ставить на поток, что нужно разнообразие авторов, надо для объективности припомнить несколько обстоятельств. В Архангельске всегда было плохо с скульпторами — памятник М. Ломоносову делал Мартос, Петру Первому — Антокольский, а после 1917 года город захлестнул вал гипсовых Ильичей — уж они-то были от «местного производителя». К слову, в Архангельске был установлен последний в СССР бронзовый Ильич — работы Л. Кербеля. С учетом этого скульптуры с Чумбаровки должны быть признаны большим прогрессом в жизни областного центра. Их автор Сергей Сюхин не только предлагал проекты, но и нашел своим работам финансирование. Укорять художника, что он смог, а другие не смогли, несправедливо.

Тем более что попытки властей привлечь в Архангельск других скульпторов пока неудачны. Так, по мнению бывшего главного архитектора Архангельской области Дмитрия Яскорского, получилось с хорошим по замыслу памятником детям войны, установленном Российским военно-историческим обществом на Троицком проспекте в Архангельске. Причину архитектор видит в том, что РВИО обошло предусмотренные законом процедуры, и, в первую очередь, общественное обсуждение, о котором мэрия должна публиковать объявление за 2 месяца до решения. И что обсуждать, если проект памятника был спущен сверху — как указано на сайте РВИО: «Автором идеи создания памятника выступил Советник Председателя РВИО Ростислав Мединский» — совладелец ЗАО «Корпорация Я», отец Председателя РВИО и бывшего министра культуры РФ Владимира Мединского. А на открытии выступали начальники — губернатор Архангельской области Игорь Орлов, научный директор Российского военно-исторического общества (РВИО) Михаил Мягков, руководитель аппарата РВИО Ирина Меньшова, председатель Архангельского регионального отделения РВИО Сергей Ковалев, глава Архангельска Игорь Годзиш.

При всем уважении к желанию деятелей РВИО укреплять Россию, пользы было бы гораздо больше, если бы скульптор Денис Стритович и его московские покровители поинтересовались мнением архангелогородцев и местных художников и учли его — как требует закон. Столкновение мнений и талантов, как на конкурсе на памятник Федору Абрамову, дает больший результат — вместо одного, Архангельская область получит три скульптуры Федора Абрамова.