Рассматривая фасады зданий в центре Казани, можно наглядно изучить все разнообразие архитектурных стилей. Здесь лучшие образцы исконно русского зодчества соседствуют с мавританскими мотивами. А реминисценции с византийской традицией, так характерные для 80-х годов XIX века, спорят за внимание зрителей с изысками историзма, который, вступив в свои права десятилетием позже, смело скрещивал любые стили предшествующих эпох. Мы же сегодня остановим свое внимание всего на трех домах. Их объединяет не только гармония архитектурных решений, но и удивительно яркие судьбы людей — владельцев и авторов этих шедевров.

Дом Юнусовых — Апанаевых, первая половина ХIХ в. – 1906 г. Изначально здание являлось частью большой усадьбы Юнусовых. Однако Ибрагим Юнусов дважды его перестраивал — в 1848 и 1861 годах, и в конце концов открыл здесь приют
Дом Юнусовых — Апанаевых, первая половина ХIХ в. – 1906 г. Изначально здание являлось частью большой усадьбы Юнусовых. Однако Ибрагим Юнусов дважды его перестраивал — в 1848 и 1861 годах, и в конце концов открыл здесь приют

Маленький дом с большой душой

Наша первая остановка — у дома Юнусовых — Апанаевых, расположенном по ул. Фатыха Карима, 14/67. В конце 1880-х годов здание приобрел купец первой гильдии Мухаметбадретдин Апанаев. В 1906 году по его заказу архитектор Михаил Литвинов придал заурядной «внешности» купеческого особняка изящно-легкомысленные черты модерна. Но пусть вас не обманывает облик постройки: эти стены трепетно хранят память о своих первых владельцах — легендарных казанских купцах и промышленниках Юнусовых.

Следующий владелец особняка, коммерсант Мухаметбадретдин Апанаев, переделал дом под врачебные кабинеты для бедняков, а в 1906 г. изменил фасад здания до неузнаваемости. Объект культурного наследия регионального значения
Следующий владелец особняка, коммерсант Мухаметбадретдин Апанаев, переделал дом под врачебные кабинеты для бедняков, а в 1906 г. изменил фасад здания до неузнаваемости. Объект культурного наследия регионального значения
Над широкими оконными проемами лучковой формы второго этажа в ризалитах находятся многоступенчатые лучковые сандрики. Над другими окнами, обрамленными валиками, — небольшие сандрики с волютами, а также лепные украшения под карнизом
Над широкими оконными проемами лучковой формы второго этажа в ризалитах находятся многоступенчатые лучковые сандрики. Над другими окнами, обрамленными валиками, — небольшие сандрики с волютами, а также лепные украшения под карнизом

Родоначальник прославленной династии, Мухаметрахим Юнусов, перешел в купеческое сословие из служилых татар еще во времена Екатерины II — в 80-е годы XVIII столетия. Одним из первых в Казани получил звание потомственного почетного гражданина. А еще раньше, в 1793 году, был избран главой Татарской ратуши — органа местного самоуправления мусульман. В ту пору выше общественной должности, доступной казанцу-нехристианину, просто не существовало. Кстати, принятые вместе с почетом обязанности требовали значительных пожертвований в пользу татарской общины. И от этого бремени честный купец никогда не уклонялся.

Лепной декор на фронтонах здания относится к стилю модерн и не лишен восточного колорита. В то же время изящные вензеля на эркере и угловых ризалитах, а также оформленная гирляндами люкарна вносят в экстерьер особняка псевдобарочную ноту
Лепной декор на фронтонах здания относится к стилю модерн и не лишен восточного колорита. В то же время изящные вензеля на эркере и угловых ризалитах, а также оформленная гирляндами люкарна вносят в экстерьер особняка псевдобарочную ноту

Памятником богоугодных дел Мухаметрахима, дошедшим до наших дней, является выстроенная на его деньги каменная мечеть. Она появилась с высочайшего соизволения императрицы в 1766 — 1770 годах и даже одно время называлась Юнусовской. Сегодня здание носит имя не менее замечательного казанца ─ богослова и востоковеда Шигабутдина Марджани.

Мечеть аль-Марджани (бывш. Юнусовская мечеть) более двух веков была в Казани самой крупной и главной соборной мечетью-джами. И по сей день она остается историческим центром мусульманской духовности в республике
Мечеть аль-Марджани (бывш. Юнусовская мечеть) более двух веков была в Казани самой крупной и главной соборной мечетью-джами. И по сей день она остается историческим центром мусульманской духовности в республике

Из трех сыновей Мухаметрахима особенно преуспел средний. В 1824 году купец первой гильдии Губайдулла Юнусов возглавил семейное дело. По данным профессора Казанского университета и краеведа Карла Фукса, к концу 30-х годов капитал энергичного предпринимателя уже превышал 3 миллиона рублей — баснословную по тем временам сумму. Без малого два десятка лет Юнусов-сын был предводителем местного татарского общества. В 1842 году, как и отец, возглавил Татарскую ратушу. На средства Губайдуллы построено несколько сельских мечетей и Базарная на Сенной площади в Казани. В 1830 году, во время эпидемии холеры, вместе с другими предпринимателями сделал щедрое пожертвование на строительство больницы. За благотворительность и активную общественную деятельность удостоился двух золотых медалей.

В 1842 году его доходное дело и громадное состояние унаследовали сыновья Ибрагим и Исхак. Братья имели неразделенный капитал, а потому превратились в крупнейших коммерсантов второй половины XIX века. Знаком монаршей милости к Юнусовым-внукам стало присвоение им звания «коммерции советник», которое приравнивалось к VIII классу «Табели о рангах» и давало его обладателям право на общий гражданский титул «Ваше высокоблагородие».

Юнусовы много жертвовали в пользу татарской общины. В частности, на их средства было выстроено и содержалось медресе при Юнусовской мечети. Каждый из братьев был дважды награжден золотой медалью. Более того, 6 декабря 1844 года за создание в Казани и материальную поддержку детского мусульманского приюта Ибрагим Губайдуллович был отмечен орденом.

Учреждение размещалось в доме на Екатерининской улице и содержалось на доходы с аренды 14 лавок на Сенном базаре, которые, к слову, также по воле купцов отошли на нужды сирот. В приюте проживали 30 мальчиков — меньше, чем в других заведениях подобного рода. Однако здесь на детей тратили вдвое больше средств. Наряду с духовным воспитанием, восточными языками и каллиграфией подопечные получали основы знаний по арифметике, истории, географии и рисованию, а также изучали русский язык. По достижении 16 лет мальчикам вручали свидетельство о начальном образовании, небольшое денежное пособие, одежду и устраивали на работу в местные торговые и ремесленные предприятия.

Особняк — свадебный подарок

Наш следующий экскурс — в историю здания под номером 33 на Кремлевской улице. Оно реконструировано в 1904 — 1907 годах архитектором Карлом Мюфке. Фактически автор проекта создал это архитектурное великолепие из трех домов по заказу Алексея Ушкова. Постройка предназначалась в качестве свадебного подарка дочери профессора Казанского университета Зинаиде Высоцкой, с которой пылкий и добродушный юноша познакомился во время учебы. В честь капризной красавицы великолепный особняк и получил в последствии свое название. Вот только брак молодых людей продлился всего три года и окончился разводом.

Дом Ушковой, 1908 г. Здание возведено в форме незамкнутого каре с несколькими небольшими плоскими ризалитами на фасадах и угловым эркером. Памятник федерального значения
Дом Ушковой, 1908 г. Здание возведено в форме незамкнутого каре с несколькими небольшими плоскими ризалитами на фасадах и угловым эркером. Памятник федерального значения
Цоколь нижнего этажа декорирован глубоким рустом и облицован «под шубу». Оконные витрины оформлены ажурными сандриками из металла и профилированной тягой
Цоколь нижнего этажа декорирован глубоким рустом и облицован «под шубу». Оконные витрины оформлены ажурными сандриками из металла и профилированной тягой

Алексей был сыном миллионера и покровителя московского Художественного театра Константина Уш­кова, племянником владельца-управляющего группой химических заводов Петра Ушкова и внуком основателя промышленного бизнеса Капитона Ушкова. Меньше полувека понадобилось этой семье, происходившей из крепостных, чтобы нажить внушительные капиталы и занять видное положение в среде российского купечества. И, разумеется, без авантюрной жилки предков здесь не обошлось.

Егорка Ушков, уроженец села Бондюга, ныне это город Менделеевск, был крепостным у одного из знаменитых уральских заводчиков Демидовых. С разрешения своего барина он открыл мастерскую — стал красить домотканые холсты и пряжу. Нехитрый товар сбывал в уральских деревнях. Ходили слухи, что на вырученные деньги оборотистый малый потихоньку скупал у «черных старателей» золото. В родное село, а оттуда в Москву перевозил драгоценный песок и самородки в тайниках, которые соорудил в деревянных полозьях саней. В Первопрестольной менял контрабанду на пачки ассигнаций. Нажитые средства еще задолго до отмены крепостного права позволили Егорке купить для себя вольную.

Величественные пилястры, переплетающиеся гирлянды, фронтоны с катушками, выполненные в форме полукруга, — весь этот богатый лепной декор фасадов здания сочетает в себе элементы барокко и рококо
Величественные пилястры, переплетающиеся гирлянды, фронтоны с катушками, выполненные в форме полукруга, — весь этот богатый лепной декор фасадов здания сочетает в себе элементы барокко и рококо

Немалым капиталом выгодно распорядился его наследник — старший сын Яков, вложивший в 40-х годах XIX века средства в покупку полутора тысяч десятин лесных угодий и пахотных земель. Впоследствии Капитон, внук Егорки и сын Якова, открыл неподалеку от татарской деревни Кокшан небольшое предприятие по производству хромпика. Так появился первый из трех химических заводов промышленников Ушковых. В 1865 году c высочайшего разрешения Александра II на деловых бумагах Капитона Яковлевича появляется государственный герб с двуглавым орлом.

Гонорар, который Карл Мюфке получил за свой проект от промышленника Алексея Ушкова, позволил зодчему построить собственный особняк в Казани
Гонорар, который Карл Мюфке получил за свой проект от промышленника Алексея Ушкова, позволил зодчему построить собственный особняк в Казани

Продукция пионеров русской химической промышленности с успехом демонстрировалась на Венской, Парижской и Всероссийской выставках. В течение пяти лет, с 1890 по 1895 годы, очередному подъему семейного предприятия способствовало сотрудничество Петра Ушкова с выдающимся ученым-химиком Дмитрием Менделеевым. Вплоть до национализации в 1917 году заводы и фабрики Ушковых являлись крупнейшим объединением химических предприятий дореволюционной России.

Карл Мюфке повторил мотивы казанского особняка, когда по заказу все того же Алексея Ушкова приступил к реконструкции дома 20 на Пречистенке в Москве. В 1921 г. там разместилась школа танца Айседоры Дункан, и на несколько лет поселится поэт Сергей Есенин
Карл Мюфке повторил мотивы казанского особняка, когда по заказу все того же Алексея Ушкова приступил к реконструкции дома 20 на Пречистенке в Москве. В 1921 г. там разместилась школа танца Айседоры Дункан, и на несколько лет поселится поэт Сергей Есенин

Никогда не забывали Ушковы и о нуждах ближних. Из поколения в поколение они не скупясь финансировали строительство учебных заведений. Начало благородной традиции положил Капитон Ушков. Окончив лишь церковно-приходскую школу, он тем не менее искренне полагал просвещение лучшей помощью бедному человеку. В родной Вятской губернии, на территории современного Менделеевского района, открыл первые девять школ. Потомки Капитона Яковлевича продолжили его миссию, одинаково заботясь об образовании русских, татарских и мордовских детей, а также основали училища и больницы для рабочих собственных производств.

Малая родина русского авангарда

В завершение нашей прогулки по старинной Казани навестим еще один адрес — улицу Толстого, д. 10/70. В стенах этого здания со дня его постройки в 1902 году действует Художественное училище. Оно также построено по проекту Карла Мюфке, но шестью годами ранее Дома Ушковой. Необычно то, что Карл Людвигович являлся не только автором, но и на протяжении семи последующих лет директором этого средне-специального учебного заведения. Здесь преподавали основы живописи, графики, скульптуры и архитектуры. Учреждение находилось в ведении Императорской Академии художеств — альма-матер самого Мюфке, окончившего восьмилетний курс обучения там с большой и малой серебряными медалями.

Каково же было качество подготовки, которое давало казанское Художественное училище? Приведем лишь два факта. Первый: большинство его выпускников без затруднений поступали в Императорскую Академию художеств, повторяя на Невских берегах путь к вершинам мастерства своего наставника Карла Мюфке. Второй: здесь с успехом постигали азы изобразительного искусства такие знаменитости, как футурист и один из организаторов объединения ранних авангардистов «Бубновый Валет» Давид Бурлюк, художник и один из основоположников конструктивизма Александр Родченко, а также нонкомформист 60-х годов ХХ века и классик абстракционизма Игорь Вулох. Еще один прославленный выпускник, а в последствии и преподаватель этого учебного заведения ─ Николай Фешин. Но оставим легендарные имена — о них известно многое — и вернемся к судьбе Карла Мюфке, который собственным трудом и примером вдохновлял юные дарования Казани.

Художественное училище, 1902 г. Основано в 1895 г., на момент открытия являлось третьим по счету в России, а сегодня – одно из старейших художественных учебных заведений страны. Памятник федерального значения
Художественное училище, 1902 г. Основано в 1895 г., на момент открытия являлось третьим по счету в России, а сегодня – одно из старейших художественных учебных заведений страны. Памятник федерального значения

Наверно, не будет преувеличением сказать, что казанское училище стало для Карла Людвиговича и раем, и адом. Он вложил в этот проект душу. Работал над ним, точно зная, какие условия лучше всего подойдут ученикам. Специальные классы для рисунка, полностью остекленный и залитый дневным светом третий этаж, где расположились художественные мастерские, великолепные актовый и выставочный залы — словом, в здании все было продумано до мелочей. И поначалу эти стены благоволили своему творцу.

Именно здесь Карл Мюфке встретил любовь всей своей жизни. Очаровательная Наталья Арбузова была дочерью смотрителя училища и ученицей архитектора. Брак с ней оказался необыкновенно счастливым и подарил зодчему двух сыновей. Вместе супруги участвовали в организованных Карлом для своих подопечных театральных спектаклях, концертах и костюмированных вечерах-карнавалах. На пару готовили костюмы и декорации для самодеятельных постановок. Но, как это нередко случается, счастье оборвалось внезапно — Наталья скоротечно заболела и умерла. Еще через год на родине мастера, в родном Воронеже, скончался его отец.

Главный фасад с двумя боковыми ризалитами имеет симметричную композицию. Парадный вход оформлен в виде выступающего портика с высоким пьедесталом и антаблементом
Главный фасад с двумя боковыми ризалитами имеет симметричную композицию. Парадный вход оформлен в виде выступающего портика с высоким пьедесталом и антаблементом
Художественное училище — яркий образец историзма (эклектики), воспроизводит псевдорусский стиль. Архитектурные решения и выразительные детали декора придают зданию черты русского терема
Художественное училище — яркий образец историзма (эклектики), воспроизводит псевдорусский стиль. Архитектурные решения и выразительные детали декора придают зданию черты русского терема
Принято считать, что этот свой проект Карл Мюфке создал, вдохновившись зданием Новых торговых рядов (ГУМа) на Красной площади в Москве − проектом архитектора Александра Померанцева
Принято считать, что этот свой проект Карл Мюфке создал, вдохновившись зданием Новых торговых рядов (ГУМа) на Красной площади в Москве − проектом архитектора Александра Померанцева

Утрата близких привела к нервным расстройствам и в конце концов вынудила Мюфке покинуть пост директора. Ему понадобилось почти два года, чтобы прийти в себя. Еще три, чтобы окончательно распрощаться с Казанью, преподаванием в училище и взяться за свое самое грандиозное творение — проект и строительство Императорского университета в Саратове.

Как ни жаль, но у всех троих — Ибрагима Юнусова, Петра Ушкова и Карла Мюфке — не было наследников, которые с успехом продолжили бы их дело и оставили после себя столь же благодарную память. Ибрагим Юнусов был бездетен, сын Петра Ушкова, Иван, талантов родителя в управлении химической империей не показал и умер в молодом возрасте. Сыновья Карла Мюфке, Александр и Константин, дожили до преклонных лет, однако по стопам отца не пошли, а на избранном поприще впечатляющих успехов не достигли.

Читайте ранее в этом сюжете: Прогулки по Казани с классиками русского авангарда