Сериал «Родина» известен практически каждому, кто когда-либо убивал время за просмотром многосерийной продукции. Недавно завершился восьмой сезон этого «мыла», и он стал последним. Ради такого случая вспомним вехи «Родины» и обратим внимание на ее содержание в спектре различных конъюнктур.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Первый сезон сериала вышел в 2011 году. «Родина» является американской версией израильских «Военнопленных», причем права были куплены до того, как первоисточник увидел свет. Благодаря репертуарным границам кабельного Showtime зритель получил более сложную версию сценария, чем предполагалось изначально, когда сериал предлагался эфирным телеканалам. Например, в образ главной героини Кэрри Мэтисон был привнесен столь нехарактерный для агента ЦРУ недуг, как биполярное расстройство. В целом можно сказать, что американская версия разительно отличается от израильской, просуществовавшей всего два сезона. Это два разных проекта, даже иначе названные. В израильском оригинале нет своих Кэрри и Сола Беренсона, да и масштаб постановки был на порядок ниже. Российская версия «Родины» (2015) с Владимиром Машковым и Викторией Исаковой, снятая Павлом Лунгиным, пытается скорее воспроизвести американский вариант, нежели израильский. Права на местные экранизации сериала закупили также Мексика, Южная Корея, Колумбия и Турция.

История про агента ЦРУ и освобожденного военнопленного, подозреваемого в переходе на сторону врага, заставила проникнуться зрителя в Штатах. Пилотная и финальная серии первого сезона показали рекордные цифры для канала Showtime. Успех трех первых сезонов можно объяснить высоким художественным уровнем постановки и качественной психологической проработкой персонажей. Но потом в «Родину» стала обильно примешиваться политика. Сериал стал востребован не только у зрителей, но и у власть имущих. Офисы Обамы и госсекретаря Клинтон просили копии будущих серий, чтобы заранее ознакомиться с их содержанием. С президентом вообще известна история, напоминающая анекдот про Ленина, Крупскую и библиотеку. Мол, Барак Обама в субботу говорил жене, что идет на работу, а сам шел смотреть очередной эпизод «Родины». Актер Дэмиэн Льюис, исполнивший роль сержанта Броуди, послал правителю США диск с сериалом, надписав конверт «от мусульманина — мусульманину», имея в виду желтую историю про тайное вероисповедание Обамы.

Цитата из т/с «Родина». реж Лесли Линка Глаттер, Майкл Куэста, Дэниэл Эттиэс. 2011. США

После такого интереса к «Родине» студия и авторы стали придавать большее значение политическому бэкграунду сценария. Создатели пытались не просто актуализировать, но предугадать международную повестку на год вперед. Для этого, например, был арендован этаж частного клуба, в котором собирались бывшие разведчики, военные, послы и прочий осведомленный контингент. С раннего утра до поздней ночи проходили встречи, на которых определялось направление развития сюжета в сериале. Съемочной группе организовали встречу в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, где полсотни агентов поделились информацией. Инициатива исходила со стороны руководства спецслужбы, которое было уверено в значимости «Родины». А с Пентагоном, например, отношения испортились, как утверждали создатели сериала, потому что военным не понравилась история о террористе из американских солдат. Известно о прямом телефонном разговоре со Сноуденом до того момента, как он стал раздавать интервью. Сценарист и продюсер «Родины» Алекс Ганса, пользуясь случаем, испугал бывшего сисадмина ЦРУ тем, что русские всё вытянут из него, а затем убьют и свалят на американцев.

Если говорить про предвидение международной повестки, то на примере последнего сезона можно обнаружить, что авторам с этим не везет, так как в своих прогнозах они исходили из благоприятного для США расклада. Были неудачно предвосхищены соглашение США с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и проблемы с ракетными комплексами, поставляемыми в Турцию. А с шестым сезоном вышел еще больший конфуз, так как сценаристы вывели нового американского президента как прообраз Хиллари Клинтон, но просчитались. Пришлось ускорить премьеру первого эпизода, сдвинув сроки на пару недель, чтобы успеть до инаугурации Трампа. Дальше — больше. Чтоб вписаться в актуальную повестку, сценаристам пришлось менять президентов как перчатки — примерно за год экранного времени их было аж четыре!

Цитата из т/с «Родина». реж Лесли Линка Глаттер, Майкл Куэста, Дэниэл Эттиэс. 2011. США

Несмотря на желание держать нос по политическим ветрам, «Родина» являет собой местами грубый продукт в духе шпионского кино эпохи холодной войны. Террористы в нем карикатурны, хотя в паре сезонов внезапно могут обрести глубину характера. Однажды группа статистов отказалась играть мусульманских смертников, минирующих метро в Германии, так как посчитала, что это будет способствовать развитию неверных стереотипов. После съемок, имитировавших улицу Бейрута в Израиле, ливанский министр туризма заявил о подаче судебного иска, так как показанное в «Родине» далеко от реального положения дел. Российский зритель тоже мог сильно удивиться тому, как показана в сериале современная Москва. В конце седьмого сезона тридцать боевиков с автоматами из штаба внешней разведки берут штурмом штаб-квартиру ГРУ менее чем в километре от Кремля, причем верховная власть в эту разборку не вмешивается.

Несмотря на помощь и консультации ЦРУ, «Родина» относится к редкому сериальному типу, в котором нещадно критикуют действия американских спецслужб. Так на чьей стороне находится «Родина»? Для понимания этого вопроса следует обратиться к фигуре Гидеона Раффа — исполнительного продюсера и сценариста проекта. Всю жизнь он провел в разъездах между США и Израилем, где отслужил в армии. Отец Раффа занимал должность советника по экономике в израильском посольстве в США. Гидеон сначала писал сценарий «Военнопленных», а после покупки прав на американскую адаптацию разрабатывал основные сюжетные линии «Родины» за океаном. Так в сериале оказались Сол Беренсон (актер Мэнди Патинкин, известный по исполнению песен на идиш) и Дар Адал, возглавляющие два ведущих отдела в ЦРУ. Причем сестра первого проживает в Израиле, на границе с палестинскими территориями.

Цитата из т/с «Родина». реж Лесли Линка Глаттер, Майкл Куэста, Дэниэл Эттиэс. 2011. США

В четвертом эпизоде пятого сезона Сола Беренсона приглашает к себе домой посол Израиля в Германии. Происходит ритуальная трапеза Седер Песах, во время которой за столом вспоминают врагов Израиля, и в том числе Гитлера. После этого посол спрашивает Беренсона про операцию, связанную с высокопоставленным сирийским военным, которого американцы планируют поставить на место Башара Асада. Сирийский генерал удобен для США, но не для Израиля. Сол заверяет посла в его доме, что всё нормально, и его стране ничего не грозит. Беренсон лжет и практически кощунствует, учитывая время и место, выступая против интересов народа, к которому принадлежит. Если брать сериал в целом, то начало координат системы моральных ориентиров в нем совпадает с позицией Израиля. Именно эта страна действует в «Родине» единственно верно, а американцы предают ее интересы, связавшись с вероломными арабами, за что потом расплачиваются. Довольно-таки уникальная ситуация с американским сериалом, которая объясняется фигурами его авторов. Хотя сторонников израильской политики в США и без того немало, обычно они ястребы по убеждениям и составляют костяк поклонников «Родины». К таким друзьям Израиля относится и Дональд Трамп, что сделало невозможным прямое высмеивание его фигуры в сериале. Более того, пришествие этого президента дало второе дыхание проекту, по словам его создателей. Оттого в двух последних сезонах пугают вездесущей рукой Москвы — навязчивым трендом последних лет. Авторы смогли даже дважды убедить зрителя, что Кэрри работает на Москву. Для этого сценаристы использовали прием обмана монтажом, чего до последнего сезона не было.

Из прочих параллелей сериала с Израилем можно назвать то, что именно там изначально должно было проходить действие последнего сезона, от чего пришлось позднее отказаться. Забавно, что однажды одному из актеров второго плана стали подробно объяснять, что значит быть агентом «Моссада», в процессе чего он признался, что таковым являлся в прошлом. Гидеон Рафф, помимо работы в «Родине», занимался такими проектами, как «Тиран» о ближневосточном диктаторе и «Шпион» — про израильского разведчика в Сирии.

Таким образом, сериал «Родина» останется памятником эпохи, и слабым утешением в связи с новостью о закрытии проекта станет то, что, судя по сценарию, он не закончился и пульсирует где-то совсем неподалеку (где и как, увы, спойлер из финала последней серии)…