Карьер «Микеланджело»
Карьер «Микеланджело»
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Италия славится своей древней историей — такие города, как Рим, Флоренция, Венеция у всех на слуху еще со школьной скамьи. Но есть города, которые были обделены вниманием, а при этом их значимость в исторических летописях была не менее высока. В прошлой статье я рассказал об истории города Каррара — это единственная точка в мире, где добывают самый белый мрамор из которого создавались произведения искусства по всему миру. Город с тысячелетней историей, со своими взлетами и падениями. Но мое знакомство с городом произошло в точке падения. Я получил приглашение от русского культурного центра «МИР» снять документальный фильм о городе. «МИР» в Карраре состоит из русскоговорящих людей, которые полюбили этот город и нашли там свой дом. Нашей задачей было разобраться, почему город медленно умирает, и показать это жителям. Работа длилась чуть больше года, мы сделали срез того, что происходило здесь и сейчас, поговорив с разными жителями Каррары о настоящем и будущем города. Города, рожденного искусством и живущего мрамором.

Франко Бараттини — предприниматель в мраморном секторе

Франко Бараттини, основатель компании «ThecaveMichelangelogroup»
Франко Бараттини, основатель компании «ThecaveMichelangelogroup»
Олег Кугаев © ИА REGNUM
«У меня есть каменоломня, куда поднимался сам Микеланджело, чтобы выбрать мрамор для своих скульптур. В то время он поднимался или пешком, или на осле, так как дорог ещё не было — их построили позже. В прошлом добыча производилась вручную. Микеланджело приходил, выбирал, и потом мраморные глыбы перемещались на деревянных катках, далее нужны были быки, которые тянули эти блоки мрамора до порта.
Франко Бараттини в своем карьере «Микеланджело»
Франко Бараттини в своем карьере «Микеланджело»
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Мрамор в мраморном карьере
Мрамор в мраморном карьере
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Мраморный блок вывозят с карьера
Мраморный блок вывозят с карьера
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Такого материала больше нет в мире — этот мрамор хорошо сохраняет структуру в непогоду, поэтому его и выбрал Микеланджело. У скульптуры из плохого мрамора сместилась бы бровь или нос, она не сохранилась бы в течение всех этих столетий. В Ватикане все ещё стоят скульптуры Микеланджело. Там и «Пьета», которую я видел несколько раз, она как раз сделана из мрамора из этого карьера, и она остается идеальной».
«Пьета», работа над этой скульптурой велась примерно 2 года
«Пьета», работа над этой скульптурой велась примерно 2 года
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Скульптура «Пьета» Микеланджело — образ Марии, оплакивающей Христа, находится в соборе святого Петра в Ватикане
Скульптура «Пьета» Микеланджело — образ Марии, оплакивающей Христа, находится в соборе святого Петра в Ватикане
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Оливьеро Бертолазо — скульптор

Скульптор Оливьеро Бертолазо за работой
Скульптор Оливьеро Бертолазо за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
«Мрамор во всём можно сравнить с людьми и, в частности, в Карраре — с жителями этого города. В результате седиментации более 100 миллионов лет назад образовался известняк, состоявший из слоев окаменелых останков моря, ракушек, грязи и т. д., и затем, в процессе метаморфизации и кристаллизации, он стал мрамором. Однако эта слоистость осталась, и она составляет продольное направление мрамора, похожее на разрез дерева. И в зависимости от того, как мы будем работать с мрамором, он будет нежным и мягким или грубым. Таким образом, как в подходе к мрамору, так и в подходе к жителям Каррары, нужно всегда учитывать этот фактор».
Оливьеро Бертолазо за работой
Оливьеро Бертолазо за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Мраморный карьер рано утром
Мраморный карьер рано утром
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Айдан Салахова — скульптор

«Каррарцы сильно отличаются от жителей остальной Италии именно своей, наверное, бесхитростностью, прямотой, и это мне нравится. Они очень прямые, честные люди, со своей принципиальной позицией. Здесь очень много хороших художников, очень много — именно каррарских, местных».
Айдан Салахова нашла творческое вдохновение в городе Каррара
Айдан Салахова нашла творческое вдохновение в городе Каррара
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини  «StudiDArteCaveMichelangelo»
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини «StudiDArteCaveMichelangelo»
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Студент Академии Искусств танцует под дождем
Студент Академии Искусств танцует под дождем
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини  «StudiDArteCaveMichelangelo»
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини  «StudiDArteCaveMichelangelo»
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини «StudiDArteCaveMichelangelo»
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини «StudiDArteCaveMichelangelo»
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини  «StudiDArteCaveMichelangelo»
Скульпторы в мастерской Франко Бараттини «StudiDArteCaveMichelangelo»
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Беженцы с юга находят свой дом и в Карраре
Беженцы с юга находят свой дом и в Карраре
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Дон Раффаэлло Пиаджентини — пастор центрального Собора

«В Каррару я приехал 31 год назад. Это приятный город, активный, позитивный, у которого, однако, были большие трудности. Трудности с администрацией, которая всегда была, к сожалению, достаточно мелочной, жалкой, сконцентрированной на себе, неспособной дать дыхание городу, глубокое, настоящее дыхание. У нас есть необъятное богатство: вот оно — у нас под ногами и над нашими головами — это мрамор, благороднейший камень, который использовали великие скульпторы, чтобы украсить им весь мир».
Дон Раффаэлло Пиаджентини на субботней службе
Дон Раффаэлло Пиаджентини на субботней службе
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Субботняя служба в соборе Каррары
Субботняя служба в соборе Каррары
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Каррара утром. Солнечные лучи сначала пробуждают море, потом доходят до города
Каррара утром. Солнечные лучи сначала пробуждают море, потом доходят до города
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Осенью обычно льют сильные дожди, с мраморных гор начинают течь мраморные реки
Город иногда не справляется с большими осадками
Осенью обычно льют сильные дожди, с мраморных гор начинают течь мраморные реки
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Город иногда не справляется с большими осадками
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Оливьеро Бертолазо — скульптор

«С тех пор, как появился бизнес карбоната кальция, всё, что не является цельным блоком — а иногда и цельный блок, — используется для изготовления карбоната кальция. Если часть горы недостаточно хорошая, её всё равно разрушают для того, чтобы добраться до качественного мрамора, так как всё то, что остаётся в процессе добычи блоков, кто-нибудь купит и использует для рынка карбоната кальция, который вышел на мировой уровень. В результате ритм разработки гор стал совершенно недопустимым и меняет морфологическую природу местности. Я не против разработки мрамора, но я за рациональную добычу, придание максимальной ценности этому известному во всем мире материалу. И уж точно не стоит делать из него гранулы или порошок для зубной пасты или отбеливания бумаги».
В доме у Оливьеро Бертолазо находится его мастерская  с прекрасным видом на горы
В доме у Оливьеро Бертолазо находится его мастерская с прекрасным видом на горы
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Даниэле Канали — преподаватель истории, профессор

«Вопрос состоит в том, чем мы хотим стать. Городом, где добывают мраморные глыбы, и всё? Или мы все хотим стать художниками и скульпторами? И искусство — это лишь возможность вырезать из камня или это окружающая обстановка, что пробуждает в тебе желание творить? Почему многие посетители из разных уголков мира останавливаются здесь? Потому что находят творческое пространство, которое мы, рождённые здесь, больше не понимаем.
Даниэле Канали показывает свой город
Даниэле Канали показывает свой город
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Памятник родившемуся в Карраре экономисту, юристу, политическому деятелю Пеллегрино Луиджи Росси, 1876 год
Памятник родившемуся в Карраре экономисту, юристу, политическому деятелю Пеллегрино Луиджи Росси, 1876 год
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Все гипсовые скульптуры были подарены городу специально для того, чтобы делать копии, но если я спрошу разрешения сделать копию, мне его не дадут. Если идёшь в библиотеку, чтобы посмотреть какую-нибудь книгу, посмотреть можно, но сфотографировать становится уже проблемой. Ошибочна именно такая манера поведения — стремление закрыться, сжаться. Потому что так мы взрастим только посредственные личности, а посредственности на земле — только бремя. Как ни горько это говорить».
Гипсовая скульптура «Умирающего Раба» в Академии Искусств
Гипсовая скульптура «Умирающего Раба» в Академии Искусств
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Дон Раффаэлло Пиаджентини — пастор центрального Собора

«На сегодняшний день одна из главных проблем, про которую нельзя забывать, это уменьшение рождаемости. И это проблема не только Каррары, не только Тосканы — это проблема всей Италии, всей Европы. Это проблема зажиточного мира: больше не заводят детей. Особенно в последнее десятилетие наблюдается резкое падение. Приведу пример. Я здесь, в Карраре, уже 31 год крещу детей. Потому что у нас все новорожденные должны быть крещены. Даже учитывая, что Каррара — родина анархизма и либералов, крестят детей все. Но сейчас вместо 40−50 детей, как было в прошлом, я крещу 4−5. Вы понимаете, что народу, нации, у которой больше нет детей, предназначена смерть? И действительно, Каррару мы так и называем — мёртвый город, хоть сердце болит и разрывается от этих слов. Как хлеб делается из муки, так город должен жить своими детьми, должен быть богат в первую очередь детьми. Это то, чего сегодня больше нет».
Статуя Мадонны, возвышающаяся над горами в Карраре
Статуя Мадонны, возвышающаяся над горами в Карраре
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Даниэле Канали — преподаватель истории, профессор

«У нас нет чётких идеи и образа города. Сегодня Каррара — это совокупность спящих в ней людей, которые, несмотря на социальные сети и другие современные возможности коммуникации, между собой не разговаривают. Если Каррара продолжит жить, не думая о своём будущем, вскоре она станет одним из 120 городов Италии с 60 тысячами жителей. И не хочу никого обидеть, но город не будет больше Каррарой — он будет обычным городом с красивой площадью, красивыми церковью и замком, проходя мимо которых турист скажет «Как мило!».
Профессор Даниэле Канали в поисках новых интересных фактов о своем городе обходит все антикварные магазины
Профессор Даниэле Канали в поисках новых интересных фактов о своем городе обходит все антикварные магазины
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Неработающий механизм на колокольне
Неработающий механизм на колокольне
Неработающий механизм на колокольне
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Неработающий механизм на колокольне
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Закат над исторической частью города Каррара. Площадь Альберика
Закат над исторической частью города Каррара. Площадь Альберика
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Колокольня собора Каррары
Колокольня собора Каррары
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Айдан Салахова — скульптор

«Туристу важно приехать, посмотреть, какие здесь есть художники, увидеть общий срез, что здесь происходит. Но этого не видно. Не хватает какой-нибудь витрины или галереи, где можно было бы представить работы разных каррарских авторов, чтобы приезжающие могли на это посмотреть и что-нибудь купить — в принципе, тут всё недорого стоит. Мэрия должна бы предоставить городу помещение для этого.
Скульптор в своей мастерской
Скульптор в своей мастерской
Олег Кугаев © ИА REGNUM
По подсчётам, на искусство идёт только один процент мрамора этих гор. И если бы каменоломни выделяли художникам бесплатно хотя бы 0.5% добываемого мрамора, сюда бы приехало много скульпторов, появилась бы работа в мастерских у исполнителей и город бы зажил бурной творческой жизнью».
Трехколесные мотоциклы с кабиной частые помощники в перемещении грузов
Утро в городе
Трехколесные мотоциклы с кабиной частые помощники в перемещении грузов
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Утро в городе
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Повседневная жизнь Каррары
Повседневная жизнь Каррары
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Свежие продукты всегда можно купить в семейных магазинах
Дожди в горах не редкость, могут начаться неожиданно и также внезапно прекратиться
Свежие продукты всегда можно купить в семейных магазинах
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Дожди в горах не редкость, могут начаться неожиданно и также внезапно прекратиться
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Франко Бараттини — предприниматель в мраморном секторе

«Конечно, мы должны стараться делать город привлекательным для туристов. Но для этого сначала нужно создать инфраструктуру, и тогда туристы приедут. Сейчас у нас ведь нет отелей, нет ресторана, который мог бы вместить 70−80 гостей. Прежде всего, в городе должно быть согласие, гармония между предпринимателями и городом, между промышленниками, администрацией. Между всеми. Тогда можно будет что-то начинать».
Каррара. Протяженность пляжа около 3 км
Каррара. Протяженность пляжа около 3 км
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Река с мраморных карьеров смешивается с чистой рекой
Река с мраморных карьеров смешивается с чистой рекой
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Оливьеро Бертолазо — скульптор

«Как ни жаль это говорить, но сейчас даже экономическая элита не заинтересована больше в том, чтобы оставаться в этом городе — они едут в другие места, даже чтобы купить самый простой свитер. Культурный уровень современного промышленника очень уступает уровню промышленника, скажем, 60-х годов, который инвестировал в культуру, в социальную сферу, то есть был заинтересован в том, чтобы улучшить свой город».
Каррара вечером
Каррара вечером
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Город Каррара просыпается
Город Каррара просыпается
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Даниэле Канали — преподаватель истории, профессор

«У нас есть много замечательного, что мы сами недостаточно ценим. Пляжи и море, общественные сады, куда можно спокойно пойти с детьми, есть стадионы и спортивные площадки. Но люди всегда чем-нибудь недовольны. Построили достойные дома — есть целые районы с очень красивыми домами от муниципалитета. Всё это не идёт ни в какое сравнение с тем, что было раньше. Однако, не хватает и того, что было у нас в прошлом — например, культуры, чувства принадлежности городу, который имел значение в истории.
Горы вокруг карьеров заняты летними домами с участками под виноградники и оливковые деревья
Горы вокруг карьеров заняты летними домами с участками под виноградники и оливковые деревья
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Когда сюда приезжает человек из мира искусства, его принимают не с каким-то большим почётом, а как Человека. Он ходит в гости к людям, заводит дружеские отношения, и никто ему не говорит, как это было во времена Микеланджело: «Ах, маэстро!» Нет. Здесь ты один из нас. И многие любят этот город потому, что он предлагает свою человечность. Но городу не хватает проекта для дальнейшего развития.
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Студия Roberta Gualtieri. Скульптор Dino Gualtieri за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Это значит, что, среди всего прочего, должен быть и особенный дух, а не просто техническое развитие. Мы не понимаем, что этот дух формируется благодаря чувству красоты, баланса, которые тебе дает твой город, твоё общество. Вот он, главный пункт. Нам нужно вовлечь всё общество полностью, где каждый знает своё дело и предоставляет результат в распоряжение всего города».
Айдан Салахова за работой
Айдан Салахова за работой
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Дон Раффаэлло Пиаджентини — пастор центрального Собора

«Попробуем сделать историческое сравнение. Что случилось 2000 лет назад? Случилось нечто похожее на то, что происходит и сейчас. Римская Империя, которая была центром всего западного мира, присоединила себе все знакомые территории. И случился провал, резкое снижение рождаемости, которое привело к нашествию — не самое корректное определение — к включению в состав Империи северных народов. Тех, кого мы называем варварами.
Памятник Марии Беатриче Риччарды д’Эсте, последней герцогини Массы и Каррары, площадь Альберика, названа в честь Альберико I Чибо-Маласпина, князя Массы и маркграфа Каррары
Памятник Марии Беатриче Риччарды д’Эсте, последней герцогини Массы и Каррары, площадь Альберика, названа в честь Альберико I Чибо-Маласпина, князя Массы и маркграфа Каррары
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Этот термин сам по себе не является, как бы сказать… оскорбительным, так как «варвар» — это тот, кто говорит на отличном от местного языке. Греки называли «варварами» всех, кто говорил на любом другом языке, кроме греческого. Не знаю, понятно ли объясняю. Однако позднее это слово приобрело новый моральный оттенок. Произошёл семантический сдвиг значения. Слово «варвар» стало означать людей грубых, жестоких, северных, которые пришли и снова вдохнули жизнь в Средиземноморские страны. И из этого этапа постепенно, спустя века, родилась эпоха Возрождения. Ренессанс появился потому, что в один прекрасный момент население вернулось к жизни, у него снова появились силы и смелость для самовыражения. Неправда, что они отрубили головы всем римлянам. Римлян больше не было, их уже не существовало.
Иоанн XXIII, в мастерской одного из скульпторов
Иоанн XXIII, в мастерской одного из скульпторов
Иоанн XXIII, в мастерской одного из скульпторов
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Иоанн XXIII, в мастерской одного из скульпторов
Олег Кугаев © ИА REGNUM
И сейчас, возвращаясь к начальному вопросу — что происходит в Карраре? Происходит очень позитивный процесс: приходят народы — в этот раз не с севера, а с юга — у которых есть священное право на жизнь и самовыражение.
Мир принадлежит тем, кто в нём живёт. Мир не мой, не твой, и не его — он принадлежит тем, кто в нём живёт».
Апуанские Альпы
Апуанские Альпы
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Одна из наивысших точек в Тоскане
Одна из наивысших точек в Тоскане
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Грозовые облака цепляются за вершины
Грозовые облака цепляются за вершины
Олег Кугаев © ИА REGNUM

Премьера фильма прошла в городе шумно и эмоционально. Казалось, экран расплавится под итальянским темпераментом. У зрителей была возможность после показа поговорить не только с авторами, но и с мэром города, а он в свою очередь увидел настроение жителей. И можно сказать, что вся гигантская работа по созданию фильма прошла не зря. Люди обсуждали, делились, переживали и главное — говорили друг с другом.

Покидая этот город, у меня промелькнула мысль, что со времен Римской эпохи история Каррары менялась много раз, и уверен, что и это очередное изменение принесет новые возможности этому городу, а не сотрет его с лица земли.

Такие закаты бывают редко, взгляд через город и горы уходит в море, покрытое красным цветом заходящего солнца
Такие закаты бывают редко, взгляд через город и горы уходит в море, покрытое красным цветом заходящего солнца
Олег Кугаев © ИА REGNUM
После дождя город блестит
Узкие улочки Италии всегда завораживали меня своей уютной атмосферой
После дождя город блестит
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Узкие улочки Италии всегда завораживали меня своей уютной атмосферой
Олег Кугаев © ИА REGNUM
Ночью свет луны подсвечивает мраморные карьеры, из-за чего картинка становится сказочной
Ночью свет луны подсвечивает мраморные карьеры, из-за чего картинка становится сказочной
Олег Кугаев © ИА REGNUM