Вся страна замерла в ожидании назначения нового кабинета министров. Безусловно, что у каждого эти ожидания связаны со своими чаяниями и надеждами. Попытался задать себе вопрос, а чего же жду лично я? А я жду, когда мы узнаем имя нового министра культуры. И может тогда удастся решить проблему, которая на протяжении многих лет так и не стала одним из приоритетных направлений деятельности Министерства. Остаётся только сожалеть, что в первые послевоенные годы, да и в дальнейшем, наша страна так и не смогла составить относительно полный перечень культурных утрат. Видимо, для этого находились причины как объективного, так и субъективного характера. В первые годы после окончания войны основное внимание надо было уделять проблемам восстановления разрушенных и уничтоженных фашистами библиотек, музеев, картинных галерей. В последующие годы отдельные ведомства, имеющие отношение к культуре, вялотекущим образом пытались решать проблемы поиска культурных ценностей, утраченных в военное время, а потом эта работа практически сошла на нет.

Культура жива. Помогите ей
Культура жива. Помогите ей
Модест Колеров © ИА REGNUM

Всё это создало для нашей страны большие проблемы. А заключались они в том, что в конце восьмидесятых — начале девяностых годов Германия стала предъявлять претензии к СССР, а затем к его государству-продолжателю Российской Федерации на возвращение культурных ценностей, оказавшихся у нас после окончания Второй мировой войны. Напомним, что все они перевозились на территорию СССР в качестве частичной компенсации наших колоссальных культурных утрат.

В отличие от нас, немецкие специалисты провели большую исследовательскую работу по выявлению российских библиотек, музеев, картинных галерей, в которых находились культурные ценности, перемещённые из Германии. Следует сказать, что попытки российских властей обратиться к теме потерь нашей культуры вызывали у немецких партнёров определенное недовольство.

Можно только сожалеть, что российская сторона могла предъявить оппонентам только общие цифры утрат, нанесённых отечественной культуре, и наши эмоции по поводу случившегося. В информационном плане мы оказались не готовыми к диалогу с немецкими партнёрами. В редких случаях с российской стороны назывались отдельные памятники культуры, в частности знаменитая Янтарная комната, или некоторые коллекции музеев и картинных галерей, которые утратила наша страна. Необходимо было срочно менять ситуацию.

9 мая 1945 года, Москва
9 мая 1945 года, Москва

В июле 1992 г. Указом Президента Российской Федерации была создана Государственная комиссия по реституции культурных ценностей. В структуре Министерства культуры был создан отдел реституции. Наряду с другими задачами, которые были поставлены перед новой структурой, отдел приступил к формированию информационного банка данных культурных потерь России. Вокруг отдела собралась группа исследователей, которые начали заниматься поисками информации об утраченных нашей страной музейных экспонатах, книгах, архивных документах. Душой этой группы стал заместитель начальника отдела реституции Н. И. Никандров. Ему удалось привлечь высококвалифицированных специалистов Л. В. Бардовскую и Г. Д. Ходасевич из музея-заповедника «Царское село», А. Н. Гузанова из Павловского дворца-музея, В. В. Титову из Орловского краеведческого музея, М. С. Зинич из Института российской истории РАН, эксперта Государственной думы Э. С. Кузьмину и многих других исследователей. Поиски документов велись в архивах России, Украины, ФРГ, Польши и США. Значительный массив информации удалось добыть из документов немецких специальных подразделений, которые имели непосредственное отношение к грабежу и уничтожению культурных ценностей.

На основе собранных документов впервые в стране Министерством культуры России стал издаваться «Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны». Каталог выходил на русском и английском языках. Появление этого издания сразу же было замечено за рубежом. Оно позволило Министерству культуры России вести равноценный диалог с зарубежными партнёрами. Дало возможность обнародовать информацию о нахождении отдельных утраченных в военные годы предметах отечественной культуры. Вместе с тем издание каталога способствовало формированию новых творческих и исследовательских контактов между музеями и библиотеками отдельных стран.

Автору данной статьи довелось иметь отношение к изданию 11-го тома каталога, посвящённого книжным утратам России. В 2000 г. по решению Министерства культуры Российской Федерации в Российской национальной библиотеке началась работа по составлению сводного каталога утрат российских библиотек. Главная цель этого издания заключалась в том, чтобы добиться международного признания самого факта хищения или утраты книжных ценностей, и способствовать розыску и возвращению на родину пропавших произведений печати.

Блокадный Ленинград. Посетители в читальном зале Государственной публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина. 1942
Блокадный Ленинград. Посетители в читальном зале Государственной публичной библиотеки имени М.Е. Салтыкова-Щедрина. 1942

В 2002 г. вышла в свет первая книга 11-томного каталога, которая была посвящена утраченным книжным ценностям. Сведения о книжных потерях были представлены шестью регионами, оказавшимися в оккупации. Особо следует отметить работу сотрудников Российской национальной библиотеки Г. В. Михеевой, И. Г. Матвеевой, А. В. Шевцова и К.В. Ивиной из Московского государственного института культуры, благодаря которым было подготовлено это издание. Работа носила очень сложный и кропотливый характер. Списки утраченных книг, поступившие из регионов, носили характер обрывочных сведений со множеством ошибок и опечаток, зачастую заглавия на иностранных языках были переведены на русский язык с ошибками, фамилии авторов искажены. В результате сложнейшего библиографического поиска удалось идентифицировать подавляющее большинство утраченных изданий. На последнем этапе работы все уточненные и систематизированные библиографические списки были направлены в библиотеки, приславшие сведения о своих потерях. Только проверка на местах и подтверждение, что каждое из включенных изданий действительно было утрачено в период Великой Отечественной войны, служили основанием для отражения библиографической записи о нём в каталоге.

Удалось выпустить несколько книг, посвящённых утраченным книжным коллекциям отдельных регионов. Были подготовлены тома, посвящённые книжным утратам Твери, Гатчины и Воронежа. Но они так и оказались не изданными. По неизвестным причинам в 2010 г. издание каталога было прекращено, постепенно была свёрнута и вся поисковая работа.

Справедливости ради надо сказать, что всё это произошло ещё до прихода В. Р. Мединского в Министерство культуры. Однако это не снимает с него ответственности за то, что работа по поиску утраченных культурных ценностей и издание каталога потерь не были возобновлены.

В июне 2014 года во время презентации своей книги, в период работы ежегодной библиотечной международной конференции «Крым», которую вот уже многие годы проводит в г. Судаке Государственная научно-техническая библиотека России, В. Р. Мединскому был задан вопрос о дальнейшей судьбе каталога. В присутствии большого количества людей он заявил, что имеются необходимые средства для возобновления издания, и выпуск каталога будет продолжен.

Владимир Мединский
Владимир Мединский
Mkrf.ru

В декабре 2014 года в рамках Третьего Петербургского международного культурного форума в Российской национальной библиотеке состоялся круглый стол на тему «Роль библиотек в возвращении книжных собраний и других культурных ценностей». По итогам круглого стола была принята резолюция, направленная в адрес Министерства культуры. Вот некоторые выдержки из этого документа: «Отчётливо понимая всю ответственность за сохранение и восстановление культурного достояния страны, участники дискуссии считают необходимым обратиться в Министерство культуры РФ для решения следующих задач:

1. Возобновить деятельность рабочей группы, занимавшейся в период с 1997—2009 гг. при участии Министерства культуры РФ поиском материалов и изданием «Сводного каталога культурных ценностей Российской Федерации, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны», объединив под началом группы работу библиотек, музеев и архивов.

2. Изыскать средства для публикации пяти подготовленных к изданию книг «Сводного каталога», не напечатанных в связи с прекращением финансирования проекта в 2010 г.».

С момента этого обращения прошло почти шесть лет. У министра было достаточно времени, чтобы выполнить своё обещание. Работа по поиску и возвращению утраченных во время войны культурных ценностей так и не была продолжена. Вместе с тем события последнего времени, связанные с попытками наших зарубежных «партнёров» пересмотреть итоги Второй мировой войны, которые раз и, надеюсь, навсегда были подведены на Нюрнбергском процессе, заставляют нас вновь обратиться к проблеме утраченных в годы Великой Отечественной войны культурных ценностей России.

Хотелось бы выразить надежду на то, что новый министр культуры обратит внимание на эту проблему в год 75-летия нашей Победы.