В первое десятилетие ХХ столетия русская живопись делает крутой вираж. На смену романтическому символизму и буржуазно-изысканному модерну начала Серебряного века пришли абсолютно новые течения. Искусство авангарда начисто отвергло привычную систему символов. Взамен миру были предъявлены конструктивная ясность линий, объемов и прагматизм цветовых решений.

Петр КОНЧАЛОВСКИЙ (1876-1956), «Площадь Синьории в Сиене», холст, масло, 1912
Петр КОНЧАЛОВСКИЙ (1876-1956), «Площадь Синьории в Сиене», холст, масло, 1912

Новая эстетика закалялась как сталь: прошла горнило революции, мировой и гражданской войн, русской эмиграции, идеологических гонений и забвения… Вихри этих событий глобального масштаба и определили характер русского авангарда, а заодно второго периода Серебряного века, — фанатичную устремленность в будущее. Это была великая утопия, а ее творцы — яркие личности, свято убежденные в праве художника выражать собственную индивидуальность.

Годом рождения авангардного движения принято считать 1910 год, местом — скандальную выставку творческого объединения «Бубновый валет». В числе зачинщиков громкого события — поэты братья Владимир, Давид и Николай Бурлюки, автор вызывающего названия экспозиции — Михаил Ларионов, один из «бунтарей» Московского училища живописи. Ядро «бубнововалетцев» составили Петр Кончаловский, Илья Машков, Аристрах Лентулов, Александр Куприн и Роберт Фальк. Более того, добровольными жертвами влияния и обаяния этого союза дерзких пали все русские авангардисты. Исключение составил только один — петербуржец Павел Филонов…

Первые музеи современного искусства

«Штаб-квартирой» отечественной авангардной живописи в Казани был и остается Государственный музей изобразительных искусств Татарстана (ГМИИ РТ). Коллекция авангарда начала ХХ века — подлинная его гордость. Наряду с работами отцов-основателей «Бубнового валета» Михаила Ларионова, Ильи Машкова, Аристарха Лентулова и Роберта Фалька здесь представлено творчество Василия Кандинского, Александра Родченко, Павла Кузнецова, Натальи Гончаровой, Василия Рождественского, Александра Осмеркина и многих других легендарных русских художников.

Собрание ГМИИ как безупречной чистоты зеркало отражает практически все этапы русского авангарда — постимпрессионизм, символизм, кубизм, футуризм, примитивизм, абстракционизм, конструктивизм… Начало этой уникальной коллекции положено в 1920 году. В ту пору художественному отделу Центрального музея Татарской АССР был передан целый ряд произведений русских художников. Эти полотна представляли новейшие течения изобразительного искусства. Так начал воплощаться грандиозный план Отдела ИЗО Наркомпроса, предполагавший создание в советской России музеев живописной культуры — первых в мировой художественной практике музеев современного искусства.

Десять лет спустя, в 1930 году, из Русского музея в Казань поступили работы Натана Альтмана и Николая Кульбина. В 1932 году собрание обогатила Третьяковская галерея: оттуда в столицу ТАССР прибыла живопись Михаила Ларионова и Василия Кандинского.

Рубеж 1950−1960-х стал для казанской коллекции русского авангарда поистине роковым. Немало произведений было списано — они не отвечали идеологии соцреализма хрущевской «оттепели». Но, к счастью, сотрудникам музея удалось уберечь большинство полотен. А списанные работы сохранил научный сотрудник ГМИИ Анатолий Новицкий. Благодаря этому казанцу с ленинградскими корнями в начале 90-х шедевры опять вернулись в стены музея.

В либеральные брежневские 1970−1980 годы ГМИИ приобретал живопись у наследников мастеров русского авангарда. В 2016 году его коллекция вновь была расширена. На этот раз музею повезло заполучить творения Александра Родченко и Варвары Степановой.

Казанская школа

В 1910—1920 годы зарождается и собрание произведений казанского авангарда. В его основе — работы преподавателей и учащихся Казанских государственных свободных художественных мастерских. В этот период происходит расцвет местной графической школы — объединений «Подсолнух» и «Всадник». В 1920—1930-е годы мастерские ликвидируются, многие произведения исчезают. Увы, казанский авангард сохранился только отчасти. Впрочем, после 1950-х годов коллекция обретает второе рождение. Этому способствуют сами художники и члены их семей, которые пополняют музейные фонды замечательными полотнами. Именно так, например, в распоряжении ГМИИ оказываются холсты Константина Чеботарева и Александры Платуновой. Сегодня их живопись является украшением крупнейших российских и зарубежных выставок русского авангарда.

Вероятно, время — автор самых причудливых парадоксов. Сто лет назад новое течение в искусстве представлялось человечеству настоящим вызовом предшествующим эпохам. Эдакой пощечиной художникам старой школы. А нынче, совершая прогулки по залам казанского музея, мы со всей очевидностью понимаем: русский авангард и сам стал настоящей классикой. И снова парадокс — его представления о будущем все так же поражают зрителя безоглядной смелостью и дерзкой устремленностью за горизонт. Только теперь — за горизонт очередного века…

При создании статьи использованы материалы из альбома-каталога «Русский авангард. 1900−1920-е годы. Художественные сокровища Татарстана» кандидата искусствоведения, ведущего научного сотрудника ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ О.Л. Улемновой

P.S. В скором времени на выставке, которая состоится в Третьяковской галерее, будут представлены 49 полотен из коллекции ГМИИ Татарстана. С 18 августа по 1 ноября у посетителей экспозиции будет возможность ближе познакомиться с творчеством мэтров русского авангарда.

Читайте ранее в этом сюжете: Прогулки по Казани с Пушкиным и без

Читайте развитие сюжета: Прогулки по Казани с купцами и творцами