Что у вас ассоциируется с новогодними сказками? Дед Мороз, подарки, детский смех, дух Рождества, новогодняя елка… а что, если Санта-Клаус на самом деле был простым лесорубом-отшельником? И вся история зимних чудес началась с одного обычного письма?

Цитата из а/ф «Клаус». Реж. Серхио Паблос, Карлос Мартинес Лопес. 2019. Испания, Великобритания

В ноябре на стриминговой платформе Netflix прошла премьера анимационного фильма «Клаус» (Klaus), снятого режиссером Серхио Паблосом («Гадкий Я»); в разработке сценария помогал Зак Льюис («Мыслить как преступник», «Детектив Раш»). С виду кажется, что это типичная история о том, как зародилась традиция помещать под елку подарки детям. Но оригинальный сюжет вызывает удивление уже с первых кадров. В международной системе рейтинга IMDb оценка мультфильма — 8,3, на российском «Кинопоиске» — 8,6 по десятибалльной шкале. К слову, у нашумевшего «Холодного сердца» от Disney и его сиквела оценки выше 7,8 не поднимались. Хотя адаптация Снежной королевы крутилась в кинотеатрах по всей стране, а рекламу или мерч с изображениями сестер из мультфильма можно встретить в почти каждом супермаркете.

С родными рай и в шалаше

В чем секрет Клауса? Во-первых, графика. Интересное сочетание нежных, но праздничных оттенков, приятные лица (даже злодеи, которые должны своим видом вызывать страх или отвращение, заставляют смеяться над их комичностью; видно влияние «Гадкого Я»: лица нарисованы так же, а поведение детей напоминает постоянную беготню восторженных желтых чудиков-миньонов. 2d-анимация отсылает нас куда-то далеко в детство (по-крайней мере тех, кто рождался в 90-е), когда новогодние мультики передавались кассетами из дома в дом.

Графику мы оцениваем с самых первых кадров; и с них же мы недоумеваем: вот нам показывают недотёпу-студента почтовой академии Джаспера, «золотую молодежь», любимого сыночка, которому ни в чем не отказывали родители. Шелковые простыни, взятки за экзамены, камердинер, приносящий завтрак каждое утро — живи, радуйся и наглей ежечасно. Но отцовскому терпению приходит конец, и нерадивое дитя отправляют в ссылку на север, в островной маленький городок, где вместо мира и покоя — сплошные шекспировские дрязги, как между семьями шекспировских Ромео и Джульетты. Две семьи (скорее даже — клана) переругались еще с момента основания поселения и веками хранили вражду как святыню: она зрела и цвела, рождались дети, детей учили ненавидеть и хулиганить. В здании школы продают гнилую рыбу, дети не умеют писать письма, но отлично рисуют на заборах.

Джаспер, конечно, в ужасе: деревянный сарай-туалет вместо позолоченных хором вгоняет его в уныние, но он берет себя в руки и начинает налаживать почтовую связь там, где она даром никому не сдалась. Он случайно знакомится с хмурым лесорубом Клаусом — и вот тогда начинаются чудеса.

Кажется, что история совсем не имеет отношения к Новому году (кроме сугробов на улице и вязаных шапок на горожанах), но Клаус оказывается старым кукольным мастером. Джаспер решает пойти на хитрость — просит детей слать письма (прогресс в почтовой системе сулит ему возвращение на родину), а старик за это высылает им игрушки.

Здесь два мотива, которые весь фильм спорят между собой. Во-первых: то, что любой поступок человека вызван корыстью. Мы делаем что-то исходя из внутренней потребности чего-то другого — просим, когда нуждаемся, делаем, когда хотим получить что-то взамен. И второй: одно доброе дело призывает за собой другие.

У каждого чуда свой мотив

«Клаус» держит нас на тонкой грани между разочарованием и вдохновением: здесь, как во многих сюжетах, герои не всегда поступают правильно изначально, но в результате метаморфоз характера приходят к добрым решениям. Мы каждый раз думаем: вот сейчас, в эту минуту, персонаж поступает из корысти? Кажется, что да, тень подозрения ступает с нами так же, как навязчивое желание Джаспера уехать домой; но стоит только этому желанию получить шанс на реализацию — тень растворяется, и за сомнительными благами видится истинное счастье (конечно же — в хороших поступках и близких людях рядом).

Несмотря на то, что мультфильм называется «Клаус» и, по сути, рассказывает легенду о появлении Санты (а также о традициях и мифах, вроде тех, почему некоторые дети получают вместо игрушек уголек, или почему Санта путешествует в коляске с оленями по небу), главным героем все равно становится почтальон: его старания заставляют жителей деревни отложить междоусобные войны и понять, что развитие городка идет только через дружеские пути.

Рождество в массовой культуре — всегда праздник сближения, общения с родными и исполнения чудес; так и старик Клаус находит себе семью — не всегда ею становятся те, кто по паспорту являются родственниками; иногда ими могут быть (возможно, временно — но и пусть) те, кто оказывается в трудный час рядом и стоит за твоей спиной.

Неожиданным вторжением в сюжет смотрится появление лапландского поселения, но девочка, лопочущая на непонятном языке, настолько милая, что становится тем выделяющимся элементом, который неизменно присутствует в каждом современном мультфильме. К тому же поворот с печальным прошлым Клауса точно выбьет из вас сентиментальную слезу (если предыдущие сюжетные твисты еще не тронули сердце).

Вроде бы «Клаус» должен был потеряться на фоне других рождественских мультфильмов, каждый из которых плюс-минус продвигает одинаковые ценности. Но его хочется выделять — за свежий взгляд, необычный подход (и восхваление почтовой службы, которое в России вызовет скорее нервный смех в преддверии новогодних пересылок подарков). Если у вас есть маленькие дети, устройте семейный просмотр; а если у вас есть старые враги — может быть, вы сможете их простить. Куда ни глянь — рождество состоит из чудес, а чудеса начинаются с одного доброго дела.

Читайте ранее в этом сюжете: «Стигматы»: от алкоголика до святого

Читайте развитие сюжета: Сабрина Спеллман спорит с Данте: комедия о крушении феминизма