Пермский театр оперы и балета опять оказался в центре событий. В последнее время наше главное учреждение культуры, к сожалению, появляется в новостных изданиях не в связи с премьерными постановками, а, как правило, в связи с очередными скандалами.

Пермский театр оперы и балета
Пермский театр оперы и балета
D V S

Если взглянуть на работу других театров города, деятельность которых не так широко освещается нашими местными СМИ («Театр-Театр», «У Моста», ТЮЗ), — все они, при несравнимо меньшем бюджете работают, что называется, по полной — с начала сезона в каждом из них уже состоялось по несколько премьер и готовятся новые, в то время как самый высокобюджетный театр поставил лишь одноактную детскую оперу «Теремок» и устроил невиданный пиар по поводу приобретения новой ракушки. Репертуар театра по-прежнему стремится к нулю, а его руководство продолжает давать всё новые обещания о том, как скоро всё наладится.

Первый месяц 2020 года также не дал ничего нового для поклонников театра, помимо обещаний. Очередной пиар-акцией Пермской оперы стала презентация проекта новой сцены.

Дизайн новой сцены оперного театра вызвал недоумение у значительной части публики, справедливо заметившей, что новый конструкт больше походит на второе здание цирка, нежели на второе здание оперного театра.

То, что кому-то может показаться оригинальным произведением, в действительности представляет из себя стеклянный гроб, очень напоминающий один из многочисленных торговых центров, возводящихся у нас в невиданных масштабах, как правило, на месте учреждений культуры.

Читайте также: «Культурная столица», или Почему в Перми решили снести Дворец культуры

Конечно, воодушевленный постзритель любит стеклянные гробы, и он с восторгом встретил «шедевр» от архитектурного бюро Why.

«Выглядит очень круто. Есть ассоциации с ведущими современными концертными залами. Я хочу в такой театр», — прокомментировал проект новой сцены один из поклонников театра.

Действительно, что же еще требуется от оперного театра? Конечно же, быть крутым, модным, чтобы там хотелось «тусоваться». Согласитесь, странная формулировка — «Я хочу в такой театр». Разве в театр ходят ради антуража? Открою секрет — постзритель ходит именно для этого, а что происходит на сцене — это для него вторично, быть может, поэтому в видеоролике, представляющем проект, не была показана модель будущей сцены. Кому она нужна?

В театре
В театре

Аналогичные восторженные писки прозвучали и от десятка других регулярных гостей театра. Но число тех, кто выразил недоумение, было даже больше. Печально, но приходится констатировать, что данный факт вновь работает на раскол общества.

Что же делать? Как и прежде, я убежден, что единственным адекватным решением было бы удовлетворение интересов обеих общественных групп.

Современному, модному, извечно движущемуся в русле новейших трендов постзрителю подарить новую сцену. Со всеми необходимыми для оперного и балетного искусства институциями, о которых, пуская слюни, мечтал отмеченный выше поклонник театра, увидавший «крутизну» новой сцены в представленном ролике. Речь идет о кафе, ресторанах и прочих торгашеских причиндалах, без которых посткультура функционировать не способна. Всё это предполагается встроить в здание новой сцены театра. Постзритель может быть доволен.

Рене Магритт. Декалькомания. 1966
Рене Магритт. Декалькомания. 1966

Но что насчет исторической сцены? Может быть, наконец-то она заработает в полную силу, и два непримиримых полюса, представляющие культурную общественность Перми, смогут примириться и разойтись по своим углам?

Надежды пошатнулись после заявления министра культуры Пермского края Вячеслава Торчинского, удивившего идеей о возможной передаче главной сцены оперного театра филармонии.

«Одна из идей дальнейшего использования здания Пермского театра оперы и балета — размещение здесь сцены и служб филармонии. Но это только один из обсуждаемых вариантов, чтобы вы потом не ловили меня за язык. Есть время подумать», — заявил Торчинский во время презентации проекта новой сцены.

Не будет преувеличением, если скажу, что подобная идея могла родиться в голове лишь у циничного и бескультурного человека. И я сейчас не о Торчинском, который прекрасно понимает всю абсурдность и чудовищность этой задумки, поэтому и делает оговорку. Очевидно, что эту мысль ему некто вложил в уста, вот только кто будет нести ответственность, если фантазия обретет плоть? Уж точно не одиозный директор филармонии Галина Кокоулина, с восторгом отреагировавшая на предложение Торчинского. «Все будут счастливы», — заявила она. Ответит ли госпожа Кокоулина на вопрос, кто эти «все»? Сомневаюсь.

Бурную фантазию, озвученную министром, уже назвали кощунством, поэтому будем надеяться, что она не будет реализована.

«Те, кто хотят передать театр филармонии, не понимают сути ни того, ни другого. Эта идея обесценит идею театра, который полтора века назад построили для себя сами зрители — горожане. Театр почти умер во времена предыдущего руководителя (Курентзиса), а сейчас вместо его возрождения предлагается его похоронить», — прокомментировал предложение Торчинского один из артистов театра, пожелавший остаться неназванным.
Вячеслав Торчинский (справа)
Вячеслав Торчинский (справа)
Permkrai.ru

В целом идея строительства второй сцены не вызывает явного отторжения, при условии, что будет сохранена сцена историческая (не только сохранена, но и наполнена репертуаром). Тогда каждый объект будет выполнять свою функцию, как то происходит в том же Мариинском театре, в театре Александринском, да и во многих других театрах страны и мира.

«Городу нужен репертуарный театр с историей, классическими постановками и «древними» тряпичными декорациями! Новый театр, который может стать отдельной структурной единицей, — он будет полем экспериментов и может воплощать самые смелые современные, амбициозные решения», — отметил источник в театре.

Желание оставить в наследство городу стеклянный гроб, передав главную сцену филармонии — это чудовищная по своей глупости идея, которая не ложится ни на какую концепцию, противоречит всякой логике, в том числе логике тех, кто изображает из себя западного человека. Во всех театрах Европы историческая сцена всегда в особом почете. Театр начинается с вешалки, поэтому давайте оставим одним настоящую оперу, обрамленную в бархат и лепнину, а другим позволим наслаждаться бесконечными перфомансами в стеклянном супермаркете. Тогда действительно все будут счастливы.

Читайте ранее в этом сюжете: Рождение постзрителя, или К чему привёл «сократизм морали» в театре

Читайте развитие сюжета: О глупости в проекте нового оперного театра в Перми – интервью