Иван Шилов © ИА REGNUM

В 1897 году писатель Брэм Стокер выпустил роман «Дракула»: он стал источником большинства мифов о вампирах. Из этой истории другие писатели и сценаристы черпали идеи для вдохновения: книга легла в основу других литературных произведений и фильмов. В 2020 году 1 января на BBC One в Великобритании вышел сериал «Дракула», а 4 января он же распространился по миру благодаря стриминговой платформе Netflix.

От этого у многих зрителей возникло ошибочное мнение, что съемками тоже занималась съёмочная группа платформы, но работами руководили британцы. Сценаристами выступали Марк Гэттис и Стивен Моффат: оба 10 лет назад выпустили в мир нашумевшую адаптацию романов Артура Конан Дойля о лондонском детективе — «Шерлок». Шоу отличалось тем, что выходило очень долго: сезоны, состоящие из трех полуторачасовых эпизодов, выходили с разницей в 2−3 года. «Шерлок» до сих пор официально не закрыт, у актеров подписаны контракты на пятый сезон, а фанаты франшизы с нетерпением ждут вестей о судьбе проекта — но вместо продолжения истории о Шерлоке Холмсе они получают экранизацию «Дракулы». Тот же формат — сезон из трех серий, та же съемочная группа и даже частично совпадающий актерский состав заставляли зрителей невольно сравнивать две работы «Моффтиссов» (так прозвали в Сети дуэт британских кинематографистов).

Цитата из т/с «Дракула». Реж. Джонни Кэмпбелл, Пол МакГиган, Дэймон Томас. 2020. Великобритания

Похожего у сериалов и правда много. Начиная от эстетики — викторианская мрачная Румыния похожа на туманные холмы Великобритании, раскадровка напоминает рваные кадры «Шерлока» и даже некоторые режиссерские ходы и интриги невольно заставляют вспомнить о Бейкер-стрит (одна из монахинь в первой серии, кстати, упоминает, что у нее в Лондоне есть один знакомый детектив…).

Каждая серия — одна история, но все они связаны между собой главными героями. Самим графом Дракулой и его врагом — монахиней Агатой. Осторожно, спойлер: если у Стокера с вурдалаком сражается оккультист Абрахам Ван Хельсинг, то у Моффата и Гэттиса мужчина превращается в женщину. В угоду ли феминизму или просто так захотелось — неизвестно, но этот сериал, как и другие современные, включают в себя «вакцину толерантности»: здесь найдется место и сильной женщине, и темнокожим персонажам, и героям с нетрадиционной ориентацией. Последние так и вовсе часто встречаются в фильмах на вампирскую тематику (вспомним, например, «Интервью с вампиром» — культовую экранизацию романа Энн Райс), поэтому удивляться не стоит. Хотя у Стокера однополые сексуальные связи не упоминались — но где его время, а где наше?

Цитата из т/с «Дракула». Реж. Джонни Кэмпбелл, Пол МакГиган, Дэймон Томас. 2020. Великобритания

Дракула — не просто кличка, это отсылка к тому, что сам мужчина до становления вампиром входил в Орден Дракона («дракул» со средневекового румынского) и являлся правителем Валахии, княжества, что позже вошло в состав румынского королевства. Прототипом Дракулы был Влад Цепеш — о его отваге ходили легенды. Теперь Дракула пьет кровь, чтобы омолодиться, не может зайти в дом без приглашения и боится крестов и солнца. Ему несколько сотен лет. Он — безжалостный убийца и талантливый искуситель, вместе с кровью к нему переходят память и умения его жертв. Но какова цена бессмертной жизни?

«Дракула» получился сериалом о трусости и принятии, и, как ни странно — о вере. Редкое произведение, чья трактовка веры мне действительно нравится: мы обращаемся к Богу не во время молитвы. Вера — не сделка («сейчас я выдержу пост, и тогда мне простят грехи»). Вера — это когда мы идем сражаться, не задумываясь о том, что с нами будет, вера — это когда правое дело становится выше наших страхов. Дракула не верит. Он труслив.

Цитата из т/с «Дракула». Реж. Джонни Кэмпбелл, Пол МакГиган, Дэймон Томас. 2020. Великобритания

Нам показывают три истории — во всех них персонажи Стокера причудливо переплетаются друг с другом, подаются под новым углом. Первый эпизод — эдакое введение, знакомство, классический ужастик про страшное темное место, древний замок с призраками. Вторая — корабль и грозное море, эдакие «12 негритят» во вселенной с вампирами, любимые Гэттисом «чертоги разума» (наверное, эта серия больше всего похожа на «Шерлока») — нам выдают детектив с удивительным концом, до которого вы можете дойти сами только за секунды до разъяснения. Оба эпизода похожи — стилистикой, структурой… а вот третья — третья перемещает нас в 2020 год.

Бары, неон, главная героиня с «улыбчивой» депрессией (когда все вокруг уверены, что эта девушка — идеальная, но на душе у нее кошки не то что скребут — вешаются) и Дракула, учащийся пользоваться интернетом, переписываться по электронной почте и делать селфи со своими жертвами. Чем-то происходящее напоминает сконцентрированного «Люцифера» от Netflix, где владыка Ада заправляет ночным клубом. Граф-вурдалак легко вписывается в современность, а его история взаимоотношений с персонажами из первых двух серий получает неожиданную реинкарнацию спустя сотню лет. Монахиня Агата — та, кто стал темной тенью, нависшим осиновым колом над вампиром, — смотрит глазами ученой исследовательницы, и души двух заклятых врагов наконец переплетаются друг с другом. За химией между Дракулой и доктором Ван Хельсинг очень любопытно наблюдать: такие отношения носят термин «лавхейт» (love — любовь, hate — ненависть, англ.). От любви до ненависти — несколько миллиметров солнечного света или капля крови.

Цитата из т/с «Дракула». Реж. Джонни Кэмпбелл, Пол МакГиган, Дэймон Томас. 2020. Великобритания

Дракула перед нами — не божество, не монстр; он человечен, и всё, что происходит с ним в сериале, приводит его к нему настоящему, ведет от вампирьей сущности, хотя всё время кажется, что он становится только дальше от обыденной жизни. Если сравнить роман и сериал — то будет как с «Шерлоком»: вроде бы смысл оставили тот же, вроде бы даже мало что переврали, но перевернули всю историю вверх дном. Будьте внимательны — чаще всего то, что вы видите, не будет равно тому, чем оно является.

«Моффтиссы» всегда хороши в диалогах, реплики ложатся емко, никто не бросает пустых слов, а каждый кадр — деталь, которая обязательно сыграет. Всякое ружье должно выстрелить. Это и детектив, и хоррор — кровавый, иногда противный до мерзости (мухи, гниение, оторванные конечности и при этом — красивые костюмы, изящные декорации, потрясающие актеры). Вы не будете понимать, почему не можете оторваться от экранов: вероятно, сериал работает как вампирский гипноз. Вам всё время будет интересно узнать, что случится дальше, через секунду, минуту — или в следующей серии, пока вы не поймете, что всё время вас водят за нос и вместо обворожительной красотки, склонившейся над вами ради искушения, вы сталкиваетесь лбом с уродливым беззубым стариком-Дракулой.

Не бойтесь солнца, если вы вампир.

Бойтесь самого себя.

Читайте ранее в этом сюжете: «Темные начала»: грехи и ошибки экспериментальной теологии

Читайте развитие сюжета: Второй сезон «Полового воспитания»: меньше секса, больше самоанализа